Ссылки для упрощенного доступа

"Они будто озверели". Как задерживали у Мосгоризбиркома


Задержания в Москве 14 июля

Тридцать девять задержанных, трое госпитализированных. Так завершилась в воскресенье вечером московская акция протеста в поддержку независимых кандидатов с требованием допустить их на выборы в Московскую городскую думу. В отделениях полиции на ночь остались два человека – активист Алексей Меняйло и муниципальный депутат Юлия Галямина. В понедельник суды рассматривали их дела, а в Москве продолжались акции протеста.

Акция, начавшаяся в 2 часа дня на Пушкинской площади, проходила мирно, полиция держалась в стороне и позволила людям отправиться к Мосгоризбиркому, где около 8 часов вечера внезапно начались задержания – и задержания очень жесткие. В автозаках оказались 39 человек, среди них – кандидаты Илья Яшин, Любовь Соболь, Юлия Галямина, Иван Жданов. По словам очевидцев, полиция действовала жестко и применяла физическую силу. Люди сообщали, что их избивают, наносят удары по животу и голове, тянут за волосы.

Один из пострадавших Пётр Пузиков рассказал Радио Свобода, как действовали полицейские:

Очень жестко задерживали. Падали банковские карты, телефоны, очки

– Сначала мы были в Новопушкинском сквере, общались с депутатами-самовыдвиженцами. Потом пошли к мэрии, скандировали лозунги, чтобы допустили наших кандидатов. Позже мы дошли до Мосгоризбиркома, где тоже просили нам ответить, почему выборы проводятся нечестно. Так мы простояли несколько часов, ничего не дождались. Чуть позже выставили оцепление у двух из трех входов во двор к Мосгоризбиркому. И со стороны третьего подъехали автозаки и подошли сотрудники полиции в касках и приготовились нас задерживать. В этот момент Любовь Соболь начала их останавливать, говорить, что она пришла пообщаться со своими избирателями, что все законно. Ее, естественно, не услышали и начали нас теснить к выходу. Параллельно стали производить задержания.

– Насколько жестко вас задержали?

– Мне трудно сравнивать, потому что меня задерживали в первый раз. Мне показалось, что достаточно жестко. Даже не только меня. В автозаке было еще несколько ребят: у одного носом кровь шла, у другого – сотрясение мозга было. Еще у одного, который рядом сидел, было очень плохо – его в область печени пнули. Он просился выйти, но нас после этого начали катать по разным участкам.

Избиение Петра Пузикова в автозаке:

– В интернет попало видео, где вас в автозаке несколько сотрудников полиции бьют ногами. Могли бы рассказать, как это произошло?

– Били они еще до того, как запихнули в автозак. В автозак впихивали всеми возможными способами – били ногами, палками. Никаких требований не было пройти в автозак. Даже других ребят, которые им в лицо кричали: "Не заламывайте меня, я сам спокойно дойду!" – их все равно очень жестко задерживали. Падали банковские карты, телефоны, очки.

Задержание Любови Соболь
Задержание Любови Соболь

– Вы обращались за медицинской помощью? Насколько у вас серьезные травмы?

– Я сейчас как раз иду в больницу. Вчера времени не было, утром надо было идти на работу. Сейчас за документами иду в травмпункт. Синяков на теле достаточно, но серьезных травм вроде нет.

– Есть какое-то предположение, почему полиция так жестко действовала?

Они как будто озверели

– Сложно сказать. До этого они вели себя мирно, пока мы шли по улицам Москвы, а как только оказались в замкнутом пространстве, они как будто озверели. Выставили оцепление. Люди стали спрашивать: "Разве это согласованный митинг? Мы же здесь просто на встрече с избирателями". Все молчали. Вообще в тот день сотрудники много молчали, даже на требования представиться.

– Против вас составили протокол?

– Нет. Это еще один странный момент. Нас привезли в ОВД "Лужники", выгрузили из автозака. Но когда мы зашли на КПП, нас спросили: "Вы по какому вопросу?" Мы опешили, постояли несколько секунд, потом сказали: "Ни по какому, извините". Развернулись и пошли обратно. Начали уходить, и в это время началась вторая волна задержаний. Но, видимо, задерживали только того, кого им было надо: задержали Любовь Соболь и еще одного или двух человек, – рассказывал Петр Пузиков.

Повторное задержание Любови Соболь:

​После доставки в ОВД "Лужники" часть задержанных смогла покинуть отделение. Среди них оказалась Любовь Соболь, однако её догнали полицейские и вновь задержали. За Соболь вступился также оказавшийся на свободе Алексей Миняйло, но и его тоже вновь задержали.​ Миняйло – один из двух оставленных в отделении полиции. Он провел ночь в ОВД "Лужники". В его отношении составили два протокола – о сопротивлении полиции и нарушении правил проведения публичного мероприятия. В понедельник его отправили в Хамовнический суд.

Его адвокат Валентин Карелин рассказал Радио Свобода подробности задержания:

Он спросил у дежурного: "А я могу идти? Я задержан или что?" Он сказал: "Я вообще не знаю, кто вы такие – идите, конечно"

– Задерживали его вчера в районе 8 часов вечера, он был у Мосгоризбиркома. Не представляясь, несмотря на его неоднократные просьбы, не имея на себе жетона с номером сотрудника полиции, не предъявляя удостоверение, а просто по указанию какого-то начальника его схватили, заламывая руки, привели в автозак. У меня есть фотография, что у него там следы покраснений, гематомы большие на сгибе локтя на каждой руке, какие-то капилляры лопнули. Когда он приехал в отдел, его долго не выгружали. Он спросил у дежурного: "А я могу идти? Я задержан?" Тот сказал: "Я вообще не знаю, кто вы такие – идите, конечно". После этого он пошел в сторону метро. Он пошел не один, в том числе Любовь Соболь. Вдруг их догнала полиция и без объяснения причин достаточно жестко ломала, привела насильственно в отделение и оставила на ночь.

– Его избивали в отделении?

– Я не буду подставлять моего подзащитного заявлением, что его избивали. Я исхожу из того, что если применяли какие-то насильственные меры, они, скорее всего, обоснованы, пока иного не доказано вступившим в силу решением. Но мы настояли на внесении в протокол его доставления, что у него были следы физических повреждений, без указания, кто их нанес.

– У вас есть объяснение, с чем может быть связано такое жесткое задержание?

– Я не понимаю, почему полиция была вынуждена прибегнуть к силовым действиям. Что сделал мой подзащитный? Когда Любовь Соболь, получив ответ дежурного, что ее не задерживают, непонятно, кто она такая, пошла за ним к метро, ее нагнали полицейские, прижали к забору. Она – как юрист – начала задавать вполне резонные вопросы: "Вы должны представиться, назвать цель и причину обращения, меры принуждения применяете" и так далее. В ответ на это получила немотивированное применение насилия. А мой подзащитный Алексей, видя, что молодой девушке начинают грубо крутить руки, встал на пути полицейских. Они его просто сшибли. По идее, потерпевший – он, а обвиняют его. Я думаю, вначале у властей была установка сделать козлом отпущения Любовь Соболь, потому что она кандидат, получившая отказной материал по ее регистрации на выборах. А затем немножко все переигралось, когда увидели, сколько в ее поддержку людей высказываются – было принято решение ее отпустить. А кого не отпустить? Того, кто не кандидат, – заключает адвокат Валентин Карелин.

Второй человек, кого оставили на ночь в отделении полиции, – муниципальный депутат Юлия Галямина. Она находилась в ОВД "Хамовники".

Задержания 14 июля
Задержания 14 июля

Из отделения полиции в больницу на скорой помощи отвезли еще одного задержанного – 19-летнего Максима Верхотурова. По словам его матери Ирины Юниной, его избили дважды – сначала при задержании, потом в ОВД. У Верхотурова многочисленные ушибы и сотрясение мозга:

Он был в таком состоянии, не мог сам передвигаться

– Задержание было достаточно жесткое, применяли грубую физическую силу. Затем привезли в ОВД "Хамовники", после этого – в ОВД "Лужники". Там в камере его уже били. Он написал смс, что отбирают телефон, положили на пол лицом, бьют. После этого связи с ним не было, пока не пришел адвокат. Адвоката пустили не сразу. Там находился еще человек, которого тоже сильно избили, у него весь нос был в крови. В 6 утра вызвали скорую повторно. Первая скорая зафиксировала, но не забрала в больницу, а его состояние ухудшилось. Вызвали повторно скорую. Скорая зафиксировала сильное сотрясение мозга и многочисленные ушибы в области грудной клетки и почек. С этим диагнозом его отвезли в 1-ю градскую больницу. Я вместе с ним поехала в скорой, хотя запретили, но он был в таком состоянии, не мог сам передвигаться... Его на каталке довезли до машины скорой помощи, там он не шел своими ногами. Настолько сильное сотрясение мозга. Сейчас Максим находится в 1-й градской больнице, чувствует себя плохо.

Задержания 14 июля
Задержания 14 июля

– А вы когда приехали в ОВД, вам дали пообщаться с ним?

– Мы привезли средства первой необходимости. Но в течение четырех часов все представители ОВД отнекивались, не хотели ничего принимать до того момента, пока все-таки не появился адвокат. Тогда я смогла просто до турникета донести хотя бы передачу двум мальчикам. Приняли. Потом им отдали телефоны. Потом мне Максим написал, что передача ему поступила – все нормально. Но они находились в камерах. В ОВД к ним применяли физическую силу. Какой в этом смысл был, непонятно! Люди сидят под стражей. Они ничего не могут сделать против полицейских. Сейчас им вменяют статьи – присутствие на несанкционированном митинге и неповиновение властям, хотя при задержании они сразу были доставлены в автозак. Сегодня в 10 утра планировался Хамовнический суд, но Максим в больнице, и мы не знаем, что будет дальше. Органы ОВД пока с нами не связывались, – рассказала Ирина Юнина.

По данным "ОВД-Инфо", после акции 14 июля были госпитализированы четыре человека.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG