Ссылки для упрощенного доступа

Супер-Наташи в Нью-Йорке. Русские проститутки завоевывают Америку (1998)


Архивный проект "Радио Свобода на этой неделе 20 лет назад". Самое интересное и значительное из архива Радио Свобода двадцатилетней давности. Незавершенная история. Еще живые надежды. Могла ли Россия пойти другим путем?

Охотницы на богатых американцев - из бывшего СССР. Участники: Майкл Гросс - написавший статью о "супер-Наташах" в журнале "Нью-Йорк", ресторатор Маруся Трошина, брокер Ирина Бровина, холостяк с Ист-Сайда Ричард Бей, мужья русских жен Крис Иленфелд и Джон Глэд, автор книги о смешанных браках Линн Виссон. Эфир 8 сентября 1998.

Марина Ефимова: Журнал "Нью-Йорк" – развлекательный, но солидный. Новости культурной жизни города, творческие портреты деятелей искусств, репертуары театров. И вот в номере от 10 августа, рядом с творческим портретом Леонарда Бернстайна, помещена огромная статья, так называемая "cover story", которая называется "Из России с сексом", по аналогии с названием фильма "Из России с любовью". На обложку вынесена цветная фотография голой красавицы, прикрытой шелковым советским флагом. Статья начинается так:

Диктор: "Если бы вам довелось оказаться в первых числах марта в похоронном бюро Кемпбэлла на Мэдисон-авеню на похоронах Александра Хазина, российско-американского бизнесмена и плейбоя, вы подумали бы, что попали на демонстрацию мод. Одна за другой в зал входили ослепительно красивые молодые женщины в нарядах от "Версаче", щелкали замками сумочек от "Гермеса", вынимали платочки с монограммами и промокали ими глаза, прикрытые темными очками от "Диора"".

Марина Ефимова: Описанные красавицы, которые, судя по статье, после похорон отправились в роскошную квартиру одной из них строить козни против нью-йоркских богатых мужчин, - все эмигрантки из бывшего Советского Союза, как правило, - манекенщицы или бывшие манекенщицы. Их портреты украшают текст статьи, а рядом с каждым фотоснимком дана краткая анкета красавицы, составленная по таким пунктам: возраст, происхождение, карьера, мужчины в ее жизни (учитываются только американцы), судебные процессы, затеянные ею или против нее в США, самые ценные подарки, полученные от богатых покровителей, и цитаты из интервью, данных корреспондентам таблоидов. Главная идея статьи вынесена в начало и дана крупным шрифтом.

Диктор: "Стая хищных Наташ, свободных как от коммунистических оков, так и от западной морали, проникла в нью-йоркское общество. Джентльмены, берегите кошельки".

"Стая хищных Наташ, свободных как от коммунистических оков, так и от западной морали, проникла в нью-йоркское общество..."

Марина Ефимова: И далее в тексте:

Диктор: "В северной Турции российские проститутки стали настолько заметны, что даже получили общее прозвище "Наташи". Но русские молодые женщины, взбудоражившие Нью-Йорк, хоть и появились из тех же сонных российских городков, имеют мало общего со своими простецкими соотечественницами. Они ультра-Наташи, супер-Наташи, они умны так же, как и красивы, они преследуют свои цели с деловитостью опытных коммерсантов".

Марина Ефимова: Взглянем на одну из анкет, напечатанных черным по красному. Инга Бонашевич, 28 лет, из Ленинграда (очевидно, это и есть один из сонных российских городков), в США недолго была манекенщицей агентства "Клик". Из мужчин упоминается только один - Орхан Садик Хан, бывший директор российского фонда финансовой корпорации Paine Webber, у которого она отсудила три с половиной миллиона долларов. В пункте "подарки" написано "наличные". Журналистам Инга сказала, что Орхана она действительно любила и что за судебный процесс ей стыдно.

Любопытно, что из четырех других упомянутых в статье молодых дам, главную, по мнению автора, покорительницу Нью-Йорка, чей список мужчин едва поместился в красной анкете, зовут Инесса Мисан и она родом из Латвии, а не из России. Среди ее бойфрендов числится известный актер Арман Ассанте, а сфотографирована она с Дональдом Трампом. Судила, правда, не она, а ее. На полмиллиона долларов. Самый большой подарок, который она получила, – обручальное кольцо за 290 тысяч долларов. Подаренное, а потом, насколько я понимаю, востребованное обратно другим финансистом - Джоном Латтанзио.

Автор статьи о супер-Наташах, один из редакторов журнала "Нью-Йорк" Майкл Гросс, любезно согласился со мной побеседовать. Мистер Гросс, кроме этой статьи вы писали что-нибудь о русских женщинах?

Майкл Гросс: Нет, но всегда хотел, особенно после перестройки. Моя семья родом оттуда.

Марина Ефимова: Скажите, а почему вас заинтересовали именно женщины такого… сорта?

Майкл Гросс: Во-первых, женщины, с которыми я беседовал, не все такого "сорта". Юлия Суханова, например, хотя и знакома со всеми остальными, не одобряет их такого агрессивного поведения, она работает, она профессиональная манекенщица. То же самое относится к тем, кто скрыл свои имена. Но даже если они сами и не были супер-Наташами, они хорошо их знают, потому что это все один узкий круг очень хорошеньких женщин, которые вращаются в обществе очень богатых мужчин.

Марина Ефимова: Действительно, красная анкета Юлии Сухановой не содержит ни имен богатых мужчин, ни перечня судов и подарков, хотя выглядит точно так же, как и анкета остальных. И поэтому для человека, читавшего статью не очень внимательно, Суханова - такая же супер-Наташа.

Надо добавить, что многие отзывы о девушках даны без упоминания имен тех людей, которые о них говорят, а просто так: "один холостяк с Ист-Сайда" или "плейбой, известный во всех барах, от "Бильбоке" до "Балтазара"". Последний, кстати, сказал:

Диктор: "Я никогда не видел красавиц с такими ледяными сердцами, как эти русские".

Марина Ефимова: Правда, в другом месте статьи с этим высказыванием не сочетаются слова другого свидетеля, выделенные крупным шрифтом:

Диктор: "Знаете, почему эти дамы убивают наповал? Потому что они и себя убеждают, что влюблены в вас. Это делает их особенно эффективными и смертельно опасными".

Марина Ефимова: Что значит "убеждают себя"? А если они и вправду влюбляются? Ну, господа, как-то обобщение у вас не получается. Одна цитата из статьи звучит так, словно Нью-Йорк просто оккупирован мощными военными подразделениями Наташ:

Диктор: "Тот факт, что россиянки - женщины опасные, диковатые, смелые, непредсказуемые, шикарные, что они становятся возлюбленными сильных мира сего и даже заключают с ними сделки, лишь увеличивает их привлекательность. Так что некоторые американки с Верхнего Ист-Сайда видят сейчас своих мужей гораздо реже, чем обычно, и, встретившись, спрашивают друг у друга: "А сколько лет вашей русской?""

Марина Ефимова: Вот уже двадцать лет я помню свой первый в Америке урок культурного несовпадения, культурной разницы. На вечеринке, где были, в основном, университетские преподаватели, я разговорилась с пожилым джентльменом. Минут через десять к нам вдруг подошла дама и громко мне сказала: "Вы слишком надолго захватили моего мужа". Взяла его под руку и увела. Я почувствовала ужасную неловкость и до сих пор не знаю, не сочли ли и меня охотницей за богатыми стариками. Мистер Гросс, я не защищаю тех дам, о которых вы написали, возможно, они действительно барракуды. Но не думаете ли вы, что к панике, которая, судя по статье, охватила нью-йоркский Ист-Cайд, примешивается, возможно, некоторое взаимонепонимание, основанное на разнице культуры и традиций?

Майкл Гросс: В ваших вопросах, Марина, сквозит недовольство тем, что я представил тех пять, десять, пятнадцать описанных мною дам как типичных представительниц русских женщин. Я ничего подобного не писал и не имел в виду. Но сами эти описанные мною девицы сейчас в Нью-Йорке, бесспорно, создали русским девушкам репутацию опасных. Это они, а не я оказывались замешанными в светские скандалы и попадали на первые старицы таблоидов, в частности "Нью-Йорк Пост". Это они, а не я добивались брака со своими богатыми покровителями, выторговывали у них миллион долларов по брачному контракту, а потом сразу разводились.

Лилли Лэнгтри. 1885
Лилли Лэнгтри. 1885

Марина Ефимова: Но ведь и богатых американских джентльменов тоже трудно заподозрить в неопытности, в наивности? С начала истории колоний у вас были дамы, которых прозвали "professional beauties" – "профессиональные красавицы". Вы, очевидно, помните историю Лили Лэнгтри из Нью-Джерси. Все знали ее возлюбленных, ее туалеты, позолоченный железнодорожный вагон, в котором она разъезжала, связанные с нею скандалы. Она была любимым предметом сплетен в течение четверти века. Такие красавицы были гетерами, гейшами, они были так хороши, что сами выбирали себе поклонников, покровителей и мужей. Кем была описанная в романе "Регтайм" Эвлин Несбит, ставшая международной знаменитостью? А кем, в конце концов, была Памела Гарриман, пока не вышла замуж за стареющего дипломата?

Майкл Гросс: Прежде всего, хочу заметить, что Памела Гарриман – англичанка, а не американка, во-вторых, особенность описанных мною русских супер-Наташ заключаются в том, что они - недавняя разновидность такого рода охотниц за богатством. Конечно, и среди американок, обитающих в Верхнем Ист-Сайде, есть немало блондинок совершенно того же сорта, что и Наташи, и, может быть, через несколько лет я буду писать о них или еще какой-то разновидности, но пока в нью-йоркском обществе лидируют те девушки, о которых написана моя статья. Я не придумал факты в своей статье, это все было на самом деле, я только попытался разобраться в психологии этих женщин: кто они, откуда, каким образом выработался в них этот циничный и хищный подход к мужчинам? Я понял, что они очень опасны. Я не хочу сказать, что все молодые хорошенькие русские женщины представляют опасность для американских мужчин, я хочу только сказать, что некий круг ошеломительных красавиц, пользующихся большим успехом среди мужчин и отличающихся чрезвычайно хищными нравами, стал наиболее заметной русской достопримечательностью в Нью-Йорке.

"...некий круг ошеломительных красавиц, пользующихся большим успехом среди мужчин и отличающихся чрезвычайно хищными нравами, стал наиболее заметной русской достопримечательностью в Нью-Йорке"

Марина Ефимова: Дадим слово российским красавицам, обосновавшимся в Нью-Йорке. С ними в манхэттенском ресторане "Дядя Ваня" беседует Рая Валь.

Рая Вайль: Американцев сюда привлекает не столько хорошая кухня и приятная обстановка, хотя и с этим все в порядке, сколько обилие русских красавиц, включая саму хозяйку. С нее и начну. Маруся Трошина - высокая стройная блондинка лет тридцати. Вызывают ли у Маруси сочувствие американские бизнесмены, попавшиеся на удочку русских красавиц?

Маруся Трошина: Абсолютно никакого. Эти богатые американские дяди покупают себе красивую игрушку так же, как дом на Манхэттене или на Палм-Бич. Женщина для них, я уверена, идет в той же категории. И потом так случилось, что сейчас сразу несколько таких судов известных произошло и они их сгруппировали в "русскую историю". А мы каждый день читаем про других американских девушек, которые бесконечно занимаются тем же самым. Вы помните ту историю молодой барышни с огромной грудью, которая вышла замуж за 85-летнего миллионера, который умер от счастья на следующий день? Одна проблема – родственники не были согласны, что они достаточно долго были женаты, и ей годы пришлось бороться за эти миллионы.

Рая Вайль: Я спрашиваю Марусю, знает ли она подобные истории с русскими красавицами?

Маруся Трошина: Во-первых, я знаю всех тех девушек, о которых идет речь в этом журнале. Они все замечательные девушки. И потом я вам хочу сказать еще, что иметь длительные серьезные отношения с подобными мужчинами - дело очень сложное. Когда кто-то начинает им завидовать, я говорю: что вы завидуете? Попробуйте наступить на собственную песню. Во-первых, надо выглядеть, что тоже тяжелая работа, каждый день себя приводить в порядок и заботиться о себе. Это немалый труд.

Рая Вайль: Я спрашиваю, есть ли у нее богатые поклонники американцы?

Маруся Трошина: Полно!

Рая Вайль: Легко ли с ними?

Маруся Трошина: Очень легко, просто очень. Они цветы приносят, они комплименты говорят. Другое дело, что меня никто не пытался купить. Они понимают, что я независимая женщина, у меня свой бизнес. Как вам сказать… Может, я таких и дядечек не встречала еще, уж очень богатых.

Рая Вайль: Москвичка Ирина Бровина, еще одна русская красавица – завсегдатай кафе "Дядя Ваня". Занимается Ирина тем, что торгует акциями. Это обеспечивает ей финансовую независимость. В возможность разбогатеть благодаря своей внешности она не верит.

Ирина Бровина: Я думаю, что это большая ложь. Я знаю некоторых таких девушек, они все живут такой мечтой, что они встретят богатого американца. Этого не происходит. Обыкновенная жизнь - как она там, так она и здесь. Рассчитывать на то, что ты выйдешь замуж за богатого? Я знаю очень много судеб, в частности, моя близкая подруга – печальный конец. Двое детей, раз в год, и в итоге она остается только в минусе при разводе, а не в плюсе. То есть ей надо все - свою красоту, желания, а тем более, молодость - подчинять какому-то старому человеку. Видела таких. Это все время с протянутой рукой. Мне бы такой судьбы не хотелось. Богатый человек всегда найдет, как спрятать свои капиталы. Мы это знаем очень хорошо, можем дать советы. Поэтому рассчитывать на то, что при разводе они получат пару миллионов, это все неправда.

Марина Ефимова: Есть у нас в передаче и свой холостяк с Ист-Сайда, знаток русских женщин и завсегдатай кафе "Дядя Ваня". Его зовут Ричард Бей.

Мэрилин Монро. 1954
Мэрилин Монро. 1954

Ричард Бей: Я совершенно не осуждаю русских девушек, о которых говорится в статье. Не такие уж они и барракуды. А чем наши голливудские звезды лучше? Они делали то же самое. Некоторые из них спали со старыми режиссерами только для того, чтобы получить роль. Разве мы осуждаем Мэрилин Монро? Что, вы думаете, она делала каждый день, чтобы стать секс-символом Америки? То-то же! Каждый живет по своим правилам.

Марина Ефимова: Ну, а мужчин, которых они якобы обирали, вам не жалко?

Ричард Бей: О чем вы говорите? Эти мужчины - бизнесмены. Всю жизнь они только и делают, что покупают, продают и следят за тем, чтобы их не обманули. Они не дураки в мире бизнеса, и когда они знакомятся с прелестной молодой женщиной из России, они думаю, что легко смогут ею управлять. Но эти молодые женщины не глупее их.

Марина Ефимова: Да и сам автор статьи о супер-Наташах Майкл Гросс признает, что мужчины, которые имеют с ними дело, как правило в сочувствии не нуждаются. Он приводит признание молодого банкира с Уолл-стрит о том, как он и люди его круга обращаются с алчными красавицами.

Диктор: "Они думают, что это они ведут игру – красуются, соблазняют. А ведь на них написано, что они хотят только денег. Ну, так мы даем им поглядеть на сияние золотишка, потом пользуемся ими, а потом выбрасываем. Мы с ними обращаемся как с акциями: продаем, покупаем. Учим их американскому капитализму в чистом виде".

"...как-нибудь акулы секса и акулы Уолл-стрит поладят между собой, у них много общего"

Марина Ефимова: Как таких мужчин называла обворожительная Холли Голайтли из новеллы Капоте "Завтрак у Тиффани"? "Крысы" и "суперкрысы". Кроме того, я думаю, что как-нибудь акулы секса и акулы Уолл-стрит поладят между собой, у них много общего. Я вспоминаю занятную историю из какого-то американского фильма, где пресыщенному богачу приводят проститутку. Она применяет весь свой соблазняющий арсенал, но уже через минуту надоедает богачу и он велит ей убираться. Тут в ней взыгрывает профессиональная гордость и она начинает шептать с придыханием: "Вечером на Токийской бирже акции "Сони" упали на три процента…". Лицо богача светлеет и все кончается хэппи-эндом.

В США больше десятка посреднических бюро занимаются американо-русским сводничеством. Причем, статистика показывает, что наиболее устойчивые браки, - между американскими мужчинами и русскими женщинами. Вот как это объясняет 27-летний Крис Иленфелд, один из тех, кто нашел свое счастье в Москве и уже четыре года живет с русской женой.

Крис Иленфелд: Я устал от американских женщин. Они помешаны на карьере, на обеспеченности, на уверенности в завтрашнем дне. Они смотрят не на мужчину, а на его автомобиль и адрес. А я мечтал встретить женщину, которая заглянула бы мне в глаза.

Марина Ефимова: Как раз к нашей теме… А вот что говорит Линн Виссон, автор книги о смешанных браках "Женатые незнакомцы", перевод которой готовится к изданию в Москве.

Линн Виссон: Хотя то, о чем говорит автор, это явление, которое, безусловно, существует, то есть это молодые девушки, которые приезжают в Америку из России и которые интересуются только деньгами, которые хотят во что бы то ни стало поймать богатого мужа, желательно миллионера, я считаю, что автор в своей статье создает очень искаженное впечатление о русских женщинах и несправедливое. Потому что я знаю по моей работе над книгой о русско-американских браках, что далеко не все русские девушки и женщины, которые приезжают в Америку, это хищные аморальные женщины, которые только интересуются деньгами. Конечно, американцам очень нравится красота русских женщин и женственность, но когда я разговаривала с сотнями русских женщин молодых, это девушки, которые хотят нормальную жизнь, они хотят быть женами, они хотят иметь детей, они хотят работать, они не хотят быть куртизанками или, скажем прямо, проститутками. Они хотят нормальную жизнь в нормальных экономических условиях с мужчиной, с которым у них какой-то общий язык. И особенно, если у них маленькие дети, они хотят, чтобы мужчина относился к детям как отец, и американцы гораздо охотнее женятся на женщине с детьми, чем в России. Я изложила эти мысли в письме в редакцию, я не знаю, опубликуют ли они письмо.

"...я мечтал встретить женщину, которая заглянула бы мне в глаза"

Марина Ефимова: И вот один из примеров. Автор книги о русской эмигрантской литературе, профессор из Вашингтона Джон Глэд.

Джон Глэд: Но вот, Марина, уже тридцать лет у меня русская жена. Я просто в восторге. Я раньше был женат на американке и было очень трудно. Они избалованные, а русские женщины, они понимают. Ну, в России это не секрет, даже американцы знают о положении русских женщин, что они работают наравне с мужчинами, а потом домой приходят, и ожидают от них, что они будут всю работу делать. А в Америке у нас зеркальное отражение всего этого, то есть мужчины порабощены женщинами. И в примере смешанного брака между Россией и Америкой, обязательно это американский мужчина и русская, потому что поработители друг друга не переваривают, а когда они сходятся, это всегда кончается плохо, потому что ожидания совершенно одинаковые с обеих сторон. И я обожаю мою жену, я живу для нее, и она это знает, она уже привыкла, она уже американизировалась, и уже, конечно, не ценит. Но все-таки мы не начали с того, с чего я начал, когда я первый раз был женат на американке. Так что я всем моим друзьям американцам советую найти русскую женщину. Они очень нежные существа. А американкам я назло советую найти русского мужчину. Я обожаю русских женщин! И, русские мужчины, бойтесь - мы их всех будем увозить от вас. Мы их ценить будем, а вы их не цените.

Джон Глэд
Джон Глэд

Марина Ефимова: Когда я приехала в Америку двадцать лет назад, мои новые знакомые, в основном, это были университетские преподаватели, говорили, что в их воображении существует два образа русской женщины – аристократка Анна Каренина, обычно в облике Греты Гарбо, и женщина в ватнике, которая ремонтирует мостовую на Дворцовой площади (была такая знаменитая фотография).

Мистер Гросс, вот вы находитесь в центре интеллектуальной жизни Нью-Йорка. Какое сейчас, в общем, у американцев представление о русской женщине?

Майкл Гросс: Ничего не могу сказать об интеллектуалах. Они, вероятно, сказали бы, что интересуются не женщинами, а только книгами и идеями. Я пишу для и о людях, которые находятся в центре светской жизни Нью-Йорка. И в этой жизни, думаю, не ошибусь, если скажу, что русская герл-френд стала символом высокого положения в обществе.

Сейчас появилось некое общее чувство, что в данный момент именно русские женщины- авангард истории. Где еще сейчас бурлит и кипит история, как не в бывших странах Восточного блока! Многим из нас кажется, что будущее творится в Москве, в России, во всяком случае. Это сейчас самое интересное место на свете. Вы попробуйте себе представить - еще десять лет назад большинство американцев ни одной русской женщины в глаза не видели, а теперь – вот они, выпущены на волю.

Все, что недоступно – желанно. Америка была так же притягательна для россиян, как Россия для американцев, как запретный плод. Восемьдесят лет мы видели только русских атлетов и русских дипломатов. И сейчас мы открываем для себя целую новую национальность. Что становится в обществе шиком? То, чего никогда не было и вдруг появилось лишь у немногих.

Мне бы очень хотелось, чтобы вы поняли - ни журнал "Нью-Йорк", ни я лично ни в коем случае не хотели создать впечатление, что все русские красавицы приезжают в Нью-Йорк подцеплять богатых мужчин, что все они "страшные Наташи". Но, феномен Наташ - это одно из явлений, появившихся как следствие развала Советского Союза. И поскольку Нью-Йорк – столица мира, то уж если нам суждено иметь Наташ, мы хотим иметь лучших Наташ в мире!

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG