Ссылки для упрощенного доступа

Сено-солома. Михаил Эрперт – о государственной собственности


​Недавно все возмущались поведением некой Ольги Глацких, чиновницы свердловской обладминистрации. Она заявила, что государство не просило родителей рожать, а потому никому ничего не должно. И вот теперь говорят, что эта Глацких сказала что-то неправильное, вредное, глупое, и ее даже в итоге уволили. А почему, собственно, глупое? Я вот не понимаю, в чем глупость. Всем известна неизбывная тяга народа к государственному патернализму – это зло, присущее издавна людям в России, осуждалось не раз. Почти каждый раз доносится в разных видах и от разных ораторов: надо перестать надеяться на государство, нужно взять судьбу в свои руки и работать, работать, работать… Глацких, возможно, перестаралась немного, поставив вопрос в крайней форме – что ж теперь человеку делать, ежели, не спросив у него позволения и без указания от ответственных лиц, родители произвели беднягу на свет?

Однако дело, понятно, не в форме. Это не глупость – это идеология. Правая. Нет, не та, которая призывает зиги кидать и бороться с мигрантами, а, скорее, экономическая. Та самая, которая призывает уважать частную собственность, экономическую свободу, конкуренцию, развивать рыночные механизмы, снижать вмешательство в экономику со стороны государства, а также налоги и, соответственно, государственное социальное обеспечение. Идеология, провозглашающая каждого творцом собственного счастья – во всяком случае, если иметь в виду материальную основу того, что можно называть счастьем. Если кому-то хочется считать ее глупостью, ему придется применить это определение не только к скромной свердловской чиновнице, но и к Маргарет Тэтчер, Рональду Рейгану, к нескольким нобелевским лауреатам по экономике и много еще к кому. В общем, всем, кто высказывает мысли такого рода, стыдиться нечего. Наоборот: эти идеи либеральны, практичны и благородны, они защищают общество от бездельников, любителей похлебать большой ложкой из общественного котла.

С другой стороны, все те, кто не согласен с Глацких, – левые. Даже, можно сказать, леваки. Они считают, что предназначением государства является перераспределение богатств через бюджет или другие создаваемые им социальные фонды, а некоторые даже проповедуют национализацию. Левые говорят: богатым надо делиться с бедными, такое перераспределение справедливо, но не всегда умеют объяснить четко и внятно, почему оно является таковым. Увы, экономическая наука пока что не придумала способа точно определять, насколько мера труда соотносится с уровнем потребления. А потому в левой идеологии чувства всегда будут превалировать над хладностью разума. И дело не в идеологических клише, а в российской традиции. У нас нынче правый – человек разумный, респектабельный и при власти. А левый – либо коммунист, либо крикун уличный.

И потому я почти во всем согласен с Ольгой Глацких. Действительно, разве это так плохо, если люди сами решают, сколько иметь, к примеру, детей и при этом принимать такие решения, исходя из своих сил, возможностей и желания? Это прекрасно и освободит нас от множества сложностей, включая существование многочисленных департаментов по делам молодежи, одно из которых, видимо вынужденно, возглавляла она сама до постыдного увольнения. И я был бы готов до конца разделить с ней все печальные последствия всеобщего осуждения со стороны “леваков”… если бы не одно обстоятельство. Состоит оно в том, что мне иногда приходилось почитывать Гегеля. Гегель имел обыкновение утверждать, в частности, что истина конкретна. А потому, если бы экономика и вообще жизнь людей определялись, как думают некоторые, идеями, я бы припал к истине, изреченной чиновницей Глацких, с фанатизмом апологета. Однако, увы, дело в действительности обстоит таким образом, что одна и та же идея при разных конкретно сложившихся обстоятельствах может приводить к результатам противоположным.

Когда об экономической свободе, рынке, необходимости освободиться от государственного патернализма говорили Рейган и Тэтчер, хотелось им аплодировать. Если те же слова произносят Алексей Кудрин или Ольга Глацких, хочется опустить стыдливо глаза. Потому что нынче российское государство не только защищает от супостатов, не только поддерживает порядок и, как умеет, ловит преступников – оно умудрилось заполучить себе в собственность, как говорят, более 70% производительных сил и капиталов в стране. От всяческих ГУПов, МУПов, государственных корпораций, акционерных обществ с преобладающим участием государства, государственных и муниципальных учреждений просто рябит в глазах. Они везде – от космоса и ВПК до ЖКХ и торговли продовольственными товарами.

Процесс перехода некогда частных активов в госсобственность не останавливается, но продолжается весьма активными темпами. В минувшем году, к примеру, в собственность государственного банка перешел крупнейший российский ретейлер "Магнит", и это примечательнейший момент в текущей российской истории: некогда утверждали, что в государственной собственности необходимо сохранить стратегические активы, но теперь, видимо, к таковым отнесли торговлю картошкой, колбасой, туалетной бумагой и консервами для собак. Каждый год активы множества частных банков переходят в ведение государственных – Центральный банк продолжает упорно “чистить” финансовую сферу от слабых и ненадежных. И, на всеобщее удивление, слабыми и ненадежными являются банки частные, а сильными и устойчивыми – государственные. Ходят также слухи, что в скором времени под контроль государственных менеджеров попадет и "Альфа-банк" – крупнейшая из поныне живущих частных финансовых организаций. И т. д.

С оставшимися 30 процентами тоже все не так просто. Что делать с вроде как частными компаниями, большая часть деятельности которых сводится к освоению госзаказа? Их, связанных со всеми уровнями государственного и муниципального управления, а также с госпредприятиями и госкорпорациями, развелось нынче немало. По сути это тоже неотъемлемая часть государственной экономики. Государство как институт и государственные чиновники практически полностью определяют их деятельность, без государства их существование немыслимо.

Повышать цены на что угодно можно хоть каждый день без всякого страха – рынок, чего ж вы хотите?

Это означает, что уже сегодня благополучие большинства россиян напрямую зависит от государства. Зависит, в том числе, и уровень зарплат, и цены на множество товаров повседневного спроса, и много чего еще. Кстати, левые любители посудачить об ужасах российского капитализма забывают, что российская экономика давно по преимуществу государственная, что государство нынче не только законодатель и регулятор, но и господствующий на рынках работодатель и предприниматель. И что особенно важно – монополист в финансовой сфере.

Так называемый “частный сектор” в России в наибольшей степени представлен крупным монополистическим бизнесом, который по определению не может не быть связанным с государством. Мы все знаем название этих компаний: "Лукойл", "Сургутнефтегаз", "Норильский никель", гиганты черной металлургии, "Русал" и т.д., и т.п.

Если сложить фрагменты этой мозаики воедино, то мы получим реальную картину современной российской действительности: вне реального управления и влияния государства находятся считаные проценты богатств страны. Но и тут государство все активнее вмешивается в жизнь обычного россиянина. Недавно, к примеру, выяснилось, что граждане даже остатками собственности не способны распоряжаться по своему разумению, и государство, используя законотворческие ресурсы, может изымать ее по мере необходимости. Последний пример – т.н. московская реновация, в ходе которой оно получило право изымать квартиры и земельную собственность граждан даже без соответствующей компенсации.

Мы уже сегодня имеем практически полностью огосударствленную экономику, как в СССР, но с одним важным отличием: в Советском Союзе государство осуществляло жесткий контроль над ценами и корректировало их относительно редко. Сегодня повышать цены на что угодно можно хоть каждый день без всякого страха – рынок, чего ж вы хотите? В результате, госчиновник не самого высшего ранга может спокойно нацепить часы за полмиллиона долларов, усесться без стеснения в "Майбах" и отправиться в свой загородный дворец отдыхать от неимоверных тягот службы Отечеству. И что самое любопытное, с начала этого века, когда доля госсобственности в экономике неизменно росла, экономический блок правительства неизменно возглавляют сторонники правых идей. Во всяком случае, так утверждают их критики, постоянно требующие скорректировать экономический курс. И теперь понятно, что имеют в виду замечательные наследники тэтчеризма и рейганизма на русской почве:

– Друзья! Соотечественники! – говорят нам они. – Ваше дело – работать на государство и получать от него столько, сколько ему будет угодно вам дать. А кто не хочет – берите оставшиеся пару процентов собственности на всех, свободно трудитесь, конкурируйте, развивайтесь, и постарайтесь ни в чем себе не отказывать! Но главное: избавляйтесь от своего традиционного порочного патернализма, ибо государство никому ничем не обязано! А если кому что не нравится, то все претензии предъявляйте вашим родителям, которые не спросили у государства, можно ли вас рожать или нет!

Вот что, ежели кто не понял, на самом деле, произнесла глава регионального департамента по делам молодежи О. Глацких в той своей речи, неоднократно в различных своих вариантах воспроизведенной устами многих чиновников, включая и самого г-на В. Путина. И поскольку мы тут, используя Гегеля, расшифровали действительное содержание сказанного, невольно встает вопрос: а это что, и есть та самая идеология, которая от Тэтчер и Рейгана, и мы все действительно леваки? Так и пойдем под знаменем Сергея Удальцова? Правда, не совсем понятно куда, ибо все вокруг уже практически национализировано. Но правый-то фланг, говорят, прочно занят – никто не может лучше бороться с патернализмом, нежели Глацких с сообщниками.

Понятно, что тут проблема чисто формальная, однако как-то совсем некстати существовать вообще за рамками политико-экономического спектра. Ты должен быть правым, а если не правым – то левым. Как учили ходить строевым шагом малограмотных крестьян в русской армии? – Сено-солома, и третьего не дано! Вот Алексей Навальный, к примеру: не уважает богатых, частную собственность. Воры вы, говорит, и в микроскоп разглядывает их часы и бумажники! Что-то подобное некогда анархист Пьер-Жозеф Прудон написал: мол, "собственность – это кража!" И неважно, что на самом деле Навальный думает про Прудона, и думает ли он про Прудона вообще, но очевидно, что популист и левак! Все серьезные люди так говорят!

Впрочем, Навальный сам за себя ответит, ему защитники не нужны. А вот Ольге Глацких, а также примкнувшим к ней Алексею Кудрину, экономическому блоку медведевского правительства, Чубайсу и Грефу, получившим в кормление по государственной корпорации каждый, и всем прочим оплотам правизны и либерализма хочется сказать следующее.

Идеи насчет необходимости изживания патернализма, уважения к собственности и пр., являются, как ни крути, верными и не имеющими альтернативы. Мы готовы их принять полностью и безоговорочно, отказавшись от большей части государственного призрения (в смысле опеки, заботы о бедных и пр.), как, впрочем, и государственного надсмотра. Мы будем сами заботиться о себе. И вы смело можете ликвидировать многочисленные департаменты – по делам молодежи, по нуждам инвалидов среднего возраста, матерей-одиночек, юных бабушек, пожилых дедушек и прочих категорий населения. Учитывая, что от вас толку мало, мы с этим как-нибудь сами управимся!

Имеется одно простое условие: собственность отдайте. Те самые государственные 70 процентов – "Газпром", "Роснефть", Сбербанк, ВТБ, "Транснефть", Ростех, Роснано и много чего другого. Зачем вам все это – все равно, судя по темпам развития экономики, близким к арифметической погрешности, богатством, которое горделиво рекламируется в телевизоре в качестве "национального достояния", вы эффективно управлять не способны. Или вы, по левым лекалам, распоряжаетесь государственной собственностью, но тогда обязаны озаботиться не только своим, но и нашим достойным существованием, или вы ее отдаете – и мы навек забываем о патернализме.

Мы готовы свято уважать и хранить частную собственность. Но не только вашу, а всякую, вне зависимости от ее размеров. Мы хотим заставить вас уважать наши права на свой малый бизнес, на квартиры в пятиэтажках и землю под ними не меньше, нежели вы уважаете свои – на контрольные пакеты и дворцы на Рублевке. Но ежели наши дома вы, не спросив у хозяев, отправите под экскаватор, защищать ваши дворцы, если они вдруг сильно не понравятся неким левым, мы, исходя из сугубо правых принципов справедливости, не пойдем.

В общем, все на этом свете должно встать на свои места: левое – левым, а правое – правым. А в прекрасной России будущего олимпийская чемпионка Ольга Глацких вместо провозглашения идеологических мантр отправится воспитывать молодых гимнасток в спортшколу.

Михаил Эрперт – петербургский экономист, кандидат экономических наук

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG