Ссылки для упрощенного доступа

Поправели и позеленели. Итоги самых важных выборов в Европе


В ходе предвыборной кампании в Германии один из кандидатов угощал избирателей "европейским" тортом

Это не революционные, но всё же большие изменения. Так можно вкратце сформулировать первые отклики на итоги выборов в Европарламент. Нынешние выборы заранее называли самыми важными за 40 лет существования этого института. Главные итоги: умеренные правые и левые партии впервые утратили большинство, заметно – хоть и не настолько, как ожидалось, – прибавили правые популисты, очень хорошо выступили зеленые.

Кого и как выбирали?

В Европарламенте (ЕП) 751 место – пока, до выхода Великобритании из Евросоюза, который, если опять не произойдет ничего неожиданного, намечен на конец октября. После этого британские кресла будут частично "заморожены" (на случай дальнейшего расширения Евросоюза), частично – разделены между другими странами. Но пока депутатов 751.

Каждая из на данный момент 28 стран ЕС обладает своим числом мест в ЕП, в зависимости от численности населения. Больше всего евродепутатов избирается от Германии – 96, меньше всего – от Кипра, Люксембурга, Мальты и Эстонии – по 6. В каждой стране своих кандидатов выставляют местные партии, но граждане того или иного государства ЕС, живущие в другой стране Союза, могут выбрать, где им голосовать – по месту гражданства или по месту жительства.

Депутаты, избранные в ЕП от своих партий в своих странах, объединяются во фракции по принципу идейной близости. До сих пор крупнейшими фракциями в Европарламенте были две умеренные. Первая – Европейская народная партия (ЕНП), в которую, входят депутаты, избранные, например, от правящего в Германии Христианско-демократического союза, французских "Республиканцев" или испанской Народной партии. Вторая – Прогрессивный альянс социалистов и демократов, объединяющий социал-демократические партии, британских лейбористов и прочие умеренно левые силы.

До сих пор эти фракции обладали в ЕП значительным большинством, поэтому во главе Европейской комиссии, фактического правительства ЕС, чередовались их представители. Право- и левоцентристы сотрудничали по важнейшим вопросам, поэтому политологи говорили о "большой коалиции" в Европарламенте. Кстати, права этой ассамблеи несколько лет назад были расширены, так что теперь она куда больше напоминает "нормальный" парламент – с правом утверждать правительство, предлагать законы и серьезно влиять на политику 28 стран ЕС.

Что-то пошло не так, как раньше

Нынешние выборы лишили две центристские фракции привычного большинства. По итогам предыдущих выборов, прошедших в 2014 году, у Европейской народной партии и социалистов в сумме был 401 депутат, теперь будет лишь 329 – заметно меньше 376 мест, составляющих большинство. "Центр сжался, – с грустью констатировал, выступая в ночь после выборов перед журналистами, ведущий кандидат Европейской народной партии Манфред Вебер. – Но я не вижу ясного большинства у противников социалистов, либералов или ЕНП. Так что я хотел бы призвать [перечисленные силы] к объединению усилий и совместной работе".

Европейская народная партия Манфреда Вебера выступила не так удачно, как хотел бы ее лидер
Европейская народная партия Манфреда Вебера выступила не так удачно, как хотел бы ее лидер

Под либералами Вебер имел в виду фракцию "Альянс либералов и демократов за Европу" (АЛДЕ), которая усилила свои позиции, завоевав, по предварительным данным, 107 депутатских мест. АЛДЕ значительно "потяжелела" (до сих пор у этой фракции было 68 мест) и благодаря решению новой французской партии "Вперед, Республика!" президента Эммануэля Макрона вступить именно в эту фракцию. У либералов в ЕП теперь большие шансы повлиять на состав будущей Еврокомиссии и другие важные вопросы.

Большим успехом могут считать результаты выборов и европейские зеленые: теперь у них 70 кресел (до сих пор было 47). Особенно хорошо выступила эта партия в Германии, где заняла второе место вслед за правящим ХДС. Вот как голосовали за зеленых в разных странах Европы:

Что касается правых популистов и националистов, среди которых много симпатизирующих политике Владимира Путина, то их электоральный успех предсказывали многие опросы – но он оказался несколько более скромным, чем ожидалось. В сумме у этих сил – они пока разделены на две фракции – будет не более 115 мест.

Победители и побежденные

Вот еще некоторые наиболее яркие результаты европейских выборов.

  • Голосовать пришли около 51% европейских избирателей. Это самый высокий показатель за 20 лет. Обычно явка на выборах в ЕП значительно ниже, чем на выборах в национальные парламенты.
  • Лига – антимигрантская партия министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини, считающегося наиболее выразительной фигурой среди европейских правых популистов, – с большим отрывом выиграла евровыборы в Италии, набрав не менее 32% голосов.
  • Правые радикалы – "Национальное объединение" Марин Ле Пен (раньше известное как "Национальный фронт") – выиграли во Франции, набрав около 24% голосов. Примерно на полтора процента от них отстала партия "Вперед, Республика!" президента Макрона.
  • Огромным успехом обернулись выборы для британской Партии Брекзита, недавно созданной лидером националистов Найджелом Фаражем. По предварительным данным (они не учитывают результаты голосования в Северной Ирландии, которые будут позже), у сторонников Фаража будет 24 депутатских кресла из 72, которыми располагает Британия. Тем не менее в целом силы сторонников и противников Брекзита вновь разделились практически поровну. Обращает на себя внимание разгромное поражение правящей Консервативной партии, которая оказалась лишь пятой по числу набранных голосов.

  • Болезненное поражение потерпели партии правящей коалиции в Германии. ХДС канцлера Ангелы Меркель одержал пиррову победу, формально победив с 28% голосов – однако пять лет назад за эту партию голосовали 35% избирателей. Еще хуже результат у социал-демократов: они набрали 15,5% голосов (в 2014 году – 27%), пропустив вперед зеленых.
  • Правящие в Польше и Венгрии консервативные националисты подтвердили свое доминирование: польская партия "Право и справедливость" Ярослава Качиньского получила 46% голосов, партия "Фидес" венгерского премьера Виктора Орбана – 52%. А вот в Словакии победу праздновала проевропейская коалиция сторонников новоизбранного президента страны Зузаны Чапутовой.
  • В Греции убедительную победу одержала оппозиционная консервативная партия "Новая демократия" – более 33% голосов. Правящая левая коалиция "Сириза" набрала лишь 20%. Премьер-министр Греции Алексис Ципрас объявил о досрочных парламентских выборах в стране.

Что дальше?

Итоги европейских выборов и то, как они повлияют на политику ЕС, для Радио Свобода прокомментировал чешский политолог и социолог, бывший заместитель председателя Европарламента Либор Роучек.

Либор Роучек
Либор Роучек

– Евроскептики, националисты и правые радикалы действительно укрепили свои позиции, но это укрепление примерно соответствует тому уровню поддержки, который у них был в последние пару лет. Большого прорыва на правом фланге не произошло. Вместе этим партиям очень далеко до парламентского большинства. 110–115 мест – для парламента, в котором 751 депутат, это мало. Две крупнейшие фракции, Народной партии и социалистов, стали слабее, но усилились либералы и зеленые. Вместе у этих четырех политических сил более двух третей полученных голосов. То есть переговоры по поводу кандидатуры главы Еврокомиссии и основных постов в руководстве европейских институтов теперь будут более сложными и многосторонними, но не более. Основные направления политики Евросоюза при этом особо не изменятся. Наибольшие шансы стать председателем Еврокомиссии по-прежнему у Манфреда Вебера, но здесь возможны варианты, какие-то соглашения – вплоть до того, что как компромиссный вариант эта должность наконец отойдет к представителю либеральной фракции.

Лидер Партии Брекзита Найджел Фараж (в центре) празднует победу
Лидер Партии Брекзита Найджел Фараж (в центре) празднует победу

– Как оценивать успех зеленых? В чем тут причины?

– Прежде всего они хорошо выступили в самой крупной стране ЕС – Германии, а также в Ирландии и отчасти в Британии. Но, к примеру, немного уступили в Австрии, где получили на один мандат меньше. Во многих странах, прежде всего Западной Европы, климатические изменения были одной из важнейших предвыборных тем. Это обсуждение приняло во многом мировой масштаб, что играет на руку зеленым.

– "Вымывание центра", ослабление центристских партий, о котором говорит Манфред Вебер, по вашему мнению, в Европе будет продолжаться, или это временное явление?

– Трудно говорить о долгосрочной перспективе, 10 лет и более, но в ближайшем будущем, я думаю, эта тенденция сохранится. Тут, правда, важно иметь в виду, что слабеют две традиционные силы, располагавшиеся в центре политического спектра, – христианские демократы и социалисты. То есть те, которые принято считать мейнстримом. Это видно на выборах и европейского, и национального уровня. Но дополняют этот политический центр, укрепляют свои позиции партии либо тоже традиционные, как либеральные демократы в Британии, либо более новые, вроде зеленых, которые тем не менее не являются антисистемными. Зеленые это доказали, когда в начале прошлого десятилетия входили в правящую в Германии коалицию. Они вели себя вполне ответственно. А поскольку права человека и гражданские свободы относятся к числу их приоритетных тем, то это может быть основой для формирования европейской внешней политики – тут у них точки соприкосновения с традиционными партиями. Это ясная прозападная ориентация, как у любой политической силы, ставящей во главу угла уважение к правам человека.

Правые популисты будут чаще поднимать вопросы, касающиеся отношений с Россией, в выгодном Москве духе

– Если говорить о европейской внешней политике, ее важнейших направлениях, в том числе отношениях с Россией, – на нее исход этих выборов как-то повлияет?

– Радикальных изменений не будет. Но усиление правых популистов и националистов, симпатизирующих Кремлю, может привести к тому, что они будут чаще поднимать какие-то вопросы, касающиеся отношений с Россией, в выгодном Москве духе. Ну, собственно, там, где партии этого направления уже у власти или входили в состав правящих коалиций, например в Австрии и Италии, в последние годы были попытки добиться ослабления или отмены санкций против Кремля. Или, скажем, в том, что касается урегулирования российско-украинского конфликта, здесь от этого фланга нового парламента тоже можно ожидать каких-то пророссийских инициатив.

– Можно ли сказать однозначно: эти выборы усилили ЕС или ослабили?

– Я тут смотрю на вещи позитивно: думаю, скорее усилили. Хотя бы потому, что активность избирателей оказалась самой высокой за последние десятилетия. Причем она возросла во всех без исключения странах. Более активно вели себя не только сторонники антиевропейских сил, но и те избиратели, которым интересы Европы не чужды, которые считают европейский проект своим. За счет этого европейская идея выиграла, – считает бывший заместитель председателя Европарламента Либор Роучек.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG