Ссылки для упрощенного доступа

Разбитое стекло, свиная голова: как в Москве мстят муниципальным депутатам


Машина муниципального депутата Виталия Третьюхина

Собираясь утром на работу, муниципальный депутат московского района Печатники Виталий Третьюхин подошел к своей машине и увидел там остатки заднего стекла своего автомобиля, кусок бордюрного камня и свиную голову на панели за креслом. В ночь на 11 сентября в его машине дважды срабатывала сигнализация: в первый раз Третьюхин не заметил ничего подозрительного. Не отреагировал он и на второй сигнал в три часа ночи, решив, что из-за плохой погоды на машину могла упасть ветка.

Прибывшие полицейские приняли заявление и опросили депутата. Конкретного подозреваемого Виталий Третьюхин сотрудникам правоохранительных органов назвать не смог: в районе много проблем, с которыми активно борются муниципальные депутаты. Третьюхин уверен, что инцидент связан именно с его общественной деятельностью.

– Недоброжелателей много, я даже подумывал, что рано или поздно это должно было случиться, – рассказал Третьюхин Радио Свобода. – Люди обращаются со своими проблемами, зачастую приходится вступать в конфликтные отношения с коммунальщиками, чиновниками, бизнес-структурами. И это все получило такую реализацию. Честно говоря, не было никаких угроз, никаких анонимных сообщений, никаких намеков, поэтому для меня это стало полной неожиданностью.

– О какой проблеме района вы подумали в первую очередь?

Возможно, за нападением стоят держатели незаконных свалок

– У меня в последние месяцы активная работа проводилась с незаконным мусорным бизнесом в Печатниках. У нас много свалок, это связано со спецификой района: две трети занимают промзоны, которые очень сложно контролировать. Если бы там была жилая застройка, то во двор просто так мусор не завезут. Территории достаточно большие, этим активно пользуются недобросовестные коммерсанты. Свалки в черте города в принципе запрещены по экологическим и санитарно-эпидемиологическим соображениям, у нас район в этом плане очень проблемный, и сероводород предельно допустимую концентрацию за последние месяцы превышает если не каждый день, то через день. И возможно, за нападением стоят как раз держатели таких незаконных свалок. Может быть, просто у них накипело, что этой проблемой я занимаюсь не первый день, и они решили, что надо бы сделать какой-то акт устрашения в мой адрес.

– Была информация о свалке, которую вроде бы рекультивировали...

Отдыхающие в парке дышат продуктами разложения со свалки

– Там было порядка 1,6 миллиона кубических метров отходов. Менее 300 тысяч вывезли, осталось более миллиона кубических метров отходов. Эти отходы рекультивировали, положили на специальный защитный экран, чтобы фильтрат от них не просачивался в почву, сделали систему отвода биогаза. Причем по проектной документации биогаз просто отводится в атмосферу, не знаю, насколько это правильно, потому что там сделали парк, и получается, что отдыхающие в парке дышат этими продуктами разложения со свалки. И когда еще было начало работ по рекультивации, я обнаружил, что эта рекультивация идет с грубыми нарушениями экологических норм. Я имею в виду, что проект рекультивации не прошел государственную экологическую экспертизу, которая могла бы однозначно указать на то, что эта свалка после рекультивации будет безопасна. Полгода ушло на борьбу с чиновниками, чтобы они заметили эту проблему. В итоге прокуратура Москвы признала, что были нарушения при рекультивации. Окружное УВД усмотрело в действиях исполнителей работ и заказчиков действия по уголовной статье "Самоуправство": они начали рекультивацию без получения положительного заключения. Возможно, нашлись какие-то субподрядчики, которым это все дело не понравилось, и такой акт устрашения произошел.

– Другие проблемы района могли спровоцировать нападение?

– В августе меня пригласили в гости жители одного из домов. Гляжу в окно, а на меня смотрит антенна сотовой связи. Дом имеет пристроенные помещения на первых двух этажах, там как бы отдельная пристройка, в которой сдаются помещения под магазины, ресторан. И кто-то на крыше разместил антенны. Мы стали разбираться, обнаружили, что есть ответ Роспотребнадзора, что формально требования соблюдены, но это смотрится дико, конечно. Я обнаружил, что эта крыша является общедолевой собственностью. Сделал запрос в Мосжилинспекцию, чтобы они проверили, потому что, чтобы разместить антенны на общедолевой собственности, нужно проводить общее собрание, и если люди примут положительное решение, они могут получать деньги за аренду этой площади. А получается, что кто-то сдает в аренду крышу, которая ему не принадлежит. Ответ из Мосжилинспекции я до сих пор не получил. Возможно, тот, кому я перешел дорогу, решил себя таким образом проявить. Есть и другие проблемы в районе, но они больше административного характера. У меня сложные отношения с руководством района, с межрайонным прокурором: он не реагировал на мои обращения, и в конце концов через вышестоящую прокуратуру ему вынесли представление о недопустимости подобных действий. Может быть, какая-то личная месть. Но моральный дух не сломлен. Надеюсь, что полиция сейчас как-то отреагирует.

– Почему вы вообще решили баллотироваться?

Совет депутатов – это инструмент, чтобы решать какие-то вопросы, которые не замечают чиновники

– Это активная жизненная позиция. Ты живешь в этом районе, и ты испытываешь одни и те же проблемы, которые не решаются годами. Для меня это совершенно естественно. Из элементарного – совершенно темный проход был к моему дому, приезжали гости и в ужасе говорили: "Как ты тут живешь?" Я понял, что совет депутатов – это инструмент, чтобы решать какие-то вопросы, которые не замечают чиновники, порой они даже не живут в нашем районе. Я живу на улице Гурьянова, и нам лет 20 обещали пустить транспорт по улице, без этого всем жителям приходилось далеко ходить до ближайшей остановки. И вот темнота во дворах, транспорт и прочее в совокупности – я это все суммировал, и получилась предвыборная программа буквально по тому, что я видел каждый день.

На последних муниципальных выборах в Москве “Единая Россия” получила меньшинство мандатов в 25 районах столицы. В семь из них в совет муниципальных депутатов не прошел ни один член правящей партии. Протестным получилось голосование в районах с проблемами экологии и точечной застройкой: здесь жители чаще всего выбирали самовыдвиженцев.

Порча автомобиля становится популярным способом оказать давление на муниципальных депутатов, отстаивающих права москвичей. История Виталия Третьюхина – третья за последние полгода. В июне неизвестные повредили машину муниципального депутата района Измайлово Надежды Загордан, разбив стекло у водительского сиденья. Салон автомобиля залили бесцветной химической жидкостью, вызывающей зуд кожи, резь в глазах и кашель и даже разъедающей одежду. Это произошло после выступления депутата на встрече с главой управы района, где она указала на проблемы по благоустройству Измайловского проспекта: отсутствие согласования и возможное завышение расходов на работы.

По словам Загордан, ей и другим депутатам угрожают “систематически”: месяц назад испортили автомобиль ее коллеге по муниципальному совету Анастасии Мураловой, облив его несмываемой жидкостью.

В случае с гражданскими активистами дело доходит до прямых угроз. Борющемуся с точечной застройкой у себя во дворе Григору Гаспаряну в конце августа неизвестный по телефону предложил выбрать между 100 тысячами долларов и “деревянным макинтошем”. Звонивший заявил, что представляет интересы компании-застройщика. В июне на поступающие из мэрии Москвы угрозы пожаловался координатор движения “Архнадзор” Андрей Новичков. Ранее он опубликовал архив протоколов заседаний городской градостроительно-земельной комиссии, созданной в 2010 году для рассмотрения вопросов о строительстве в Москве и возглавляемой мэром Сергеем Собяниным. По ее решениям, утверждают Новичков и его коллеги, в столице сносят исторические здания.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG