Ссылки для упрощенного доступа

Кривой позвоночник. Александр Морозов – о "церковном Януковиче"


1

13 ноября, как сообщается, может состояться встреча епископов Украинской православной церкви Московского патриархата с президентом Украины. Канцелярия митрополита Онуфрия разослала распоряжение о присутствии всех архиереев. Это важное событие и для дальнейшей судьбы "московских приходов", и для Петра Порошенко.

Что будет дальше с украинской автокефалией? Насколько можно понять, состоятся два собора. На первом (до конца года) будет просто заявлен процесс создания украинской поместной церкви. Он будет проходить под патронажем епископов Вселенской церкви, на нем не планируют принимать никаких решений о порядке церковного управления. Этим собором, по всей вероятности, и будет обозначено приглашение всем епископам и приходам Украины примкнуть к процессу. Начнется процесс создания устава, обсуждения состава синода, а потом появится дата второго собора, на котором Украинской православной церкви и будет дарована автокефалия. Во всяком случае, такова реалистическая схема.

Уже очевидно, что ни так называемого "раскола" мирового православия, ни гражданского конфликта вокруг этого процесса не случится. Раскол невозможен потому, что главы и епископы поместных церквей не будут оспаривать решения патриарха Константинопольского Варфоломея. Многие критически относятся к тому, как греки толкуют понятие "первый по чести", но никто не оспаривает, что Вселенский патриарх является последней инстанцией суда между епископами. Никто не станет подрывать столь важную институцию. Будут считать так: "Даже если он не прав, мы не можем оспаривать". При этом многие, конечно, поддержат Варфоломея. Он выступает с понятной логикой: 30-летний конфликт никак не решается, украинцам нужна поместная церковь, несколько миллионов верующих остаются вне канонического поля уже слишком долго.

Гражданский конфликт во время этого процесса невозможен. Порошенко при подписании соглашения 3 ноября в Стамбуле взял на себя обязательства о том, что гражданские власти бережно отнесутся к тем приходам, которые захотят остаться "московскими". Поскольку цена вопроса очень высока, то эти обязательства будут соблюдаться.

2

Если конфликт с Вселенским патриархатом затянется надолго, он сильно искривит позвоночник Русской православной церкви – так, что вырастет горб

Но есть несколько важных моментов, один из которых связан с предстоятелем Украинской православной церкви Московского патриархата: непонятно, как митрополит Онуфрий сможет остаться вне процесса создания Поместной церкви. Одно дело – быть главой церкви в условиях трех православных юрисдикций и до войны. Но как сам священник ответит на вопрос: почему в исторический момент возникновения поместной церкви он отказался в этом процессе участвовать? На мой взгляд, во Вселенском патриархате уверены в том, что митрополит Онуфрий в результате не останется "главой московских приходов". Московские приходы сохранятся, будут охраняться государством и поддерживаться теми украинскими олигархами, которые работают с Москвой. Но из-за изменившегося контекста они обречены превращаться в "русские кружки". Де-факто будет происходить "донбассизация" этих приходов.

Трудно поверить, что митрополит захочет оказаться главой этого всеукраинского "Донбасса". Уехать в Россию? Он связан с Троице-Сергиевой лаврой многими годами своей жизни. Но уехать – означает оказаться "церковным Януковичем", остаться до конца жизни в среде, где ежедневно изображают Украину страной бандеровцев. Онуфрий – украинец, и перед ним будет стоять тяжелый выбор.

3

Второй важный вопрос: масштаб катастрофы, которая обрушилась на патриарха Кирилла. Очевидно, что патриарх потерпел непоправимое личное поражение. Он войдет в историю православия как первосвященник, при котором не просто распалась каноническая территория, но который потерял поддержку братьев по вере и при этом сдался на милость Кремля. Кирилл не совладал с ситуацией, которую породил Путин вторжением в Украину. Теперь патриарх вынужден присоединиться к хору из газеты "Комсомольская правда" о том, что "за глобальным заговором против России стоят американцы".

Кирилл не смог "сам решить вопрос", инициатива ушла в другие руки. Поэтому это поражение и в глазах Путина. Патриарх ошибся во всем: в оценках намерений киевских властей, возможностей Константинопольского патриархата, международного положения России, в оценках масштаба личности патриарха Варфоломея и весомости тех канонических аргументов, которыми располагает Московская патриархия. В путинской иерархии патриарх просел до положения телеканала Russia Today: ему, как и кремлевским пропагандистам, остается уповать на конфликты вокруг приходов в Украине для того, чтобы продолжать настаивать на своей правоте.

4

Наконец надо обратить внимание и на то, что через месяц после объявления о неизбежности автокефалии позиция Путина до конца не ясна. И он, и Дмитрий Песков, и Сергей Лавров сделали дежурные заявления о том, что Москва будет защищать "соотечественников" в случае конфликтов. Однако понятно, что Кремль не может оборонять церковные здания силами спецназа.

5

Возникает вопрос о том, как вся эта ситуация повлияет на Патриархию в целом. Аналог с Майданом, вызвавшим помешательство в Кремле, напрашивается: не получится ли так, что теперь и церковные власти сойдут с ума из-за утраты части канонической территории и сползут в "геополитику"? Конфликт с Константинопольским патриархатом ведет не только к "донбассизации" украинских приходов Московской патриархии, но и, возможно, к возникновению такой же атмосферы в приходах в самой России. Если так – начнется долгий период деградации церковного сознания в условиях самоизоляции. Ясно, что если конфликт с Вселенским патриархатом затянется надолго, он сильно искривит позвоночник Русской православной церкви – так, что вырастет горб.

У Москвы больше нет канонической территории в Украине, но там есть и останутся церковные приходы. Это означает, что Московская патриархия – вместо бесплодных обличений новых врагов – должна заняться поиском такой самоорганизации, чтобы эти приходы не превратились в "подрывные элементы" в и без того плохих отношениях Москвы и Киева. Ведь этой войне не видно конца.

Александр Морозов – журналист и политолог

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Рекомендованое

XS
SM
MD
LG