Ссылки для упрощенного доступа

Люди улицы. Роман Трончук – о правилах помощи бездомным


Шум вокруг конфликта благотворительной организации "Ночлежка" с жителями Москвы (Беговой район), взволновал тех, кто занимается помощью бездомным людям. Суть конфликта в том, что "Ночлежка" намеревается открыть консультативный центр, и, возможно, временный приют для бездомных, а москвичам из окрестных кварталов это не нравится (в минувшем году поднялся примерно такой же шум вокруг открытия "Культурной прачечной" "Ночлежки" неподалёку от станции метро "Динамо"). Теперь активность руководителя Дома трудолюбия "Ной" Эмиля Сосинского в социальных сетях воспринята некоторыми как желание "насолить" конкуренту. Однако если вдумчиво разобраться в ситуации, то Дом трудолюбия "Ной" и "Ночлежка" – совсем не конкуренты. И вот почему.

"Ной" и "Ночлежка" совершенно не пересекаются в своей деятельности. "Ночлежка" (и ряд других некоммерческих организаций) занимается в Санкт-Петербурге (и планирует заниматься в Москве) тем, что для учредителей "Ноя" давно уже пройденный этап. С 2003 по 2011 год, до открытия первого приюта, мы перепробовали многие способы реабилитации бездомных людей. Бесплатно раздавали еду на улицах – эта еда превращалась в закуску к спиртному. Давали деньги – бездомные в основном тратили эти средства на покупку алкогольных напитков. Организовывали сбор и раздачу чистой одежды – эту одежду делали товаром, меняли на алкоголь, продавали либо превращали в хлам, собирая грязь или испражняясь в неё (зачем беспокоиться, ведь завтра дадут новую?). Раздавали лекарства, которые чаще всего тоже превращались в товар. Восстанавливали документы с помощью социальных работников и юристов, оплачивая штрафы и пошлины – через непродолжительное время эти документы пропивались, терялись. Отправляли бездомных по их по месту жительства в другие регионы, покупая билеты на поезда и автобусы – ничего не помогало: даже если и уезжали, то вскоре возвращались обратно. Предоставляли им индивидуальное жилье – оно быстро превращалось в притоны.

Вся эта деятельность, на которую тратилась масса усилий, времени и денег, не приводила к положительному результату. Напротив – такие услуги без каких-то обязательств со стороны самих благополучателей только развращают их, способствуют иждивенчеству – не нужно прикладывать усилий и уходить с улиц, ведь тут тебя всегда накормят, оденут и пожалеют. Можно и других товарищей по несчастью соблазнять, затягивая в эту среду и завлекая в крупный город, где действуют общественные организации, оказывающие благотворительные услуги. Как следствие, асоциальных лиц на улицах крупных городов становится всё больше и больше, они заполоняют и загаживают общественные места и транспорт, отпугивают жителей своим внешним видом, распространяют инфекционные болезни и, самое страшное, являются живой рекламой тунеядства для других неблагополучных, ещё не утративших человеческий облик.

Посетив недавно Петербург, мы с коллегами ужаснулись – бомжи (а именно так называются грязные, вонючие, пьяные и, как правило, профессионально тунеядствующие люди, в отличие от просто бездомных) там повсюду: в транспорте и переходах (и это бросается в глаза заметно сильнее, чем в Москве), в заведениях общепита и других общественных местах. При этом многие питерцы говорят: "Ну ведь это же хорошо! В нашем городе удобно жить всем". Это смахивает на информационную работу "Ночлежки". Ну уж нет, господа, в этом городе стало удобно жить именно бомжам, но никак не всем, и не прикрывайтесь красивыми словами о милосердии. Поскольку в этом городе, похоже, эффективную работу по ресоциализации людей улиц никто не ведет, а слова известной песни "В Питере – пить!" являются практически народным девизом, то ситуация с бездомными там, мягко говоря, непростая. А ведь "Ночлежка" со своими проектами, в успешности и пользе которых её сотрудники пытаются убедить москвичей, работает в Санкт-Петербурге аж с 1990 года!


У человека, оказавшегося на улице, – если отбросить маловероятные сценарии – есть только два жизненных пути. Первый – он превращается в того самого бомжа, спивается (даже если раньше не страдал алкогольной зависимостью, поскольку быстро таковую приобретает), становится инвалидом (осложнения тяжелых заболеваний, обморожения) и умирает, либо естественным способом, либо от последствий уличных драк и иного насилия. В Москве, напомню, в 2017 году прогремела история банды, зверски убивавшей бездомных. И второй путь – человека забирают с улицы, помещая в среду, где тот может вести трезвую и трудовую жизнь. Дело вот в чём: без обязательной трудовой составляющей любые попытки помочь бездомным оказываются бесполезными, нет иной мотивации покончить с деструктивным образом жизни. Именно поэтому Дом трудолюбия "Ной" и стал открывать приюты с двумя основополагающими принципами – трезвость и труд.

В наши приюты привозят очень запущенных людей, которые много лет жили на улице и пользовались социальными услугами других организаций – ходили на кормления, меняли одежду и так далее. Вот совсем недавняя история. "Я покупал спиртное на щедрую милостыню, а закуску и шмотки можно найти всегда, это же Москва!" – с гордостью говорил один такой подопечный, глядя в глаза руководителю нашего приюта для инвалидов. "И до чего же такая жизнь тебя довела?" – спрашивала она, а в ответ бедолага лишь тяжко вздыхал и качал головой. Сейчас этот мужчина – ампутант, лишённый обеих ног. Вся нагрузка по содержанию этого человека, уходу за ним целиком легла на нас и на наших благотворителей. И таких "тяжёлых" людей у нас – несколько десятков, а всего подопечных в 18 приютах около 1000 человек.

Реабилитационные программы других организаций краткосрочны, в качестве статистических доказательств успехов их деятельности считают трех-четырех человек в месяц, которые выходят из благотворительных фондов и организаций с документами, трудоустройством и возможностью оплатить на 1–2 недели общежитие. В "Ное" таких людей – нашедших работу и уходящих с документами и деньгами – каждый месяц около 30 человек. А если говорить о низкопороговых услугах – кормлении, раздаче вещей, перевязках и прочем, то вести красивую статистику ещё проще: денег потрачено столько-то, услуг оказано столько-то, зарплату работники получили такую-то, и в итоге "всё хорошо, все рады, трудятся с энтузиазмом, благополучатели счастливы и все как один говорят: да, ребята, вы молодцы, здоровья вам, побольше бы было таких, как вы!". Все это прекрасно, если ставить целью пиар, фандрайзинг, освоение средств и приятную глазу отчетность. У Дома трудолюбия "Ной", однако, другая цель – реальная помощь бездомным людям, а не создание коммерческих проектов, которые не только не помогают, но и, как выясняется, часто вредят.

Мы противники таких проектов помощи бездомным, которые оборачиваются поощрением тунеядства и пьянства, материальной и идеологической поддержкой такого образа жизни

Путь, который выбрал для себя "Ной" – ресоциализация бездомных людей через трудовую общинную жизнь, – сопряжен с большими трудностями и не дает несложных красивых отчетов. Потому мы и в меньшинстве, желающих разделить эту тяжелую ношу не много. Государство тоже любит подавать статистику в выгодном для себя свете. Например, официальная статистика по Москве и области исключает бездомных, приехавших из других регионов (а таких подавляющее большинство), потому получается, что бездомных в столичном регионе всего пара тысяч. Стационарных мест в государственных центрах ничтожно мало, в законодательстве тоже масса пробелов. Бездомные даже не выделены в отдельную категорию граждан. К приютам предъявляются те же требования, что к санаториям и пансионатам для ветеранов войны и труда (избыточные и совершенно неподъемные для некоммерческих организаций). Людям, не имеющим паспортов и полисов обязательного медицинского страхования, государство практически не оказывает бесплатных медицинских услуг (даже в очень тяжелых случаях, когда такого человека привозит скорая, его держат в больнице несколько дней и стремятся как можно быстрее оттуда выпроводить). Кроме того, повышен пенсионный возраст населения. Такое ощущение, что государство стремится самым дешевым способом избавиться от части нежелательных для себя граждан.

Жители Бегового района о "Ночлежке"
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:22 0:00

Фрагмент программы Радио Свобода "Человек имеет право"

В прошлом году сотрудники "Ночлежки" взбудоражили общественность дебатами об открытии низкопорогового учреждения – "культурной прачечной", сейчас муссируют идею открытия учреждения высокопорогового – консультационного центра с юридической помощью, куда, по их словам, будет закрыт доступ асоциальным лицам неопрятного вида (коими, однако, являются почти все бездомные). Две крайности, одна из которых (кормежки, постирочные и тому подобное) – вредна, а другая предназначена для ничтожно малой доли неблагополучных людей. Но ведь на деньги, которые "Ночлежка" осваивает за год, можно организовать приюты, забрать с улицы 1500–2000 человек и включить их в процесс социализации по модели "домов трудолюбия"! Но, очевидно, подобным организациям бездомные нужны именно на улице, чтобы постоянно им "помогать".

Кроме того, ни прачечная, ни консультационный центр так до сих пор не открыты. Принимая решение открыть приют в том или ином месте, "Ной" всегда это делал. Конфликтные ситуации с властями и соседями у нас возникали не раз, и их приходилось улаживать, но в процессе работы. У "Ночлежки" же пока только конфликты и медийный "хайп", но все еще нет ни одного активного проекта в Москве. Если проектам "Ночлежки", которые действуют в Питере, всё-таки будет дан старт в Москве, то запущенных бездомных, боюсь, станет только больше, а нагрузка на наши приюты ещё возрастет. Кому все это пойдет на пользу?

Да, мы противники таких проектов помощи бездомным, которые оборачиваются поощрением тунеядства и пьянства, материальной и идеологической поддержкой такого образа жизни. Помогать людям разлагаться и деградировать на улицах, подкармливая и одевая, вместо того чтобы их оттуда вытаскивать, – негуманно и противоречит здравому смыслу. Бороться нужно не со "стигматизацией" бездомных людей, склоняя общество к обелению чёрного. Силы нужно направлять на то, чтобы таких "стигматизированных" оставалось как можно меньше. Мы только за то, чтобы социально ориентированных организаций становилось больше, мы готовы координировать с ними усилия. Но только в тех делах, которые действительно в помощь бездомным, а не во вред.

Роман Трончук – журналист, сотрудник Дома трудолюбия "Ной"

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG