Ссылки для упрощенного доступа

"Гопники из подворотни". Как политическое насилие стало обыденным


Уровень политического насилия в России повышается. За последние четыре года в России зафиксировано более 200 нападений на гражданских активистов, журналистов и политиков. Самыми опасными регионами для гражданской активности стали Москва (52 случая), Санкт-Петербург (23) и Краснодарский край (15). Об этом говорится в докладе юридической службы проекта "Апология протеста", запущенного в августе правозащитной группой "Агора"

Число нападений растет ежегодно, отмечают авторы доклада, получившего название "Политическое насилие как норма. Без права на мнение". Если в 2015 году был зарегистрирован 21 факт нападения и угроз, то за неполный 2018 год зафиксировано более 80 случаев, с учетом избиений на двух массовых акциях протеста в нескольких городах России.

В докладе также говорится, что насилие применяют не только представители правоохранительных органов, но и "лояльные власти неформальные объединения", такие как НОД, SERB и казаки.

Активистам разрисовывают машины и двери квартир, стреляют в окна, поджигают автомобили и дома, обливают краской, "зеленкой" и фекалиями. Почти половина случаев связаны с нападениями на сторонников Алексея Навального и него самого. При этом активисты, столкнувшиеся с насилием, нередко сами становятся обвиняемыми по административным или уголовным делам, пишут авторы исследования.

Алексей Навальный после нападения
Алексей Навальный после нападения

"В современной России насилие в отношении гражданских и политических активистов стало нормой. Реальность сегодняшнего дня такова, что если вы решили быть гражданским активистом, наряду с задержаниями на мирных акциях протеста, обысками и арестами будьте готовы к угрозам и нападениям", – уверены правозащитники.

О том, почему политическое насилие в России поощряется и приветствуется государством, Радио Свобода рассказал один из авторов доклада Дмитрий Колбасин:

Насилие в отношении гражданских активистов стало нормой

– Действительно, мы пришли к выводу, что насилие в отношении гражданских и политических активистов в современной России стало нормой. Это порочное, очень распространенное и, увы, уже обыденно-будничное и допустимое явление в российской политической жизни. Ситуация такова, что если раньше, еще лет 5–10 назад, нападения на гражданских активистов всегда становились как минимум громким информационным поводом для федеральных изданий, то сейчас, когда это поток, это уже не так. И это, конечно, беспокоит – распространенность, будничность и допустимость. Легитимность этим нападениям придают высказывания отдельных политиков и чиновников, в том числе последние, сентябрьские высказывания отдельных лиц.

Глава Росгвардии угрожает Алексею Навальному
Глава Росгвардии угрожает Алексею Навальному
Мы отмечаем, что сотрудники правоохранительных органов получают индульгенцию на насилие

На второй план отходят различные неформальные объединения. Если еще не так давно в новостях часто звучали сообщения о нападениях на оппозиционных активистов со стороны казаков, НОДа, СЕРБа и других неформальных объединений, то сейчас они явно уходят на второй план и все чаще уступают право на насилие официальным представителям власти. Мы замечаем, что сотрудники правоохранительных органов во время проведения массовых акций получают индульгенцию на насилие. Основная сложность в том, что когда полицейские применяют насилие на массовых акциях, во вдвойне уязвимом положении находятся сами активисты, в отношении которых было применено это насилие. Как только об этом становится известно СМИ, как только уходит заявление в Следственный комитет об избиении, эти люди сами становятся подозреваемыми, а потом обвиняемыми в совершении преступлений в отношении сотрудников полиции. В итоге пострадавшие привлекаются в лучшем случае к административной ответственности, а в худшем – к уголовной. Это ответ государства этим активистам. Таких фактов достаточно много: из тех 200, что мы посмотрели, три или четыре мы приводим в самом тексте доклада, потому что они наиболее показательны. В целом мы видим, что реальность сегодня такова: если человек решил заниматься гражданским активизмом, протестной деятельностью, мирным протестом (мы подчеркиваем, что "Апология протеста" направлена на защиту права именно на мирный протест), то наряду с задержаниями на мирных акциях, наряду с обысками и арестами эти активисты, к сожалению, должны быть готовы к угрозам и нападениям. Это реальность нашего дня.

–​ В докладе вы только фиксируете рост государственного насилия или даете какие-то советы активистам, как его избежать или минимизировать?

В отношении активистов используют оружие, зеленку, краску, кастеты, биты, презервативы, фекалии

– Этот доклад констатирует факт, что в отношении активистов используют огнестрельное и холодное оружие, кастеты, биты, зеленку, краску, монтажную пену, перцовый газ, яйца, презервативы, мы даже в тексте приводим это как так называемые "творческие" факторы нападения. Отрубленные головы куриц, свиней, фекалии, всевозможные химикаты и различные смеси. Это доклад скорее констатирующий, – рассказал юрист Дмитрий Колбасин.

"Апология протеста" занимается правовой поддержкой организаторов и участников мирных акций от преследований со стороны властей как на национальном уровне, так и в Европейском суде по правам человека. В рамках проекта создан одноименный телеграмм-канал. В команде работает около двадцати адвокатов, которые ведут дела в Москве, Петербурге, на Кавказе, в Крыму, Поволжье, Черноземье, Урале и Сибири.

Соратник Алексея Навального Николай Ляскин, который неоднократно подвергался нападениям за свою политическую деятельность, уверен, что насилие против гражданских активистов не способно запугать участников акций протеста:

Насилия стало больше, потому что власть испугалась

– Я никогда не соглашусь с тем, что насилие становится нормой, но я соглашусь, что насилия стало больше. Его стало больше по двум причинам. Во-первых, люди, сидящие во власти, сильно испугались. Штабы Алексея Навального работают по всей стране, расследования ведутся уже не только из Москвы, а проводятся в регионах. Конечно же, власть этого сильно боится, власть это тревожит. Но власть, к сожалению, не готова к политическому диалогу и применяет насилие, потому что по-другому не умеет. Это первая причина. А вторая причина – вседозволенность силовиков. Мы видим в последнее время, что рядовые сотрудники полиции ведут себя так, как будто им кто-то сказал: "Можно все, вам за это ничего не будет". И вот это, конечно, сильно пугает.

Николай Ляскин
Николай Ляскин
Им как будто кто-то сказал: "Можно все, вам ничего не будет". И это пугает

Если действительно такие слова где-то были сказаны, то это ужасающая тенденция. У нее есть две причины: страх и неумение вести политический диалог. Неумение отвечать за свои проступки, за это воровство, взяточничество, захват земель, прибрежных территорий. Происходит огромное количество нарушений, на которые указывают наши региональные штабы, и это вызывает у власти желание решать все силой. Их психология – как у гопников из подворотни: на меня как-то наезжают, и я буду действовать силой.

–​ Вы лично не раз сталкивались как раз с этим самым проявлением государственного насилия. Это как-то повлияло на ваше желание продолжать политическую деятельность?

Это только укрепило мое сознание, что я делаю правильные вещи

– Психологически это на меня точно не повлияло, только укрепило мое осознание того, что я делаю правильные вещи. Это насилие, наверное, действительно нацелено отчасти на то, чтобы запугать людей. Но я смотрю и по штабам, и по сторонникам, и по себе лично – наоборот, это дает какую-то силу и уверенность, что ты все делаешь правильно. Какие-то меры предосторожности приходится соблюдать, когда ты ходишь и смотришь, нет ли у сзади тебя каких-то дураков с железными трубами. Но если все время об этом думать, с ума сойдешь, поэтому надо делать, что делаешь, и быть уверенным, что это правильно. По-другому никак. Одна из их основных задач – запугать, но страху нельзя поддаваться. Если мы испугаемся, значит, репрессий и нападений будет еще больше. Потому что ребята из подворотни так приучены: если этот метод работает, значит, его надо усиливать, – рассказал Радио Свобода соратник Алексея Навального Николай Ляскин.

Не так давно российские активисты объявили о создании гражданского волонтерского проекта "База данных. Ответят все". Его цель – сбор информации о сотрудниках российских силовых структур, нарушающих закон во время акций протеста. По словам координатора проекта Антона Громова, прежде всего активистов интересуют сотрудники МВД, Росгвардии, ФСБ и люди в штатском, которые часто принимают участие в провокациях против активистов.

По словам Громова, которого цитирует издание "МБХ медиа", им пишет много людей, сообщающих об избиениях участников акций, а также бывшие и действующие сотрудники МВД, которые недовольны ситуацией с насилием во время акций протеста. Участники проекта устанавливают личности сотрудников, которые, по их мнению, нарушали 286-ю статью УК ("Превышение должностных полномочий") и другие статьи УК, нарушали конституционные права граждан, а также закон "О полиции". Цель проекта, по словам его организатора, состоит еще и в том, чтобы "страна знала этих врагов общества в лицо". Кроме того, возможно, что установление личностей силовиков, превысивших полномочия, когда-нибудь поможет гражданам при обращении в суды.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG