Ссылки для упрощенного доступа

"Государство российское вмешивалось". Филарет – о томосе, Пасхе и Зеленском


Почетный патриарх Православной церкви Украины Филарет

Почетный патриарх Православной церкви Украины Филарет в интервью, записанном по случаю празднования православными Пасхи, рассказывает, как Москва повлияла на то, что другие поместные церкви, кроме Константинопольской, пока не признали автокефалию украинской церкви, почему он не доволен статусом митрополии и надеется, что рано или поздно будет признан Киевский патриархат, а также о его молитвах за то, чтобы избранному президенту Украины Владимиру Зеленскому удалось побороть коррупцию.

– Православные верующие сегодня отмечают Пасху. Впервые этот праздник отмечается и новой церковью – Православной церковью Украины. После получения автокефалии больше людей стали приходить в церковь?

– Ходили и ходят. На пасхальные богослужения приходят и дети, и молодежь. Потому что у нас есть свобода. Не ходят только ленивые или маловерные.

– На Пасху в храмах всегда много людей, а вот храмов – мало?

– Храмов сейчас больше, чем нужно. Только у Киевского патриархата более 7 тысяч парафий. А сколько у Московского! Украина вообще по количеству парафий является самой большой церковью среди всех православных церквей. Она больше российской.

– Для многих нынешние праздники проходят не в радости, а в отчаянии. Как смириться тем, кто расстроен, что на выборах победил не его кандидат? Вы, например, уже поздравили новоизбранного президента, пожелали ему успехов на этом посту.

– Украина продемонстрировала всему миру демократию. Всех удивило, что новоизбранный президент набрал свыше 70 процентов голосов. Это убеждает всех, что нового президента избрали сознательно. Кого избирали? Люди избирали президента, который должен сделать в Украине реформы. О реформах мы говорим уже десятки лет, а что имеется в виду под реформами? Уничтожить коррупцию.

– Вы думаете, что Владимиру Зеленскому это удастся?

– Удастся или нет, я не могу сказать, потому что это целая система, и нужно эту систему поменять. Будет ли у него такая команда, которая сможет изменить коррупционную систему? Если ему это удастся, то у украинского народа он будет в большом почете. Потому что Украина в этом случае продемонстрирует не только демократию, свободу и независимость, но и то, что она европейская страна. И мы молимся, чтобы Господь послал новому президенту силы сделать решительный шаг.

Владимир Зеленский
Владимир Зеленский

– Во время дебатов перед вторым туром выборов Владимир Зеленский упрекнул действующего президента и своего соперника Петра Порошенко, что он считает своей заслугой предоставление Украине томоса, а это заслуга не Петра Порошенко, а ваша. Вы тоже так считаете? Чья это заслуга?

– Нужно оценивать реально. Если бы не было Киевского патриархата, который я создал вместе с православным народом, с архиереями, с духовенством, могла бы вообще идти речь о томосе, если бы не было церкви? Ясно, что нет. И потому в первую очередь получение томоса – это заслуга тех, кто построил церковь. Но не нужно приуменьшать также значение президента. Потому что церковь была, предыдущие президенты обращались к Вселенскому патриарху, но томоса не было. Поэтому, конечно, это заслуга в том числе президента Порошенко. Но основная заслуга – существование Киевского патриархата. Вот это основа. Без этой основы никакого томоса не было бы. Поэтому Владимир Зеленский прав в том, что основная заслуга – это то, что существовал Киевский патриархат, который я возглавлял как патриарх.

– Получается, что и реклама президента Порошенко "Армия! Язык! Вера!" была зря, ведь критиковали его за тот же "томос-тур".

– Армия есть. Была небоеспособной, а сегодня – боеспособная. Армия защитила Донбасс? Защитила. Правда, часть остается оккупированной. Церковь есть? Есть. Признанная? Признанная. Правда, только Вселенским патриархом. Язык набирает силу в Украине? Набирает. Поэтому сказать, что все это – пустые слова, мы не можем. Церковь должна говорить правду. Горькая правда или правда сладкая, а говорить нужно правду. Потому что с правдой Бог!

Предвыборная агитация Петра Порошенко в центре Киева накануне второго тура выборов
Предвыборная агитация Петра Порошенко в центре Киева накануне второго тура выборов

– Вы знаете, что Владимир Зеленский шутил и о церкви. Когда говорили о так называемом "томос-туре", когда президент ездил по Украине, Зеленский называл его "термосом". Стоит ли ему как новоизбранному президенту извиниться? Ведь многие люди на него за это обижаются.

– Конечно, нельзя называть "термосом" томос, за который мы боролись более 25 лет. Зеленский за это уже извинился. Это оскорбительно для церкви – томос, который имеет для нас большое значение, называть "термосом". Но мы извиняем новоизбранного президента за эти слова и не обижаемся.

– Как вы думаете, будет ли новый президент поддерживать курс на развитие новой Православной церкви Украины?

– Это зависит не от президента. Это зависит от церкви, от епископата, от духовенства и от народа. Не нужно думать, что Киевский патриархат создали президенты. Некоторые президенты были и против Киевского патриархата, особенно президент, который убежал. Я имею в виду Януковича. Были против. Но не могли преодолеть церковь. И потому церковь создает сама церковь, епископат и народ. А народ почему? Потому, что народ хочет, чтобы в независимом государстве была независимая церковь. Поэтому от президента, от его отношения ничего не зависит. Если он будет относиться хорошо, мы будем благодарить, что он хорошо относится к церкви. Но даже если будет относиться негативно, чего мы пока не допускаем, то церковь все равно будет существовать.

– А что касается других политических сил? Вот народный депутат Украины, сторонник украинской церкви Московского патриархата Вадим Новинский сказал на этой неделе, что нужно будет все эти решения возвращать назад, потому что захват церквей происходил рейдерскими методами…

Мы убеждены, что придет время, когда все церкви, в том числе русская, признают украинскую церковь

– Это не зависит от Новинского. Никаких захватов храмов не было. В некоторых местах были споры не между верующими Киевского патриархата и Московского патриархата, а между верующими Московского патриархата. Они между собой спорили. Одни хотели перейти в Киевский патриархат, а другие не хотели.

Поэтому мы и попросили Верховную раду принять закон – механизм, каким образом религиозное сообщество избирает свой религиозный центр. И Верховная рада приняла такой закон. Если большинство прихожан, а прихожанами считаются живущие на территории данной парафии, то есть в данном селе, или, если в городах, посещают данный храм, то храм при выборе центра принадлежит большинству.

Новинский, и не только Новинский, а Москва и Московский патриархат в Украине на весь мир трубят, что их "захватывают". Никакого захвата нет, потому что УПЦ КП не заинтересована, чтобы в нашу церковь входили люди после применения силы. Нам нужно, чтобы они вошли в украинскую церковь добровольно, а не силой. И потому мы отметаем насильственное возвращение верующих Московского патриархата в Киевский патриархат.

– Это уже не в Киевский патриархат, а в ПЦУ. Правильно?

– ПЦУ официально признана Вселенским патриархом. Но в Украине существует Киевский патриархат. Потому что мы недовольны статусом митрополии. Мы более 25 лет существуем как патриархат. И народ избирал патриархов. Я – третий патриарх. А до меня были патриарх Владимир, патриарх Мстислав. Патриархи были! И потому для Украины мы являемся патриархатом. А для внешнего мира, то есть для православного мира, мы являемся Киевской митрополией. Но мы верим, что придет время, когда все православие признает украинскую церковь не как митрополию, а как патриархат.

– Когда это произойдет?

– Это будет тогда, когда мы объединим все украинское православие в одну церковь. Тогда и произойдет признание Киевского патриархата.

– Но другие православные церкви не спешат признавать ПЦУ. С чем это связано?

– Действительно, не спешат. А связано это с Москвой. Москва на эти церкви влияла разными методами. И государство российское вмешивалось. Из Греции из-за этого даже выслали несколько дипломатов. Значит, русское государство вмешивалось в церковные дела. И деньги сыграли свою роль. И руководство ездило по поместным церквам и агитировало, чтобы они не признавали решения Вселенского патриарха о предоставлении томоса об автокефалии. Все это повлияло.

Мы убеждены, что придет время, когда все церкви, в том числе русская, признают украинскую церковь. Почему признают? А потому, что она большая, почти равная будет Московскому патриархату, и не признавать такую церковь невозможно. В 1992 году, когда никто не верил, что мы получим томос об автокефалии, мы боролись, создавали церковь – и ее признали. Так и сейчас мы убеждены, что состоится и объединение всего украинского православия, и признание будет, но нужно время.

– Но пока, поздравляя Владимира Зеленского с избранием на должность президента, митрополит Запорожский УПЦ (МП) Лука писал о "расколе", о том, что священников "выгоняют из их домов", "запрещают работать". Насколько это соответствует действительности? Или это он просто находится под воздействием пропаганды?

– Дело в том, что этот архиерей Лука много неправды говорит. И то, что он говорит, не сбудется. Украина как государство есть и будет. А раз есть и будет государство, то в этом государстве обязательно будет независимая, то есть автокефальная, церковь. И здесь, что бы Лука ни говорил против исторического процесса, против воли Божьей, он не может ничего сделать.

– С другой стороны, митрополит ПЦУ Белгородский Иоасаф, который к вам недавно приезжал, написал пост в Фейсбуке, в котором пожаловался на то, что у диаспорских церквей теперь непонятный статус, непонятны отношения руководства новой церкви, непонятно отношение к вам. Пост отчаяния, так его можно охарактеризовать.

– Дело в том, что, согласно томосу, ПЦУ не должна включать в свой состав парафии и епархии, которые находятся за пределами Украины. Это в томосе написано. Но это зависит не от нас, то есть не от ПЦУ. Это зависит от тех епархий и тех парафий, которые находятся за пределами Украины. Если они хотят быть в составе Константинопольского патриархата, мы запрещать этого не можем. Но если парафии в Европе, в Америке, в России и по всему миру не хотят войти в состав Константинопольского патриархата, то мы их заставить не можем. Но и оттолкнуть их не можем. Поэтому мы, поскольку они не хотят уйти от нас, считаем их своими.

– Вы писали митрополиту Белгородскому ответ?

– Там много с чем можно не соглашаться. Но нужно сказать, что митрополит Белгородский Иоасаф написал правду.

– Киевский окружной административный суд принял решение, что пока не состоится переименование УПЦ (МП) в Русскую православную церковь в Украине. Министерство культуры будет, наверное, подавать апелляцию. Как вы оцениваете это судебное решение?

– У нас суды, к величайшему сожалению, несправедливые. И потому я не уверен, что это решение является справедливым, что оно в интересах и украинского государства, и украинского народа. Наши суды нужно реформировать, чтобы они были справедливыми судами, а не пристраивались к тем или иным политическим силам. Я верю в победу правды.

– Остается влияние Москвы. В настоящий момент значительно меньше, но оно более враждебно, и это очевидно. Как можно противостоять этому влиянию?

На оккупированных территориях Донбасса богослужения совершают подпольно

– Народ может противостоять. Каким образом? Когда объединится в Киевском патриархате, в правдивой ПЦУ. Постепенно, шаг за шагом. Прошло четыре месяца с того времени, как мы получили томос об автокефалии ПЦУ, в нашу церковь уже перешли свыше 500 парафий Московского патриархата. И этот процесс будет продолжаться.

Говорят, что перед выборами этот процесс замедлился.

– Это действительно так. Потому что думали, что президентом будет человек, который не будет поддерживать процесс объединения украинского православия. Зеленский заявил, что он не будет вмешиваться в церковные дела. И это хорошо. Но если он не будет вмешиваться, то народ сам выберет украинскую церковь.

– Церковь всегда должна быть лояльной к власти или нет? Вот был пример советского времени, когда священники и архиереи должны были быть лояльными советской власти.

– Церковь признавала законы советской власти и подчинялась данным законам, кроме области, касавшейся веры. А когда требовали отказаться от Христа, тогда и священники, и епископы, и миряне шли в Сибирь и шли на расстрел.

– Похожая ситуация в настоящий момент складывается со священниками в аннексированном Крыму. Например, что касается архиепископа Климента. Его уже однажды задерживали, ему там очень непросто.

– Дело в том, что в аннексированном Крыму и в оккупированных районах Донбасса свободы для нашей церкви нет. И потому на оккупированных территориях Донбасса богослужения совершают подпольно. И Московский патриархат молчит об этом, не говорит, что там захватывают храмы. Там не только храмы захватывают, а там вообще не позволяют совершать богослужения, особенно в Донбассе. Так же и в Крыму. Но мы общаемся и поддерживаем архиепископа Климента, он отстаивает независимость и территориальную целостность Крыма, который является частью украинского государства. Мы верим, что и там наступит свобода.

Архиепископ ПЦУ Климент во время пасхального богослужения. Симферополь, 28 апреля 2019 года
Архиепископ ПЦУ Климент во время пасхального богослужения. Симферополь, 28 апреля 2019 года

– В завершение нашего разговора я хотела бы вернуться к тому, с чего мы начали эту беседу, – к празднику Пасхи. Не могли бы вы дать напутствие верующим.

– Мы празднуем Воскресение Христово – победу над смертью. После чего была эта победа? После Голгофы, после страданий. Те, кто распинал Иисуса Христа, – торжествовали победу над "богохульником", но когда Христос воскрес и победил смерть, кто торжествовал победу? Христос, его последователи, апостолы, жены-мироносицы и все, кто верили у него.

А первосвященники что делали? Деньги давали страже, чтобы они говорили неправду: "Вот вы говорите, что Он не воскрес, а что Его украли". Так вот, празднуя Воскресение Христово, мы должны верить не только в победу жизни над смертью, а в то, что правда в земной жизни всегда побеждает.

Каким был Советский Союз сильным и безбожным, но мы победили. Я помню, как мне говорили в советские времена, что нам пришел конец, что мы вступаем в коммунизм, где нет никакой религии. Я тогда им сказал, что если они не будут нас в коммунизме терпеть – то коммунизма не будет, а церковь – будет. Так и случилось: коммунизма нет и никогда больше не будет. А церковь есть и будет. Потому что с церковью Бог и правда.

Поэтому в жизни нужно идти дорогой правды, даже если эта дорога связана со страданиями – нужно терпеть и идти дорогой правды, потому что конец – это не победа, как и концом Голгофы не было Воскресение Христа.

– Но у некоторых людей уже не хватает терпения для такого тяжелого пути.

– На это есть божественная благодать. Какая сила была у мучеников, когда они терпели страдания? Что их человеческая природа не могла не перетерпеть? Божественная благодать.

А в советские времена, когда шли в Сибирь, – им предлагали отказаться от Христа и получить свободу, но они не отказывались и шли и в Сибирь, и на расстрелы. Преподобного Меркурия Черниговского вели на расстрел дважды, и он не боялся, потому что пуля не вылетала – поэтому они не могли его расстрелять. То есть божественная сила помогает каждому человеку, верному Богу. Поэтому тот, кто говорит, что не может терпеть, – это неправда, обратись к Богу, и Он тебе поможет, и даст тебе силу – и ты преодолеешь любую неправду.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG