Ссылки для упрощенного доступа

"Это ​​– не про терроризм, это ​​– про пытки". Дело "Сети" в суде


Пикет в поддержку фигурантов дела "Сети"

В Санкт-Петербурге и в Пензе продолжаются суды по делу "о террористическом сообществе "Сеть". Десять человек обвиняют в подготовке терактов и организации вооруженного мятежа в России. Подсудимые заявляют о пытках, судьи не реагируют.

Статья подготовлена по материалам программы "Человек имеет право".

Судебные заседания по делу "Сети" с середины мая идут в Приволжском окружном военном суде в Пензе и в Санкт-Петербурге, где в выездном режиме заседает коллегия Московского окружного военного суда. На обоих процессах допрашивают свидетелей обвинения: в том числе сотрудников ФСБ, которых, судя по их словам, периодически подводит память, и молодых людей, знакомых с частью подсудимых. Сами подсудимые вновь во всеуслышание заявили о применении к ним пыток.

Когда болит всё тело, нельзя выделить какую-то отдельную часть

На скамье подсудимых в Санкт-Петербурге Юлий Бояршинов и Виктор Филинков. На заседании 4 июня в Санкт-Петербурге Филинков рассказал, как его пытали ударами электрошокера около четырех часов: "Когда болит всё тело, нельзя выделить какую-то отдельную часть, – отметил Филинков. – Боль распространяется по всему, хотя бьют в конкретные места. Я не знаю, куда больнее: в ногу, в грудь, в запястье или в шею".

Виктор Филинков
Виктор Филинков

Он рассказал, что угрозы посадить его в камеру к больным туберкулезом, не давать ему спать и пить были при этом бессмысленны – уже после десяти минут пыток он был абсолютно сломлен и подписал бы все показания и без угроз. В середине выступления обвиняемого один из присутствовавших на суде сотрудников ФСБ спросил у него: "Может быть, что-нибудь более приятное расскажете?" Филинков ответил, что "приятного было мало".

Виктор Филинков рассказал это во время записи образца его голоса для фоноскопической экспертизы, которую назначил суд.

– Это действительно была очень сильная сцена, – рассказывает журналист Давид Френкель, который ведет онлайн-трансляцию процесса для издания "Медиазона". – Было объявлено, что у обоих подсудимых есть около 10 минут, чтобы поговорить на любую тему. Филинков сразу начал рассказывать о своих ощущениях от того, как его пытали. Очень сильная речь, судьи, несомненно, с большим интересом слушали, но никаких эмоций по отношению к тому, что он рассказывал, они публично не проявили. Единственное, они сделали очень строгое замечание Филинкову за цитату матерных слов. Он процитировал, что ему кричали сотрудники ФСБ во время пыток. Судьи сказали, что это последнее предупреждение, чтобы впредь Филинков в зале суда не матерился. На его вопрос, как же ему тогда цитировать, что ему говорили сотрудники ФСБ, судьи сказали, что они не знают как. То есть судьи не проявляют свое отношение к тому, что слышат заявления о пытках. И Филинков не первый, кто публично на заседаниях в Петербурге об этом говорил, поскольку у нас были свидетели из Пензы, это были Шакурский, Пчелинцев, Сагынбаев, по видеосвязи. Они все говорили, что их пытали, рассказывали о применении к ним тока и о том, что показания, которые они давали, в том числе упоминая Филинкова и Бояршинова, давались только с применением пыток и давления. И судьи тоже никак эмоционально не реагировали на эти заявления.

Журналист Давид Френкель
Журналист Давид Френкель

– Одно и то же дело, по сути, рассматривают в двух разных городах, и непонятно, почему их не объединили. Почему это все не в одном суде и, во-вторых, при чем тут Москва?

– Дело рассматривают те суды, которые по закону имеют право их рассматривать. Дело по статье 205.4 УК РФ ("Организация террористического сообщества и участие в нем") могут рассматривать не так много судов в России – это, в частности, Московский военный окружной суд и Приволжский, поэтому они и выбраны. Можно предположить, что дела не объединяют для удобства обвинения. К примеру, в петербургском и в пензенском деле есть текст допроса, сделанный разными следователями, с одним и тем же свидетелем – Зориным. Защита утверждает, что тексты совпадают вплоть до орфографических ошибок. При этом ни одна из сторон, ни в Пензе, ни в Петербурге, не может сослаться на этот материал, поскольку второй экземпляр того же допроса, сделанный другим следователем, не имеет отношения ни к тому, ни к другому делу. Такие способы, видимо, удобны для обвинения.

– Вы сейчас ходите практически на все заседания Московского окружного военного суда в Петербурге. Какое у вас складывается ощущение от того, как проходит процесс?

– Не питая никаких иллюзий по поводу того, каким будет приговор, – скорее всего, обвинительным, заседания в Петербурге выглядят достаточно объективно. Судьи могут посмеяться и над доводами обвинения, и над доводами защиты, могут даже подколоть и ту, и другую сторону. Отношение к журналистам достаточно лояльное. Есть ощущение показательной нейтральности, показательной объективности, показательной честности.

Большинство свидетелей просто не знакомы ни с Филинковым, ни с Бояршиновым

Но обвинение неубедительно. Они все время приглашают различных свидетелей, которые совершенно никак не могут подтвердить их доводы. Большинство свидетелей просто не знакомы ни с Филинковым, ни с Бояршиновым, а нужны для формальных каких-то причин. Например, чтобы обосновать отсутствие подписи на некоторых документах, было выслушано аж три свидетеля по видеосвязи из Пензы. При этом ни одного свидетеля, ни одного сотрудника ФСБ из Петербурга, которые бы реально занимались делом Филинкова и Бояршинова, выслушано не было. Допрашивали, например, коллег Филинкова по работе – их было несколько человек, и нужны они были для того, чтобы сообщить суду, что они слышали, что у жены Филинкова было какое-то оружие. Притом что из материалов дела известно, что у жены Филинкова было легальное оружие, и непонятно, какое это вообще имеет отношение к делу.

Что касается отношения к стороне защиты, то, например, за последние несколько заседаний судьи, как минимум частично, удовлетворили ходатайства о проведении различных экспертиз – фоноскопической экспертизы, дополнительной экспертизы по анализу одного из основных доказательств обвинения – некоего свода "Сети", некоего текста, якобы описывающего структуру организации. Были выслушаны специалисты по анархистам, которые объяснили суду, что анархисты не стремятся к насильственному захвату власти и вообще не пытаются создать свое государство. То есть многие доводы защиты были приняты. Но многие вопросы снимаются. Снимаются вопросы, напрямую указывающие на пытки. Или, например, есть версия, что все дело началось с того, что один из свидетелей в Пензе был пойман с наркотиками и, видимо, использован для того, чтобы оговорить всех остальных. И любые вопросы, касающиеся этой связи, снимаются как не имеющие отношения к делу, хотя защита, несомненно, хочет провести эти параллели, показать эту связь, как это все могло начаться с давления на конкретного человека,– рассказывает Давид Френкель.

Ещё один питерский обвиняемый по делу "Сети" Игорь Шишкин признал вину, согласился сотрудничать со следствием, в январе его приговорили к 3,5 годам колонии.

Как развивалось дело "Сети":

"Дело Сети"
пожалуйста, подождите
Embed

No media source currently available

0:00 0:02:11 0:00

В Приволжском окружном военном суде Пензы дело "Сети" рассматривают с середины мая. На скамье подсудимых семь человек – Илья Шакурский, Дмитрий Пчелинцев, Андрей Чернов, Михаил Кульков, Максим Иванкин, Василий Куксов и Арман Сагынбаев. Сейчас на заседаниях допрашивают свидетелей обвинения. Их в деле больше ста.

"Перед допросом нас всех поставили на колени у стены и заставили читать уголовный кодекс, статью про терроризм, вслух", – это слова свидетеля Анатолия Уварова на заседании в Пензе 5 июня.

Когда показания зачитываются, свидетели очень удивляются: "Правда, я такое говорил? Серьезно?"

– Сейчас заслушивают показания свидетелей, которые все в недоумении от того, что они наговорили следствию, – рассказывает правозащитник, эксперт движения "За права человека" Ирина Яценко. – Когда показания зачитываются, свидетели очень удивляются: "Правда, я такое говорил? Серьезно?" Там был эпизод, когда человек подошел, посмотрел на подпись и сказал: "В двух местах точно не моя подпись, и эти все слова, которые использует следствие, "детонаторы", "взрывы", не употреблялись мной". Люди подписывали показания просто под давлением, потому что им угрожали, в том числе и возбуждением уголовных дел непосредственно против них: "Если вы не подпишите это, вы будете так же помещены в СИЗО". Это все звучало в зале судебного заседания.

Ирина Яценко
Ирина Яценко

Вся история про "Сеть" – это не про терроризм, это про пытки. Там не только к нынешним фигурантам применялись пытки, но и к свидетелям, и даже есть достаточно подробная экспертиза о применении электрошокера и "электровспоминателя", как это названо у следователя, "допрос с электровспоминателем". Жуткая вещь, конечно. Как в Санкт-Петербурге не было заслушано никакой экспертизы, так и в Пензе просто пока что слушают свидетелей. Я думаю, будут еще много дней их слушать, – заключает Яценко.

В 2017 и 2018 годах в Пензе и Санкт-Петербурге были арестованы одиннадцать анархистов и активистов движения антифа. По версии следствия, молодые люди планировали устроить теракты во время выборов президента России и чемпионата мира по футболу, чтобы "раскачать народные массы для дестабилизации обстановки в стране", а также чтобы "поднять вооружённый мятеж".

Согласно обвинительному заключению, у Дмитрия Пчелинцева в 2015 году появилась идея создать глубоко законспирированное сообщество анархистов, которое ставило бы целью свержение власти в России. В результате, как утверждается, было создано сообщество "Сеть", участники которого, по версии следствия, использовали позывные вместо имён, закупали оружие и занимались тренировками по стрельбе. Ячейки "Сети" якобы были созданы в Петербурге, Москве и Минске. После оглашения обвинительного заключения все подсудимые заявили, что не признают своей вины по обвинениям, связанным с террористической деятельностью. Двое подсудимых, Иванкин и Кульков, частично признали вину по статье о сбыте наркотиков – это обвинение предъявлено только им.

Трое из обвиняемых – Дмитрий Пчелинцев, Илья Шакурский и Арман Сагынбаев – с самого начала сообщили о пытках током в подвале следственного изолятора с целью получения признательных показаний. При этом уголовное преследование Егора Зорина, чья явка с повинной стала формальным основанием для возбуждения дела, было прекращено.

В правозащитном центре "Мемориал" дело "Сети" признали политически мотивированным.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG