Ссылки для упрощенного доступа

Зачем нужен отец


Пабло Пикассо. Семья на берегу моря

К чему ведет гендерное равноправие

  • По сути, сегодня никто не понимает, что значит – быть отцом.
  • Любые выплаты, поддержка, с помощью которой государство буквально вмешивается в семью, – все это расхолаживает, и получается, что отец не может выполнять свою роль.
  • Пока отцы не займутся семьей, детьми, мы вообще в стране ничего не построим.
  • Маскулинный тип заботы: активное времяпрепровождение папы с ребенком, чаще всего в публичном пространстве, на виду. А маме остаются все скучные, рутинные дела.
  • Государство не считает, что отец должен быть сильно вовлечен в воспитание ребенка, потому что государство – это такие же отцы, которые уверены, что главная их цель в этой жизни – бабла заработать побольше, принести домой и сказать: "Я добытчик! Жена, наливай щи-борщи!"
  • В семье мы добиваемся феминизации мужчин, но кажется, что здесь что-то не так, и все-таки у отца есть своя уникальная роль, просто мы ее до сих пор так и не определили.

Тамара Ляленкова: Сегодня мы продолжим разговор о том, как в современном обществе меняются мужские и женские роли, и конкретно – зачем в семье нужен отец и чего ждет от него ребенок.

В московской студии – "профессиональный" отец, журналист радио "Эхо Москвы" Алексей Голубев, психолог Тимур Мурсалиев и социолог Ольга Борисова.

Тамара Ляленкова: На отцовские функции довольно сильно влияет государственная политика – это выяснилось в ходе исследования Ольги Борисовой, в котором анализировалась вовлеченность в семейную жизнь отцов по данным из 26 стран. Наиболее активно ведут себя отцы в либеральных режимах, например, в Соединенных Штатах Америки, а меньше всего папы тратят времени на детей в России.

Значит ли это, что традиционная роль отца как добытчика, защитника и представителя семьи во внешнем мире окончательно сойдет на нет, как только наступят либеральные времена и гендерное равноправие?

Ольга Борисова: Ситуация заключается прежде всего в том, что, по сути, никто не понимает, что значит – быть отцом. И роль добытчика, которая понимается в социальных науках как априори верная для индустриального и традиционного общества, сегодня оказывается совершенно непригодной. Сейчас, как полагают многие исследователи, наступило время рефлексивной модернизации, когда происходит максимальная индивидуализация отцовства.

Происходит максимальная индивидуализация отцовства

У нас сегодня нет четких нормативных представлений относительно того, что нужно делать отцу. Существует много разных вариантов, и получается такая шахматная доска, где каждый, собственно, и выбирает свою траекторию поведения, свое понимание того, что такое – быть отцом.

Тамара Ляленкова: Тимур, как вам кажется, судя по тем детям, с которыми вы работаете в школе, поменялось как-то представление о том, что такое отец? Чего ждут школьники от общения с папой и ждут ли чего-то?

Тимур Мурсалиев: Мне искренне кажется, что представление об отце не особо меняется. Конечно, если мы полностью изменим общество и возникнет какой-то футуристический расклад, то, наверное, все изменится, а так – нет. Ребята ждут любви, принятия, поддержки, эмоционального общения и совместного времяпрепровождения.

Тамара Ляленкова: Это то, что они ждут от отца или что получают?

Тимур Мурсалиев: Хотят все, получают не все.

Тамара Ляленкова: Мне кажется, что программа "Отцы" на "Эхе Москвы" как раз очень хорошо транслирует осознанное отцовство и размывает традиционное представление о том, что отец не должен быть так сильно вовлечен в проблемы ребенка.

И у меня к Алексею вопрос, поскольку он теперь в курсе всех проблем, связанных с воспитанием. Не страшно ли вам и готовы ли вы во всем этом активно участвовать не только профессионально, как ведущий, но и лично, в качестве отца?

Алексей Голубев: Ну, страшно постоянно. Когда воспитываешь детей, часто бывает страшно, однако надо что-то делать, действовать. Сейчас отцовство находится в кризисе, как мне кажется, и постепенно из него выбирается. По личным ощущениям, (и этому же соответствуют данные некоторых опросов), отцы в России с каждым годом все больше вовлекаются в свое отцовство и все больше хотят об этом узнавать. У нашей программы растет аудитория, нам пишут, спрашивают, мы все больше общаемся с отцами.

Когда воспитываешь детей, часто бывает страшно

Вообще, очень важно для института семьи отцу понять не только, что такое быть отцом, какая у него роль в семье, но и каково быть мамой. Что такое для его жены быть матерью своих детей, насколько это тяжело, какие трудности с этим сопряжены. Такая позиция приводит к большему взаимопониманию в семье. В то же время, правда, растет популярность радикального феминизма, и эти течения идут параллельно. До какой точки дойдет – посмотрим.

Отцы и дети. Опрос молодёжи
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:33 0:00

Зачем нужен отец? Отвечают молодые люди

Тамара Ляленкова: Мне кажется, в российском обществе существует несколько утопическая картина отцовства – контроль, поддержка. Что редко соответствует действительности…

Тимур Мурсалиев: Есть огромная череда традиционных требований. Папа – это человек, который принимает все серьезные, ответственные решения, обеспечивает всем, чем можно; он приедет в любое место, разберется с любым человеком, спасет и так далее.

Тамара Ляленкова: Такая модель соответствует восточноевропейскому традиционному обществу? Или роль отца здесь в большей степени берет на себя государство?

Ольга Борисова: Конечно, здесь предполагается достаточно сильное включение отца, но оно происходит только когда государство, со своей стороны, не мешает этому. То есть любые выплаты, поддержка, с помощью которой государство буквально вмешивается в семью, – все это расхолаживает, и получается, что отец уже не может выполнить ту роль, которую требуют от него другие.

Тамара Ляленкова: Алексей, вы согласны исполнять роль такого отца, воплощая ожидания личным примером?

Алексей Голубев: Существует целый набор стереотипов, что должен делать отец. В России очень высокая смертность среди мужчин, и мне кажется, она не в последнюю очередь связана с тем, что на нас навешаны такие огромные "должен".

Ты должен, должен, должен… а потом у тебя в 50 лет инсульт

Ты должен детей поднять, жену обеспечить, причем лучше, чем у соседа, у коллеги. Ты должен помогать своим родителям, ты должен, должен, должен… А потом у тебя в 50 лет инсульт – и до свидания. Главное, что, мне кажется, должен сегодня отец делать и понимать, так это вовлекаться в семейный процесс, в процесс воспитания, выстраивания отношений, вкладывать туда усилия, знания, читать литературу, смотреть ролики.

У меня есть теория, что пока отцы не займутся семьей, детьми своими, мы вообще ничего в стране не построим. Ни общество, ни государство нормальное мы не построим, если у нас не будет ответственной власти, потому что все начинается с семьи, с детей. И пока отцы наши не поймут этого, как не поймут, какие нужны детям лекарства, когда делать прививки... Мамочки могут на форумах сколько угодно спорить, кто прав, но пока отец не внесет в этот процесс ясность, пока не начнет требовать от государства конкретных вещей, у нас ничего не начнется.

Тамара Ляленкова: Сильная мужская позиция! И это достаточно показательная, я думаю, вещь.

Отцы и дети. Опрос взрослого населения
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:17 0:00

О роли отца в семье размышляют взрослые

Тамара Ляленкова: В свое время, в советский период, женщина получила двойную ношу – возможность работать и получать за это зарплату, плюс домашняя нагрузка. Возможно, что отцы сегодня идут по этому же пути. То есть оставляют себе мужскую ношу – быть добытчиком и представителем во внешнем мире, но при этом подставляют еще плечо под груз хозяйственных и прочих забот. Таким образом, возможно, они действительно сделают баланс в семье соразмерным. Или такое мало реально?

Тимур Мурсалиев: В моем представлении, оба родителя, и мама, и папа, одинаково вовлечены и зарабатывают. И мама может быть защитником, а папа – принимающим.

Тамара Ляленкова: То есть их роли уравниваются без отличий?

Алексей Голубев: Есть масса исследований, что для полноценного формирования личности необходима семья, мама и папа. Не обязательно они должны жить вместе, но даже наличие живого отца, с которым регулярно общается ребенок, способствует формированию уверенного в себе человека, лишенного комплексов.

Тамара Ляленкова: Однако люди, если даже из личной жизни получить модель отца невозможно, все равно транслируют сильный образ. Хотя это и не соответствует действительности – как правило, российские женщины тянут на себе и денежную сторону тоже.

Ольга Борисова: Да, мы живем по одним правилам, нам нравится, что у нас семья – это высшая ценность. А в итоге разводимся и больше не выстраиваем отношений. Это пример из той же песни.

Тамара Ляленкова: А чего отец ждет от детей?

Алексей Голубев: Хочется, чтобы твои дети были полноценными, уверенными в себе, хорошими людьми, которые не опозорят тебя... Хочется, чтобы они оправдали твои надежды, без фанатизма какого-то.

Тамара Ляленкова: Вот – оправдали твои надежды. Это, мне кажется, ключевое.

Если мы посмотрим на устройство поддержки семьи в разных странах, какие-то вещи, которыми государство может помогать и даже управлять, наверное. Это работает в реальности, дает какой-то эффект на участие отцов в воспитании?

Ольга Борисова: Дает, и зачастую не всегда положительный. Вы уже приводили пример советской двойной ноши, когда государство буквально исключило отца из семьи, не оставило ему там места, чтобы он мог как-то понимать свою значимость.

Тамара Ляленкова: В Швеции, в Норвегии помогают семьям очень...

Ольга Борисова: Да, шведский эксперимент в прошлом веке, в послевоенное время, – аналогичная ситуация, когда поддержка предоставлялась в первую очередь женщины с ребенком. Как факт – кризис отцовства, разрушение модели отцовства, непонимание, исчезновение опять же отцов из семьи.

Алексей Голубев: Государство может материально помогать, я в этом не вижу ничего плохого, только опять же государство должно помочь отцам понять, что такое отцовство. Когда мы, мужчины, ходим по магазинам,

Государство должно помочь отцам понять, что такое отцовство

торговым центрам, театрам и так далее, то видим – "Комната матери и ребенка". А если мы увидим – "Комната отца и ребенка", я думаю, многие из мужчин задумаются: а что я в этой комнате делать буду? Может быть, памперс поменять и так далее. Я отец, и чего от меня ожидает в этом плане государство? Так человек начнет включаться.

Государство же этого не понимает, государство не считает, что отец должен быть каким-то образом сильно вовлечен в воспитание ребенка, потому что государство – это такие же отцы, которые считают, что главная их цель в этой жизни – это бабла заработать побольше, принести домой и сказать: "Я добытчик! Жена, наливай щи-борщи!"

Тамара Ляленкова: Вообще, модель мужественности потихонечку, независимо от государства, претерпевает некие изменения естественным образом, что не может не радовать. Об этом рассказала Екатерина Иванова, магистр Европейского университета в Санкт-Петербурге.

Отцы и дети. Екатерина Иванова
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:20 0:00

Екатерина Иванова: Сейчас для мужчины стало возможным гордиться тем, что он заботливый отец, много времени проводит с ребенком. Теперь это, благодаря современным моделям настоящего мужчины, вкладывается в копилочку его мужественности.

Правда, есть гендерное разделение между тем, что делают папы, и тем, что чаще делают мамы. То есть отцы занимаются детьми, но эту заботу исследователи называют "маскулинный тип заботы". Это такое активное времяпрепровождение совместно с ребенком, чаще всего в публичном пространстве, на виду. То есть все видят, что папа занят с ребенком, папа вовлечен, он молодец. А маме остаются все скучные, рутинные дела. Чего нет в требованиях к хорошему отцу, так это повседневной заботы, вовлеченности в быт.

Многие отцы становятся лучшими отцами после развода

Если мы говорим про отцов вне семьи, (в России процент разводов очень высок, практически половина браков распадается), то многие отцы, и они сами это признают, становятся лучшими отцами после развода. После развода они нередко пересматривают саму идею отцовства и меняют модель своего отношения. То есть те, кто был воскресными папами даже в браке, после развода начинают понимать, что если они продолжат реализовывать ту же схему, они могут потерять контакт с ребенком. И многие начинают активно вовлекаться в воспитание, для них это становится важным личным проектом, важной частью вообще всей идентичности.

Тамара Ляленкова: Смотрите, как все переворачивается неожиданным образом, независимо от государства и контроля, который родители должны сохранять над своими детьми. Может быть, традиционная модель уже поменялась принципиально?

Тимур Мурсалиев: Возможно, я в другом каком-то мире живу, но там роль отца, скажем так, соавторская родительская. Не отец авторитарно принимает решения, не мать решает, делать прививки или не делать прививки и какие, а они вместе думают, вместе заботятся о ребенке, просто кто сейчас может, у кого есть время, эмоциональные силы и так далее. Оба вовлечены и страдают одними и теми же сложностями в общении с ребенком. Оба не умеют, например, не знают, как добиться поведения, которое им нравится, как замотивировать ребенка.

Алексей Голубев: Вообще, мы можем здесь сколько угодно говорить красивыми словами про отцовство, про родительство, но факт в том, что люди транслируют стереотипы, скорее, даже от противного – у них не было авторитета в виде отца, не было ни добытчика, ничего такого.

Общество формируется женщинами почти исключительно

Что касается вопроса, меняется ли что-то сейчас, – на мой взгляд, нет. Мы живем в обществе, где мужчины были воспитаны женщинами, мы продолжаем жить в обществе, где и мальчики, и девочки воспитываются женщинами, на всех уровнях – и в семье, и в детском саду, и в школе, и далее. Общество формируется женщинами почти исключительно, поскольку личность человека формируется в том возрасте, когда его окружают бабушки, мамы, воспитательницы и так далее.

Тамара Ляленкова: Значит, остается потребность, необходимость в таких якорных вещах, как надежность, защита. Любой человек, ребенок, подросток в этом нуждается. Может быть, эти важные вещи сейчас теряются, и это плохо?

Ольга Борисова: Это, кстати, один из основных вопросов, которым мы сейчас занимаемся: если мы так стремится к гендерному равенству и всему прочему, то в чем же заключается уникальность роли? Ведь мы добиваемся феминизации мужчины, то есть как бы смотрим в профит, грубо говоря, засчитываем ему то, как он умеет справляться с женскими занятиями, научился взаимодействовать с ребенком или нет, умеет готовить или нет, может убрать или нет. Таким образом, мы достигаем феминного равенства, но кажется, что здесь что-то не так, и все-таки у отца есть своя уникальная роль, просто мы ее до сих пор так и не определили.

Тамара Ляленкова: Я думаю, это связано с тем, что сейчас сложный период, когда что-то меняется внутри, но еще никак не проявляется, не артикулируется вовне.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG