Ссылки для упрощенного доступа

Вода и Крым


Виталий Портников: Пойдет ли украинская вода в Крым, и нужна ли она сегодня аннексированному полуострову? Сейчас об этом много говорят и в России, и в Украине. Очень трудно понять, где здесь политика, а где реальные потребности населения Крыма. Об этом мы поговорим сегодня в нашей программе. В студии украинский политик, лидер партии "Сила права" Андрей Сенченко и мой коллега, журналист Александр Янковский. Предлагаем вашему вниманию сюжет о сути истории с Северо-Крымским каналом.

Корреспондент: До 2014 года Украина обеспечивала через Северо-Крымский канал до 85% потребностей Крыма в пресной воде. Протяженность канала, соединяющего русло Днепра с полуостровом, превышает 400 километров. Он был построен более полувека назад и за год перекачивал более миллиарда кубометров воды. Канал начинается в Херсонской области, а в Крыму его основная часть проходит вблизи Красноперекопска, Джанкоя и далее на восток полуострова, до Керчи.

После российской аннексии Крыма украинские власти перекрыли подачу днепровской воды. В Херсонской области возвели сначала временную, а затем стационарную дамбу. Российские власти заявили, что могут оперативно решить проблему водоснабжения Крыма, в частности, за счет опреснения морской воды и проведения водопровода из Кубани через Керченский пролив. О подобных планах говорил ранее и президент России Владимир Путин. Однако от таких убыточных проектов в Москве отказались, и сейчас более чем на 60% территории полуострова по-прежнему остро ощущается дефицит воды. Ее запасы пополняют из водохранилищ естественного стока и ограниченных подземных источников.

Прогнозы для Крыма неутешительны – такими же засушливыми, как 2019-й, могут быть и следующие два года. Из-за нехватки воды для орошения полей и скудных осадков степным районам Крыма грозит засоление почвы, что ставит под угрозу ее сельскохозяйственное использование. Для решения проблемы с поливом земли крымчане активно бурят скважины, быстро расходуя ограниченные возможности подземных источников. Ученые и эксперты-экологи констатируют, что нехватка пресной воды приобретает катастрофический характер и постоянно усугубляется из-за истощения водохранилищ и минерализации артезианских вод.

Пресная вода необходима и для обеспечения технологических процессов на химических предприятиях Армянска и Красноперекопска. После перекрытия Северо-Крымского канала здесь перешили на использование воды из подземных источников, но их запасы практически исчерпаны. В минувшем году из-за выбросов вредных веществ заводом "Титановые инвестиции" местные власти были вынуждены провести эвакуацию детей из Армянска. Проблема с выбросами в этом городе, а также в соседнем Красноперекопске и окрестностях сохраняется до сих пор.

Прогнозы для Крыма неутешительны – такими же засушливыми, как 2019-й, могут быть и следующие два года

Некоторые российские политики призывают нового украинского президента Владимира Зеленского пустить воду на полуостров. Впрочем, бывший представитель президента Украины в Автономной Республике Крым Борис Бабин убежден, что выполнение Киевом этого требования "будет крахом всех надежд на деоккупацию, это будет государственной изменой в уголовно-правовом смысле, и, конечно, это будет предательством интересов украинского народа". Бабин считает, что Украина может предложить Кремлю восстановить водоснабжение через канал "в обмен на деоккупацию северного Крыма, что поможет избежать гуманитарной катастрофы".

Пока продолжаются дискуссии, конструкции Северо-Крымского канала разбирают местные жители. Журналисты редакции "Крым.Реалии" сообщают, что частично уже демонтированы бетонные плиты на участке отводного канала длиной около 300 метров неподалеку от поселка Новоселовское, расположенного на административной границе Сакского и Раздольненского районов Крыма.

Андрей Сенченко: Здесь скорее вопрос о цене оккупации для Российской Федерации. Когда перекрывался Северо-Крымский канал, не стояла задача создать проблемы украинским гражданам. Безусловно, в определенном смысле трудности у них есть. Водный баланс Крыма выглядит следующим образом: Крым в год получает в виде поверхностных стоков один миллиард кубических метров воды, еще примерно 500 миллионов Крым может поднимать из подземных источников, но это при условии, что сделан проект и это используется в очень правильном щадящем режиме. Ведь если сделать это нерационально, можно поднять в два раза меньше подземных вод, но вызвать засоление почвы.

Сколько потребляет население Крыма? В Крыму, условно, два миллиона человек. Существует так называемая физиологическая норма потребления воды, она разная для разных климатических зон. Я беру российскую физиологическую норму для Краснодарского края — это 46 кубических литров воды в год на человека, то есть цистерна воды. Умножьте два миллиона на 50 - получается 100 миллионов кубических метров. А мы с вами посчитали, что потенциально есть полтора миллиарда (причем это я привожу цифры, исходя из 30-летней статистики). На самом деле воды в 15 раз больше, чем потребляет население, но ее нужно собрать, очистить и подать населению. Для этого нужно потратить огромные деньги. Оккупанты пытаются сэкономить эти деньги и поэтому через свою агентуру, через агентов влияния и через купленные телеканалы постоянно раскачивают украинскую власть и украинское общество, пытаясь выжать слезу и все-таки убедить открыть Северо-Крымский канал. Но делать этого категорически нельзя. Вы захватили Крым, и вы должны обеспечить жизнедеятельность населения — норма Женевской конвенции 1949 года четко обязывает это делать.

Виталий Портников: Сколько в этой истории с крымской водой пропаганды, а сколько реальных потребностей?

Александр Янковский: Всегда надо искать, кому это выгодно. Конечно, поставка днепровской воды была бы выгодна тем, кто занимается промышленным производством на территории аннексированного Россией Крымского полуострова. И второй момент: эта вода нужна для реализации самых разнообразных проектов. Понятно, что Крым лежит достаточно тяжким бременем на шее России, постоянно необходимы деньги для того, чтобы там что-то происходило.

Александр Янковский
Александр Янковский

Немного предыстории. В Крым от Северо-Крымского канала поступало более миллиарда кубических метров воды. Эта вода использовалась в основном все-таки для сельского хозяйства, для промышленности и для водоснабжения тех населенных пунктов, которые находились вдоль канала, а также практически полностью всего восточного Крыма, таких крупных городов, как Феодосия, Керчь, Судак, отчасти Симферополя: восточного и центрального Крыма, проблемы которого невозможно было решить без днепровской воды. В 2014 году пустили реки из центрального Крыма по Северо-Крымскому каналу для того, чтобы запитать те населенные пункты, которые не могут жить без днепровской воды, то есть осуществили переброску из центрального Крыма через Северо-Крымский канал в Феодосию, Керчь и Судак. В 2015 году оказалось, что этой воды мало, поскольку водохранилища на реке Биюк-Карасу практически обмелели, поэтому было принято решение срочно бурить скважины в Джанкойском и Нижнегорском районах, так называемые три Нежинские водозабора, из этих водозаборов пробурили больше десятка скважин и стали выкачивать подземную воду. Сейчас там продолжается выкачка этой воды. Ежедневно приблизительно 200 тысяч кубических метров, то есть в месяц около 6 миллионов кубических метров, а в год где-то 70 миллионов кубических метров воды выкачивается и подается в Феодосию, Керчь и Судак. Эта вода идет по Северо-Крымскому каналу.

Этот канал - достаточно древнее гидротехническое сооружение, которое требует постоянной поддержки и ремонта. И вот сейчас они увидели, что у них идут очень большие потери воды. Эта вода, которая под землей, невозобновляема. Поэтому сейчас подконтрольные России на месте чиновники стали реализовывать проект прокладки трубопровода по Северо-Крымскому каналу, чтобы питать населенные пункты востока.

Этот канал - достаточно древнее гидротехническое сооружение, которое требует постоянной поддержки и ремонта

Если вернуться к вопросу о днепровской воде, то, конечно, мы видим: те, кто проводит пикеты, например, в городе Армянске, это, как правило, люди, связанные с промышленным производством на том же самом заводе "Крымский титан", который действительно очень страдает от нехватки днепровской воды.

Виталий Портников: Кстати, кто реально организует эти пикеты - Дмитрий Фирташ?

Андрей Сенченко: Безусловно. И сырье до сих пор поступает на эти украинское заводы через российскую территорию, и все это знают. Какое-то время после того, как было закрыто железнодорожное сообщение между оккупированным Крымом и материковой частью Украины, вся украинская власть делала вид, что она не замечает, что есть заводская железнодорожная ветка, которая примыкала к ветке Укрзализныци уже на свободной территории после этого блокпоста. Никто не знал, как оказалось, что на территорию Крыма попали эти вагоны с сырьем, продукция вывозилась обратно и поставлялась на экспорт. Во все это были ввязаны Порошенко, Яценюк, таможня, пограничники и так далее. Все все знали, все имели свою долю.

Виталий Портников: Вы это можете доказать, или вы просто так думаете?

Андрей Сенченко: Думаете, что бывают чудеса? Существует магистраль, от магистрали есть отводная веточка, и магистраль, и отводная веточка идут в Крым. Совет безопасности принял решение, перекрыли дорожное сообщение, перекрыли после развилки ближе к Крыму центральную ветку, а эта работает. Они же потом попадают в расписание - вагоны, которые идут туда с сырьем, и вагоны с продукцией, идущей обратно.

Виталий Портников: Но это же в какой-то момент прекратилось, это было недолго?

Андрей Сенченко: Это было, наверное, год, а после криков и скандалов в конце 2015 года прекратилось. Потом эта история работала еще примерно с год и прекратилась только после того, когда уже лопнуло терпение общества: помните, начали падать электрические столбы, и тогда с перепугу перекрыли наконец железнодорожное сообщение. Они стали поставлять то же самое сырье как бы в Российскую Федерацию: оно потом как бы объезжает и дальше едет на пароме, - а сейчас собираются просто гнать эти эшелоны, если достроят железнодорожную составляющую моста. Кроме того, были такие фокусы, когда грузится, например, где-то в Одессе баржа, которая идет якобы в Стамбул, потом выключается система определения, и она почему-то оказывается в одном из портов оккупированного Крыма с сырьем для господина Фирташа.

Виталий Портников: То есть мы можем констатировать, что в Армянске есть фактически украинское предприятие, которое получает украинское сырье, и это предприятие нуждается в украинской же воде, а пикеты происходят на территории, аннексированной Россией?

Андрей Сенченко: Давайте уточним. Сегодня это так называемые украинские предприятия, зарегистрированные в разных местах. Один клон зарегистрирован на территории оккупированного Крыма, платит там налоги. Есть еще "Крымский титан", который зарегистрирован в Москве. Есть еще один фокус, который в свое время переняли у Приднестровья: начали вдохновенно рассказывать нашим гражданам, что предприятия, которые зарегистрированы на свободной территории Украины, находятся фактически на оккупированной территории, и они платят такие огромные налоги, и это так важно для нашей экономики… Еще один титан был зарегистрирован в Киеве, и продукция, которая шла по этой левой железнодорожной ветке, поставлялась по всему миру, как произведенная на свободной территории нашей страны. Эта схема скопирована с Рыбницкого металлургического комбината, расположенного в Приднестровье.

Виталий Портников: Мы начали с водной темы, а в результате уперлись в вечную украинскую олигархию: всюду, где она есть, появляются такие интересные сюжеты, совершенно иного качества, чем, казалось бы, просто межгосударственный конфликт.

Александр Янковский: Возможно. Но все равно это не снижает значения водной проблемы для всего остального Крыма. Подконтрольные Москве крымские чиновники пытаются что-то с этим делать, у них постоянно возникают какие-то идеи. Сейчас появилась новая идея, которую они пытаются продвинуть и получить на нее дополнительное финансирование. Если на выкачку подземных вод, для того чтобы обеспечить восточный Крым питьевой водой, они получили один миллиард двести миллионов рублей, то сейчас их аппетиты стали гораздо больше: они хотят получить около тридцати миллиардов рублей, чтобы снова запустить Межгорное водохранилище.

Межгорное водохранилище находится неподалеку от Симферополя, в 25-30 километрах. Это наливное водохранилище, туда поставлялась вода из Северо-Крымского канала, вначале она закачивалась по каналу, а потом шла по водоводу. Это было такое резервное водохранилище, с помощью которого в 80-е годы и была решена проблема питьевой воды для Симферополя. До этого момента в Симферополе, так же, как сейчас, например, по-прежнему в Судаке, вода подавалась по часам. Кстати, в том же самом Судаке есть такие районы, где вода подается не только по часам, а может подаваться на один час через день, а может быть даже и через два дня. Но я напомню, что для востока Крыма наличие питьевой воды — это самая острая проблема из всех крымских.

И вот это предприятие, которое называется "Вода Крыма", сейчас хочет получить из российского бюджета 30 миллиардов рублей для того, чтобы реанимировать это водохранилище. Когда его строили, наверное, никто не считал, сколько воды будет уходить в грунт или испаряться. Сейчас руководство этой компании "Вода Крыма" хочет получить эти деньги для того, чтобы привести в порядок это водохранилище и перенаправить сток из самых разных крымских рек: в Крыму достаточно полноводные реки, у которых можно забрать воды и направить их в это водохранилище. Есть проблемы у Симферополя со снабжением питьевой водой, и есть проблемы у Севастополя — это два самых крупных крымских города. Но если воду забирать из одного места, понятно, что они обеспечат за счет этого питьевой водой Симферополь и Севастополь, но пострадают другие населенные пункты, которые находятся между этими двумя городами (я даже выношу за скобки вопрос экологии).

Виталий Портников: Можно сказать, что сельское хозяйство восточного Крыма неминуемо погибнет в результате отсутствия воды?

Андрей Сенченко: И восточного, и северного. Оно практически прекратит свое существование до завершения деоккупации Крыма. Мы можем как угодно обсуждать планы перекинуть реки туда или сюда, но вопрос воды они решить не смогут. Единственное решение — это уйти из Крыма и восстановить там украинскую власть, тогда будет вода и все остальное.

Андрей Сенченко
Андрей Сенченко

Но вслушайтесь в цифры, которые называл Александр. Эта их программа восстановления одного водохранилища стоит 30 миллиардов рублей, то есть 500 миллионов долларов. В условиях многолетних санкций, многолетнего содержания Крыма, войны на Донбассе и содержания этих так называемых ОРДЛО, все это уже очень тяжелая ноша для российского бюджета, и там совсем не просто найти такую сумму.

Я не люблю Кучму, но он дал правильное название своей книжке: "Украина - не Россия". Что происходит, если, условно говоря, Украину накрыл кризис 2008 года или российская оккупация, война: у нас падает экономика, вся страна живет хуже, кроме, может быть, кучки олигархов и ребят за забором на Банковой. В России большая милитаристская составляющая. Не может же Путин сказать Шойгу: ты знаешь, денег нет, поэтому атомные подводные лодки или военную космическую группировку я профинансирую в конце года. Там есть очень большая репрессивная составляющая, опричники власти, на которых держится эта власть: если их вовремя не накормить досыта, они же эту власть и разорвут. Поэтому эту военную и репрессивную составляющую они вынуждены полностью финансировать, и тогда непропорционально падает вся бюджетная сфера, государство начинает трещать и шататься.

Виталий Портников: В этом смысле можно говорить, что сами военные в Крыму живут иначе, чем обычные крымчане, или они имеют те же проблемы?

Александр Янковский: Видимо, у них те же самые проблемы, ведь военные живут в тех же самых условиях. Если военный живет в Судаке, где вода дается по часам, то в его квартиру никто не проведет воду отдельно. Я, конечно, выношу за скобки Севастополь и абсолютно отдельно обеспеченных квартирами российских военных, которых туда направили.

Сельское хозяйство не является приоритетом для российских чиновников, которые сейчас де-факто контролируют территорию Крыма

Если вернуться к вопросу о сельском хозяйстве, то в Крыму около двух миллионов гектаров земель сельскохозяйственного назначения. В лучшие времена орошение покрывало около 400 тысяч гектаров, то есть далеко не полностью вся территория была накрыта системой мелиорации. На сегодняшний день из 400 тысяч осталось от 14-ти до 17-ти, в зависимости от года. И это орошение происходит исключительно за счет тех рек, которые естественным путем стекают с крымских гор. Есть небольшие оросительные системы, которые остались возле русл рек, в долинах рек. И мы видим, что сельское хозяйство не является приоритетом для российских чиновников, которые сейчас де-факто контролируют территорию Крыма, так же, как и самозанятость населения. Если сравнивать с 2013 годом, тогда в Крыму было порядка 400 тысяч частных индивидуальных предпринимателей, то сейчас субъектов малого бизнеса стало в 10 раз меньше. Это говорит о том, что люди инициативные, которые сами зарабатывают себе на жизнь, просто-напросто не нужны России. Есть какой-то минимальный набор продуктов, который там могут производить, а все остальное проще завезти.

Виталий Портников: Почему тогда глава российской администрации республики Крым господин Аксенов и глава российского Госсовета республики Крым господин Константинов говорят, что им не нужна эта крымская вода, если такие проблемы? "Это Украина хочет, а нам это не надо", - они неоднократно выступали с такими заявлениями.

Андрей Сенченко: Люди, о которых вы говорите, безусловно, рассчитывают на деньги из российского бюджета. Кроме того, им нужно подавать населению какую-то надежду, что они самостоятельно справятся с этой задачей. Но есть же и другие симптомы. Я напомню: в 2014 году сумма, которая предлагалась за открытие подачи воды в Крым (чтобы не строили плотину и открыли воду), была 20 миллионов долларов. В том числе и мне предлагали (я тогда был замглавы администрации президента). Когда я отказался (а я принимал решение о перекрытии), они сказали: хорошо, мы найдем другой кабинет, где это предложить. Мне пришлось тогда выйти на эфир к Шустеру и на всю страну сказать, что они ходят с торбой, в которой 220 миллионов долларов, и если кто-то скажет: давайте дадим воду, - то знайте, что он взял эти деньги. Перепугались… Потом прошла пара месяцев, и вдруг появился удивительный документ. В моем семейном архиве остался протокол совещания у Гройсмана (он тогда был вице-премьером и министром регионального развития), которым он давал министрам поручение немедленно возобновить подачу воды в Крым. Тогда мой статус позволял позвонить Гройсману и нарычать на него. Гройсман сказал: "Все, никогда в жизни больше не буду подписывать такие бумаги".

Виталий Портников: Вы так верите в чужую компетентность, как будто первый день работаете в украинском правительстве.

Андрей Сенченко: Я прекрасно знаю, что эти люди искали кабинеты. Потом еще один не вполне компетентный товарищ, гражданин Яценюк в середине мая подписал поручение премьер-министра на специальном бланке, и там были перечислены должностные лица, которым он давал поручение проработать вопрос создания акционерного общества на базе Северо-Крымского канала. Май 2014 года, наши военные уже гибнут на Донбассе - и тут акционерное общество на базе Северо-Крымского канала...

Виталий Портников: То, что сейчас представители команды уже нового президента говорят о возможности подачи воды, это тоже поиск кабинетов, или это неопытность и некомпетентность?

Александр Янковский: Я слышал несколько подобных заявлений, но все-таки украинская политика отличается от российской, она во многом зависит от общественного мнения. Возможно, пока они хотят услышать, как среагирует общественное мнение на возможность возобновления такой подачи. С другой стороны, об этом говорят в Крыму, пока на уровне бывшего экс-президента Крыма Юрия Мешкова, который написал Владимиру Зеленскому, но никакого ответа, ни официального, ни неофициального господин Мешков на это свое письмо не получил.

Виталий Портников: Но с украинской стороны тоже идут эти размышления.

Александр Янковский: Определенные политические силы, так называемые "миротворцы", конечно же, пытаются, потому что благодаря деятельности этих политических сил в свое время часть территории Украины оказалась оккупированной. Они хотят предстать такими миротворцами, показать, что все, что нужно для мира, — это, допустим, дать в Крым воду, разрешить народную милицию на Донбассе и так далее.

Вернемся к тому, что говорил господин Сенченко: в Крыму достаточно воды для населения, поэтому эта вода, которая подавалась бы с территории материковой Украины по Северо-Крымскому каналу, например, пошла бы в первую очередь не на потребности населения, а на возобновление каких-нибудь промышленных производств или на улучшение работы сельского хозяйства. Но, конечно, самое главное, такая вода пошла бы на то, чтобы подпитывать российскую пропаганду. С помощью этой воды можно было бы показать: видите, мы решили этот вопрос; все, что скажет господин Путин, и в дальнейшем будет решаться.

Виталий Портников: Как вы считаете, запустят Северо-Крымский канал в нынешнюю каденцию президента Зеленского или нет?

Андрей Сенченко: Пусть только попробуют! Я, например, как гражданин сделаю все для того, чтобы не посмели это сделать. И, думаю, таких людей очень много.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG