Ссылки для упрощенного доступа

От оппозиции требуют денег


Магазин "Армения" - в числе тех, кто вчинил оппозиции иски за причиненный ущерб

Илья Яшин сидит. Но продолжает судиться за право быть кандидатом в московские депутаты. Вдобавок ему и его коллегам транспортники и владельцы магазина «Армения» вкатили миллионные иски «за причиненный ущерб». Можно ли добиться справедливости, когда решение принимает не суд, а Кремль? В студии адвокат Яшина Вадим Прохоров, супруга заключенного Дмитрия Гудкова Валерия Гудкова, помощница Ильи Яшина Вероника Шульгина, журналист Мумин Шакиров, при участии адвоката Софьи Апфельбаум Ирины Повериновой. Ведущая программы "Лицом к событию" Елена Рыковцева

Полная видеоверсия программы

Елена Рыковцева: Отличный разговор у нас сейчас в студии перед эфиром: кто за что сидит, сколько раз и что он ест в камере? Валерия Гудкова, мы еще раз выражаем вам всю свою поддержку и поддержку вашему супругу Дмитрию Гудкову, который впервые попал в место заключения, на территории подмосковного города Электросталь. С нами Вадим Прохоров, человек, который от звонка до звонка проходит весь путь вместе с Ильей Яшиным, и Мумин Шакиров, который вместе с демонстрантами, митингующими и протестующими ходит по этим улицам и знакомит нас с ситуацией на дорогах Москвы. Мы сегодня будем говорить сразу о нескольких процессах. Лера, вы верите, что в российском суде можно найти правду, и она найдется когда-нибудь?

Валерия Гудкова: Пока нет политического решения - может быть. Нам часто поступают предложения: может быть сменить стратегию адвокату и так далее? Мы пытаемся объяснить, что здесь ничего не помогает, здесь явно политическое решение.

Елена Рыковцева: То есть стратегию должны менять какие-то совсем другие люди. Как мотивировать людей сменить свое решение? Они решили вот так, а надо, чтобы по-другому. Что сделать, чтобы этот другой уровень по-другому решил?

Валерия Гудкова: Как минимум, пока не останавливать протестную активность.

Елена Рыковцева: Как Дмитрий, как настроение?

Валерия Гудкова: Он уже сидит 19 суток, осталось 11. Он в бодром состоянии духа, уже адаптировался к тому, что происходит. В камере сейчас он один, до этого он сидел тоже с задержанным на митинге 72-летним мужчиной. Кстати, этому мужчине предложили либо заплатить штраф 150 тысяч, либо отсидеть 10 суток, он выбрал 10 суток, потому что нет денег. Сейчас Дима один в камере. Камера 7 квадратных метров. Телефон они получают на 15 минут в день для разговоров.

Елена Рыковцева: Вы можете общаться с ним лично?

Валерия Гудкова: Могу по телефону. За весь период содержания дается один час родственникам для встречи, неважно, сколько сидит человек, 7 суток или 30 суток. Все остальное посещение касается юридической консультации.

Елена Рыковцева: Открою вам секрет, мы говорили до эфира, что даже не так плохо в этом заведении, где Дмитрий находится, кормят. Потому что начальник заботится о том, что едят заключенные, по сравнению с другими заведениями там получше. Пришла еще одна прекрасная новость, которую озвучил пресс-секретарь Московского городского суда, что поданы иски против зачинщиков акции 27-го июля, против Ильи Яшина, Александра Соловьева, дальше перечисляется целый список имен - Юлия Галямина, Любовь Соболь, Иван Жданов, Владимир Милов, Алексей Навальный, Олег Степанов и Георгий Албуров, поступило требование заплатить за тот ущерб, который нанесли своими действиями эти люди. В денежном выражении 1млн 218 тысяч рублей требует с них Мосгортранс за то, что на территории Москвы в этот момент несанкционированной акции, которую даже не дали провести, произошла задержка движения маршрутного транспорта, что причинило этому ГУП убытки. Также поступил в Коптевский суд иск от ГБУ города Москвы «Автомобильные дороги» на сумму 11 миллионов рублей.

Еще поступил в Тушинский районный суд иск о возмещении убытков от хозяев магазинчика, которые арендуют помещение на улице Тверской, где проходила акция. «С целью сохранения имущества и непричинения вреда персоналу и потребителям» эти люди «были вынуждены закрыть свой магазинчик с 10 часов до 20 часов», поэтому все, что они не продали за эти несколько часов, они теперь инкриминируют зачинщикам. Вадим, как вы классифицируете такие требования?

Вадим Прохоров: Вы начали с одной интересной вещи: как сообщил пресс-секретарь Мосгорсуда. Причем один иск в Коптевский суд, другой в Тушинский и так далее. То есть они это тщательно собрали и об этом всем рассказали. Прискорбно, что судебная власть в России уже окончательно превратилась в обслуживающий персонал при правящем режиме. То есть они уже даже это не скрывают - «чего изволите?». Попробуйте кто-нибудь из оппозиции в свою очередь обратиться за возмещением ущерба, что их не пустили на выборы, сколько на это было потрачено денег и так далее, об этом в лучшем случае скажут сами оппозиционеры. Но когда кто-то науськиваемый властями пытается даже не то, чтобы получить какие-то реальные деньги, а попытаться что-то срубить с оппозиционеров, об этом тут же пресс-секретарь Мосгорсуда услужливо рассказывает всему миру. Сегодня как раз был Московский городской суд по Илье Яшину, Илья Яшин видит главную проблему не в том, что он сидит, в каких условиях и так далее, хотя условия не самые лучшие, вопрос в другом: он добивается того, чтобы его допустили до выборов. Мало того, что выборы превратились в спецоперацию, но еще и все независимые оппозиционные депутаты по сути сейчас закрыты по спецприемникам. Сегодня как раз Мосгорсуд рассматривал его административное исковое заявление относительно отказа участвовать в выборах.

Елена Рыковцева: Лера, как вы относитесь как гражданин и как житель Москвы к таким требованиям, что вы тут нам устроили, верните деньги?

Валерия Гудкова: Закон у нас работает избирательно. То, что они нам пытаются повесить — это массовые беспорядки, которые устроили граждане на улице. Их не было, конечно же. Когда выставили иск, который, вероятно, будет каким-то образом исполнен все-таки, тогда мы должны как граждане выставлять ежедневно иски сотрудникам ДПС, которые вместо того, чтобы разгружать дороги, приводят к тому, что происходит столпотворение на перекрестках, они занимаются тем, что останавливают якобы правонарушителей. У нас тоже могут быть претензии и иски многочисленные.

Вадим Прохоров: Уж точно все оппозиционные кандидаты потеряли собственные средства, причем немалые, пытаясь реально принять участие в выборах, были абсолютно незаконно лишены этой возможности.

Валерия Гудкова: Мы как семьи можем моральный ущерб выставить. Мы на 30 суток были лишены наших супругов, братьев, кормильцев.

Елена Рыковцева: Короче говоря, хорошую идею подбросили эти три иска. Я думаю, что она будет москвичами воспринята на ура. Я предлагаю разговор о сегодняшнем заседании суда по делу Ильи Яшина начать с сюжета Мумина Шакирова.

Яшину вновь отказали в праве баллотироваться в Мосгордуму
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:22 0:00

Елена Рыковцева. Мумин, вы видите эти суды, вы на них ходите, у вас ощущение заданности создается или все-таки вам кажется, что одну сторону послушала судья, другую сторону, и есть такая интрига — на чьей же она будет стороне?

Мумин Шакиров: Никакой интриги нет. Потому что когда ты попадаешь на эти судебные заседания, видишь скучное, почти сонное лицо судьи, которая механически отвечает на какие-то вопросы. Если брать последний Московский городской суд по якобы нарушению организации митингов, то судья была достаточно симпатичная женщина, даже Илья Яшин говорил ей какие-то комплименты, она улыбались. Видим, цитирует законы, ссылается на конституцию, приводит какие-то документы, то есть говорит юридическим языком. Илья отставляет в сторону все юридические формулировки, говорит, что его дело абсолютно политически ангажировано. Каждый раз я слышу, что он говорит: «Ваша честь, вы можете войти в историю, если примете справедливое решение, учитывая, что мое дело политическое. Примите то решение, чтобы вы могли смотреть людям честно в глаза». Мотивация его чисто человеческая. Вадим, естественно, адвокат, юрист, он говорит совершенно другим языком. Но абсолютно сонное, скучное лицо, все предсказуемо. Когда она зачитывает постановление, никакой реакции, все понимают, о чем идет речь, спокойно покидают это заседание, готовятся к следующим судебным процессам.

Елена Рыковцева: Вадим, когда вы идете в суд, вы понимаете, что это всего лишь формальная ступенька, эту ступеньку нужно пройти для европейской галочки, вы знаете, каким будет решение? Или у вас все-таки сохраняется профессиональная надежда выиграть это дело?

Вадим Прохоров: В самом начале был поставлен вопрос насчет правосудия в судах. Как человек, который с 1999 года имеет статус адвоката, хочу сказать, что если брать гражданские споры между физическими лицами, то, с моей точки зрения, порядка 90-95% судебных решений можно считать достаточно правосудными, соответствующими закону. Но как только появляется хоть какой-то интерес государства в виде уголовного дела, которое у нас в обязательном порядке должно закончиться обвинительным приговором, или интерес государства, чтобы не допустить оппозиционного кандидата на выборы, здесь решение суда во многом можно определить заранее. Все равно приходится, как та самая лягушка, из молока взбивать сметану. Все равно приходится доказывать не только и не столько судье, но в зале сидят и средства массовой информации, зрители, это необходимо для дальнейшей работы со Страсбургом. 27 июля нам удалось освободить Илью Яшина, он поехал в Москву, правда, вечером того же дня его задержали. Целых пять часов свободы. Иногда какой-то пробой в этой системе, или решаемый политически сверху, все-таки существует. Я напомню, что диссидентов, я считаю, что в их опыте можно черпать очень многое, тот же самый Владимир Буковский, мой клиент, доверитель, старший товарищ, легендарный наш диссидент, они в советское время испытывали еще меньше надежды, не было ни Страсбурга, ничего, куда можно было обращаться. И тем не менее, они все равно пытались в суде с помощью адвокатов добиться правды. Я считаю, что это очень важно, тем более, что сейчас хотя бы есть Страсбург.

Елена Рыковцева: : С нами Вероника Шульгина, ассистент Ильи Яшина. По поводу признавать ли Илью кандидатом, вы видели, что уже случай произошел о признании одного кандидата — это Сергей Митрохин, судом. После всех разбирательств, после отказа всех комиссий его все-таки суд регистрирует. Этот пример вас вдохновил на то, что вдруг Илью тоже, или вы понимали, что это две разные совсем истории?

Вероника Шульгина: У меня нет никаких иллюзий на этот счет. Сергея Митрохина достаточно сложно назвать в полной мере независимым политиком, будем откровенны. Митрохин все-таки системный оппозиционер. Есть несистемная оппозиция, которая не включена во власть, но старается идти на какие-то компромиссы, а есть системная оппозиция. Все-таки я сомневаюсь, что Сергей Митрохин может в Мосгордуме сказать: почему вы воруете бюджет, почему вы покупаете очередной пентхаус? В том, что это мог бы сказать Илья Яшин, у меня нет никаких сомнений. Но в то же время Илья действительно конструктивный политик, который очень много сделал, будучи главой муниципалитета Красносельский. Оппозицию часто критикуют: вы совершенно неконструктивны, вы можете только критиковать и выводить людей на улицу. Мне хочется подойти, подарить им отчет Ильи Яшина о том, что он сделал, находясь в качестве главы муниципалитета Красносельский, просто переубедить людей. Учитывая, что он в институциональном ключе показал себя очень хорошо не только как политик, но и как хозяйственник, естественно, Мосгордума не особо заинтересована в том, чтобы там были представлены именно такие люди.

Елена Рыковцева: Для меня была загадка, почему они костьми ложатся? Вы ответили. Именно потому, что у него есть опыт управления районом, там он не совершал революцию, он занимался работой, почему они так испугались, что он придет, так вот ровно потому, что он делал это дело хорошо. Зная его взгляды на политику, на то, как устроена система городского хозяйства, они боялись, что придет хорошо работающий хозяйственник и начнет слишком хорошо разбираться в этом хозяйстве.

Вероника Шульгина: Сейчас основная наша проблема в том, что на муниципальном уровне недостаточно полномочий. Бюджет муниципалитета Красносельский, вы будете смеяться, 13 миллионов рублей годовой. Илья говорит в том числе о реформе местного самоуправления. Есть управа, которая подчиняется напрямую мэру Собянину, Собянин назначает глав управ, а главу муниципалитета выбирают граждане. Естественно, кто назначает, тот музыку и заказывает. Илья говорит о том, что сейчас весь бюджет сконцентрирован именно в управах, у муниципалитета этих полномочий нет. Поэтому Илья и хотел идти в Мосгордуму, чтобы расширить свои полномочия, чтобы провести более качественную реформу.

Елена Рыковцева: По поводу Митрохина я с вами не согласна, потому что он не системный даже внутри своей партии. Я думаю, что он мог бы ставить такие вопросы. Давайте послушаем, как он отвечал на вопрос нашего корреспондента, почему Ивану Жданову не удалось судебным иском решить эту проблему, а ему удалось.

Сергей Митрохин: Как ни странно, именно в суде была самая прозрачная проверка подписей. Те подписи, которые были забракованы ОИКом, были рассмотрены тщательнейшим образом в присутствии судьи, прокурора и обеих сторон. Там было невозможно изобразить что-то или занять субъективную позицию. Это была абсолютно прозрачная проверка, и она не могла не дать иного результата. Выявились очевидные нелепости в протоколе окружной избирательной комиссии по проверке подписей. Когда они говорят, что есть претензии к подписи, мы смотрим все вместе – подпись абсолютно чистая, без единой помарки, и в чем претензия – непонятно. И таких очень много случаев. Мне трудно комментировать ситуацию с другими кандидатами, потому что я там не присутствовал.

Елена Рыковцева: Мы сейчас разберемся с этой ситуацией, потому что она принципиальная. Он не знает, что у других кандидатов в судах. Он говорит, что я буду продолжать участвовать в протестных акциях по поводу других кандидатов, я буду требовать, чтобы их регистрировали. По поводу того, бойкотировать ли мне самому выборы, я сейчас не готов сказать. Если потребует моя партия, мои избиратели, что я не участвую в этих выборах, потому что не пустили других, я не пойду. И он говорит, что может существовать справедливое рассмотрение в суде.

Вадим Прохоров: Было принято решение конкретно Митрохина зарегистрировать. Это зависит не от председательствующего судьи, который рассматривал это дело.

Елена Рыковцева: Почему было принято такое решение?

Вадим Прохоров: Это надо спросить у властей. Я так подозреваю, что некий такой клапан, что хоть Митрохина зарегистрируем. На фоне других независимых кандидатов, я в целом с большой симпатией к нему отношусь, даже иногда помогал, мы вполне в дружеских отношениях, но да, настроения шедшей по тому же округу Любы Соболь более радикальное, она в гораздо меньшей степени системный оппозиционер по сравнению с тем же самым Митрохиным. Видимо, решили, как меньшее зло для действующей власти, давайте зарегистрируем хотя бы его. В суде просто транслировали это решение. Любой судья из тех, кто рассматривал дело Яшина, если бы ему сообщили, что надо зарегистрировать Яшина, конечно, дело было бы рассмотрено, и Яшин был бы зарегистрирован. Просто по Митрохину было принято такое решение. То, что подписи хорошие как у Митрохина, так и у Яшина, я за 20 лет работы в избирательной системе как адвокат такого качества сбора подписей, как у Яшина, не видел нигде никогда. Действительно каждая подпись проверялась и многократно. Вполне допускаю, что и у Митрохина тоже были. Но вопрос не в том, у кого какие качественные подписи, а было принято политическое решение.

Елена Рыковцева: Мумин, вы что думаете об этом?

Мумин Шакиров: Я бы тоже остановился на том, что Митрохин, если брать его как политика, он буйный. Когда он был депутатом Мосгордумы, он всегда выступал против точечных застроек. У него есть какая-то биография, я бы не сказал, что он депутат в смирительной рубашке. Другое дело, насколько Митрохин и Яшин отличаются друг от друга, да, наверное, Яшин мог бы потребовать, откуда пентхаус, откуда эти миллиарды. Я готов в какой-то степени заступиться за Митрохина, все-таки ему нервы портили все это время.

Елена Рыковцева: Я уже за него заступилась. Вы скажите, почему его зарегистрировали?

Мумин Шакиров: Я думаю, было принято решение политическое, я в этом не сомневаюсь.

Елена Рыковцева: Опрос посмотрим наших прохожих, верят ли они, что в суде можно найти правду.

Можно ли добиться правды в российском суде?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:00 0:00

Елена Рыковцева: Мы вам расскажем еще об одном судебном заседании. Снова возродилось к жизни дело Кирилла Серебренникова, «Седьмой студии». Посмотрим сюжет, что было сегодня.

Дело Седьмой студии. Результаты экспертизы
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:22 0:00

ПРОДОЛЖЕНИЕ РАЗГОВОРА СМОТРИТЕ НА ВИДЕО И СЛУШАЙТЕ В ЗВУКЕ

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG