Ссылки для упрощенного доступа

Храмы вместо скверов. Евгений Фирсов – о власти духовной и мирской


Чаяния людей, которые пытаются отстоять сквер, чтобы молодые мамочки могли гулять там со своими малышами, а тинейджеры проводили там свой досуг, совершенно понятны. Не столь очевидны мотивы противоположной стороны. Зачем нужно так упорствовать в строительстве утилитарно малопригодного объекта, коих и так уже тысячи, даже при риске таких вот серьёзных, как в Екатеринбурге, обострений? Ответ на этот вопрос можно разделить на две составляющие. Во-первых, православная церковь – крупнейший поставщик лояльности для действующей власти. Во-вторых, если что-то большое и величественное стоит в самом центре города, то у меня, как у обывателя, складывается ложное впечатление, что все вокруг вовлечены и увлечены тем, что символизирует этот центральный маркер. А одна из самых важных моих социальных потребностей – чувство принадлежности к большинству, по большому счёту, неважно, к какому именно, хоть к советски-атеистически-социалистическому, хоть к монархически-православному.

Многие ошибочно считают, что сегодняшняя сервильность церкви – это черта исключительно современной Русской православной церкви, воссозданной Иосифом Сталиным в 1943 году. Ничего подобного! Услужение светской власти – это природа и существо православия, на протяжении всей его истории. Взаимодействие светской власти и церкви возможно в двух моделях, при цезаропапизме и папском цезаризме. И если на Западе нередко власть папы превосходила светскую власть монарха, то на Востоке, в Византии и потом в России, в иерархии власти монарх всегда властвовал над патриархом.

Я неоднократно приводил хрестоматийный пример: источником православного вероучения является Священное Предание, одно из центральных мест которого занимают вселенские соборы. Эти соборы православной церковью официально считаются непогрешимыми. Так вот все без исключения православные вселенские соборы созывались вовсе не клиром, а византийскими императорами. "Колебаться вместе с линией партии" – абсолютно нормальное явление для православия. Сегодня епископ города Кизика Герман, оскопленный императором Константином Погонатом, анафематствует Шестой вселенский собор, такова монаршая воля, а завтра он становится патриархом Константинополя.

Что касается отечественной истории, то один из дурно пахнущих вопросов звучит так: а как относилась русская церковь к рабству в то время, когда оно существовало? Крепостное право в России юридически закреплено Соборным уложением 1649 года за подписями "Иосифа, патриарха Московского и всея Руси, и митрополитом, и архиепископами, и епископами, и архимандритами и игуменами, и всем освященным собором". Филарет (Дроздов), митрополит Московский, святой русской церкви, в 1862 году писал: "В прошедших веках благочестивое усердие великих князей, царей и частных людей обогатило православную церковь ненаселенными и населенными имениями: и нечаянно исполнило древний закон о десятине в пользу духовенства. Из 10 млн крепостных людей 1 млн был в ведомстве духовенства". Когда же исторический момент потребовал освобождения крепостных, русская церковь в очередной раз выказала свою суть: историк и правовед Григорий Джаншиев в 1905 году написал: "Духовенство, в особенности высшее, в большинстве было против освобождения".

Конечно же, и западная церковь в свое время оправдывала рабовладение, иные католические риторы могли на 20 страницах чёрное сделать белым, и наоборот. Но при этом, в западной церкви имела место и живая учёность, и, в известных рамках, плюрализм. Ярчайшим примером является Франсиско де Витория, основоположник Саламанкской школы схоластики. И католическая церковь, при всём своём ригоризме, основала целый ряд первоклассных учебных заведений. В этом отношении православная церковь – прямая противоположность церкви римской. Ещё более разительно отличается от православия реформированная часть западной церкви.

Те, кто внимательно читает труды великого мыслителя-государственника Владислава Суркова (не ставь он подписей под ними, так иной счел бы их за работы Макиавелли; в последнем своём опусе он переупаковал маргинальное выражение "народ-богоносец" в якобы новую упаковку – "глубинный народ", и тем самым попытался скрыть дурной запах связанных с этой категорией идей), видят, что, как выразился Михаил Ходарковский (не путать с Ходорковским): "В реальной действительности, однако, путинская Россия зашла в тупик. Его политика только привела Россию к более глубокой изоляции, теперь уже и в мирских сферах, и в религиозных. По-видимому, будучи не в состоянии изменить курс, режим Путина отчаянно ищет идеологию в темных уголках российской истории и богословия".

Евгений Фирсов – исследователь и издатель документов церкви

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG