Ссылки для упрощенного доступа

Горожанин и его свобода


Креативное пространство "Штаб", Смоленск

Смоленск: гражданские активисты и город. Много прошлого и мало настоящего?

Чего молодым активным гражданам не хватает в их городе? Кому из горожан нужны новые локации и степени свободы, что за новые социальные группы хотят изменений?

Экология, градостроительство, развитие микрорайонов: как сохранять городское наследие и развивать современный стиль жизни? "Слишком много прошлого".

Цикл встреч и дискуссий "Убить дракона" в креативном пространстве "Штаб. Люди, книги, кофе". Вопросы и темы дискуссий: Как понимают свободу в разных странах? Как жить в обществе, где свобода нужна меньшинству? Как позволить государству обеспечивать безопасность и не ограничивать свободу? Можно ли стать свободным в маленьком российском городе, где все друг на друга "завязаны"?

Обсуждают Денис Никитас, основатель Смоленского бизнес-клуба и пространства "Штаб"; автор акции "Беги за крепость" журналист Михаил Ефимкин; общественный активист Максим Шилко (группа "Объединенная Королевка"), эколог Ирина Ефимова ("Живой Смоленск").

Ведет программу Елена Фанайлова

Елена Фанайлова: Денис, начнем разговор с представления пространства, в котором мы находимся.

Денис Никитас: Я называю наше пространство – "Штаб людей, которым не все равно". Это штаб городских лидеров. Когда мы так назывались, обосновывали, формировали пространство, визуализировали его, мне хотелось, чтобы здесь могли собираться городские лидеры со своими волонтерами, единомышленниками, теми, кому они доверяют, дискутировали, находили взаимопомощь, просто общались. Для любой инициативы нужны две составляющие: человеческая энергия того самого лидера и площадка, где можно собрать. Чем больше будет таких площадок, штабов, штабиков, тем будет лучше для нашего общества. Мы сможем прийти тогда к гражданскому обществу, состоящему из активных людей, берущих на себя ответственность за какой-то свой маленький кусочек жизни, территории, сферы деятельности, не важно, это поиск людей, сбор музыкантов и так далее. Это типичная низовая инициатива. Это было и мое желание общаться с людьми, которые меня вдохновляют, являются лидерами, мне хотелось, чтобы они были рядом. И когда мы формировали эту площадку, был вопрос, как мы будем жить.

Елена Фанайлова: И финансировали вы это тоже, наверное, на собственные средства?

Денис Никитас: Да. Мы хотим показать своим примером, что можно зарабатывать (в нашем случае это кофейня, продажа сопутствующих товаров, сдача залов субаренду) на то, чтобы мы могли делать, что мы хотим. А мы хотим делать форматы дискуссий, читок, я называю это пространством для самовыражения.

Максим Шилко
Максим Шилко

Максим Шилко: Удивительная история – горизонтальный Смоленск, возможность для разных сообществ пересекаться здесь, как мы с Ириной, к примеру, совершенно из разных, казалось бы, миров, районов умудрились встретиться. Я общаюсь здесь много с кем, и это удивительная площадка. Она меня вдохновляет, потому что здесь много интересного происходит на разные темы, и когда есть возможность, я всегда сюда прихожу.

Ирина Ефимова: Раньше нам могло казаться, что есть белые пятна, не все зоны покрыты, а здесь очень много сообществ – и культурные, и родительские темы, и психологические аспекты, и литературные. Люди рождают новые сообщества, и они начинают жить совместной жизнью.

Елена Фанайлова: И обмениваются друг с другом своими мнениями.

Ирина Ефимова: У нас были недавно исследователи из Высшей школы экономики, и они удивлялись, что у нас городе все волонтеры друг друга знают, все активисты знакомы, друг друга рекомендуют. Потому что у нас есть такое место, где мы можем постоянно пересекаться. И у нас могут рождаться совместные проекты. В этом смысле нам действительно повезло, и мы видим, что активистов действительно много.

Елена Фанайлова: На какой стадии вы подключились к этой активности, как ваш собственный активизм развивается?

Михаил Ефимкин
Михаил Ефимкин

Михаил Ефимкин: Сложно сказать. Мы с Денисом общаемся давно. Я журналист отчасти, но сейчас я больше занят в пресс-службе по природоохранной тематике. Я давно начал водить экскурсии, но в какой-то момент понял, что это – отчасти современный активизм. Я открываю людям глаза на город, люди видят плохое, я показываю его и с хорошей стороны, чем надо по-настоящему гордиться, не ура-патриотически, а действительно осознавать, что мы живем в классном городе. Его и наши села надо обустраивать, улучшать, предпринимать для этого действия. Экскурсия – это маленький толчок к действию. А уже из экскурсий получаются побочные проекты, как, например, "Беги за крепость". У нас есть большой памятник, который примерно с 1812 года нуждается в поддержке. Так как он с того момента не используется больше как фортификационное сооружение, ремонт и все прочие бытовые вещи не производятся. Это крепостная стена, она расположена в разных частях города и его как бы закольцовывает. Проходя вдоль стены, мы обходим город и видим его в разных ипостасях, плюс история накладывается. И проходя, человек осознает, что нужно сделать. Как человек живет возле моря и не видит моря, точно так же люди живут в Смоленске и не видят стены, она есть, а ее как бы и нет. Поэтому ее надо поддержать. А бег – это модно и популярно, здоровый образ жизни. Мы легко бежим и в этот момент говорим о разных нюансах. Это даже не столько экскурсия, сколько общение вокруг этого памятника, нуждающегося в поддержке.

Ирина Ефимова
Ирина Ефимова

Ирина Ефимова: У нас целое сообщество сочувствующих окружающей среде, желающих жить в чистом городе, мы занимаемся всем, что связано с загрязнением города. Во-первых, мы следим, что происходит. Во-вторых, мы стараемся влиять на экологическую преступность, следим за расследованиями. В Смоленском регионе много маленьких городков, все друг друга знают, и порой, если ты видишь, что сосед сливает что-то в реку, ты не пожалуешься, потому что все станет известно сразу. Можно пожаловаться анонимно нам, у нас есть проект "Экодозор", а мы будем все делать от своего имени.

Елена Фанайлова: Вы занимаетесь экопреступлениями как на уровне частных лиц, так и каких-то организаций, предпринимателей?

Ирина Ефимова: Да, и мы раз в год выпускаем "доску позора", кто больше всех чего загрязнял. Занимаемся также всякого рода просветительской работой, пропагандой раздельного сбора отходов, мониторим деятельность регионального оператора по сбору мусора и так далее.

Елена Фанайлова: Ваша организация называется "Объединенная Королевка", это региональная организация.

Максим Шилко: Да. В небольшой старый микрорайон Королевка в Смоленске, где я живу, пришел застройщик, запланировавший очень плотную застройку, больше 40 десятиэтажных домов. Мы купили квартиру в одном из первых домов этого района и были уверены, что нас ждет светлое будущее в зеленой местности. Но когда мы посмотрели проект, увидели, что зеленой местности не будет. У нас есть сосновая роща, по проекту ее должны вырубить и строить там коттеджи, и мы стали объединяться, чтобы отстоять эту рощу. Нам удалось ее сохранить, были митинги, демонстрации, старая Королевка собралась и нас поддержала.

Елена Фанайлова: Встречи с чиновниками были?

Мы стали организовываться снизу, потом вышли на городской уровень

Максим Шилко: Уже когда мы сорганизовались, и администрация увидела, что за нами люди, которые возмущены и раздражены, тогда с нами стали общаться. Отстояв эту территорию, мы объединились и поняли, что в микрорайоне очень много иных проблем: социальные вопросы, отсутствие поликлиники, нужного числа мест в школе, нет еще одной школы, вопросы детских садов, благоустройства территории, дорог. Мы стали организовывать жителей, вселяющихся в новые дома, помогать в проведении собраний по поводу выборов председателей домов, у нас эта система стазу запустилась. Сейчас мы стараемся работать с администрацией уже в кабинетах, чтобы решать вопросы по существу. Чиновники меняются, и тут есть некие нюансы, которые мы стараемся решать. И депутатская история даст нам возможность выйти на совершенно другой уровень, это дополнительный инструмент. Мы стали организовываться снизу, потом вышли на городской уровень, посмотрим, что будет дальше. Проекты важные, они федерального уровня, что экологические, что местного самоуправления, и эта система необходима, сверху, к сожалению, это не решается. И таких людей, как мы, надо искать, и их, я надеюсь, еще много в России, и они должны объединяться.

Денис Никитас: Мне нравится выражение: не нужно бороться с темнотой, нужно зажечь свет. Мы зажгли здесь свет и ждем тех мотыльков, которые на него летят, кого этот свет привлекает.

Елена Фанайлова: Летит, судя по всему, достаточно людей.

Денис Никитас
Денис Никитас

Денис Никитас: Да. И никаких конфликтов ни с кем нет. Нет рамок, что кому-то можно, а кому-то нельзя, я не делю людей по принципу партийной принадлежности, к примеру, этот институт мне кажется вообще не работающим в настоящее время, не важно, каких ты взглядов и убеждений. Мне хочется каждому дать возможность самовыразиться, высказаться, мы открыты для всех.

Елена Фанайлова: Из каких сфер тут еще работают люди?

Ирина Ефимова: Я пересекаюсь часто, например, с ребятами, занимающимися транспортом, следящими, чтобы дороги были комфортными, были спуски для колясок, общественный транспорт был комфортным. Мы с ними объединялись, например, при отстаивании проспекта, чтобы его не застроили, не вырубили все деревья вдоль дороги. Есть родительские сообщества, есть театральные, к нам приезжают режиссеры.

Максим Шилко: Да, происходят читки и так далее. Мне интересно и обсуждение вопросов на злобу дня, политических. Приезжают люди даже из других регионов, и здесь проходят довольно бурные обсуждения.

Елена Фанайлова: Я посмотрела – к вам приезжают люди даже из Белоруссии, из Польши.

Максим Шилко: Да, здесь удивительное место, сосредоточение. Мне кажется, если в другом регионе захотят построить что-то подобное (Денис готов поделиться опытом), то сразу обнаружится, что есть масса мелких активистов, которым просто физически негде встретиться и развивать.

Ирина Ефимова: Это нас усиливает. Одно дело, когда ты пишешь обращение в администрацию от своего имени, а другое дело, когда мы от нескольких городских сообществ пишем, и с нами уже по-другому начинают разговаривать, увеличивается вес наших предложений, это большой плюс.

Елена Фанайлова: Как вы можете заставить администрацию вам помогать? Тенденция последних двух лет – закрывать школы, поликлиники, Москва от этого пострадала страшно.

Максим Шилко: Началось с того, что нам удалось отстоять земельный участок, который планировали застроить также многоэтажными домами. Мы двигали усилиями многих организаций, администрация пошла навстречу и зарезервировала эти земли под строительство школы, детского сада и поликлиники. Сейчас нам говорят, что на данный момент денег для строительства этих объектов нет, но мы уже не можем больше ждать. Мы дожили до того момента, когда дети, прописанные в этом районе, не могут попасть в местную школу, больше физически не могут вместить. Я уверен, что путем постоянного, планомерного, ежедневного давления, как мы это делаем по иным объектам, нам удастся продвинуть этот вопрос, чтобы хотя бы начальная школа была в районе дополнительно.

Ирина Ефимова: Сейчас в рамках нацпроекта "Образование" в Смоленске все-таки появится как минимум пять новых школ.

Максим Шилко: Да, и у нас есть надежда попасть в эту программу.

Елена Фанайлова: Существует ли взаимодействие в области экологии, вы можете как-то в этом плане сотрудничать с чиновниками?

Ирина Ефимова: Нет запретов для умных, интеллигентных, вежливых людей, можно всегда найти общий язык, вопрос – в способах и аргументации. Я пропагандирую ненасильственную коммуникацию, стараюсь не требовать, стуча кулаком по столу. У нас нормальный диалог, мы можем общаться со многими структурами. Прежде чем что-то делать, нужно обладать информацией. И чтобы получить хоть какой-то доступ к информации, я пошла в Общественный совет при Департаменте природных ресурсов и экологии, и это позволило мне наладить много связей, контактов. И сейчас я могу спокойно поговорить со многими чиновниками, даже неофициально, хотя можно всегда общаться и официальной перепиской, долго переписываться. Если ты предлагаешь адекватные, вменяемые вещи, можно договориться. Это долгий путь, и если я могу помочь в этом чиновникам, которые тоже здесь живут, я буду это делать.

Елена Фанайлова: Вы знаете в Смоленске топосы, связанные с проектом "Последний адрес" сейчас? Какие-то известные горожане, которые были репрессированы.

Михаил Ефимкин: У нас эта тема еще недостаточно развита. Навскидку могут вспомнить, что пару лет назад было первое перезахоронение жертв политических репрессий на Катынском мемориале, это было первое официальное мероприятие.

Елена Фанайлова: Это, конечно, связано с актуальностью Катыни для города. Насколько это звучит в пространстве обычного горожанина?

Денис Никитас: Существование этого мемориала и внимание к нему – это вопрос международных отношений России и Польши. Внутри городского контекст это не присутствует. Есть излишнее внимание к истории в том смысле, что тебе нечего показать сегодня, и ты невольно обращаешься к прошлому, и вынужден гордиться прошлым. Я всегда говорю, что надо гордиться настоящим, кто ты есть сегодня. Нет смысла гордиться своими родителями, если ты сам из себя ничего не представляешь. Для меня яркий пример – советские путеводители о Смоленске, когда ты их открываешь, и там половина – об истории города, а половина – о сегодняшнем дне.

Елена Фанайлова: Советская эпоха умела о себе хорошо рассказывать, и был образ настоящего и будущего.

Денис Никитас: Да, ты читаешь – строились фабрики, строились заводы, открывались новые предприятия, вузы, школы. Мне хочется больше гордиться сегодняшним днем, а в идеале формировать картинку будущего, где ты хочешь жить. С этим у нас проблемы.

Свобода – это ответственность

Елена Фанайлова: Свобода – это естественное право гражданина города, горожанина? Или же это право на город все время нужно обсуждать, объяснять, завоевывать и, в том числе, объяснять самому себе?

Максим Шилко: Я согласен с вашим утверждением, что свою свободу надо каждый раз доказывать, в первую очередь самому себе, что ты имеешь право и свободен в принятии решений. А еще надо доказывать это другой стороне, чаще всего чиновникам. И они, видя наши возможности, наше право…

Елена Фанайлова: И главное – ваши предложения, вы же им предлагаете альтернативную версию истории.

Максим Шилко: И когда наши интересы совпадают, мы идем к качественно новому результату.

Михаил Ефимкин: Для меня свобода – это возможность учиться, работать и общаться именно с теми людьми, с которыми мне комфортно, с кем я могу идти вперед. Зачастую люди общаются и работают там, где им не нравится, с кем они не хотят, и это тяготит и усложняет многие процессы, и десятилетиями они терпят эту ситуацию. А я не могу это терпеть и стараюсь окружать себя людьми, с которыми мне приятно и комфортно. Это сложно, и это ответственность. Вообще свобода – это ответственность. Человек, организующий творческое пространство, должен быть ответственным за это. Человек, хотящий преобразовать что-то в городе, это тоже большая ответственность. А нас этому не учили ни школа, ни родители. Ответственных немного, но они постепенно объединяются. Когда попадаешь в "Штаб", понимаешь, что они все здесь.

Ирина Ефимова: Город – сложная структура, здесь много людей и балансов, которые нужно обязательно учитывать. И наши страты, то есть мамы, автомобилисты, велосипедисты и так далее, мы все можем находиться немного в противоречиях друг с другом, поэтому мы, как сознательные люди, накладываем на свою свободу некоторые ограничения. Я не могу снести все дома и засадить все деревьями, даже если мне этого и хотелось бы, я понимаю, что экономика должна развиваться, автомобили должны где-то ставиться. Но если мы не будем заявлять о своем праве на город, то кто-то его заявит, и кто-то заберет этот город и сделает его таким, как считает нужным. Поэтому я вижу свою задачу именно в том, что я привношу экологический аспект везде, я хочу, чтобы все были им озабочены. Бизнес должен быть экологически ответственным, все чиновники должны знать, что есть экологический аспект. В этом смысле свобода такая – немножечко несвободная.

Елена Фанайлова: Ответственная свобода. Ваш семинар называется "Горожанин и его свободы". То есть внутри заорганизованного рабочего дня любого человека, будь он хоть офисный работник, хоть творческий работник, всегда есть зоны свободы, зоны каких-то озарений и ощущения личного присутствия в мире.

Денис Никитас: Мы два месяца делаем события вокруг этой тематики, и одним из выводов является то, что человек может быть свободным, в первую очередь обладая знаниями. Если мы хотим быть свободными, нам нужны образованные люди, которые мыслят не стереотипами и шаблонами, а готовы критически относиться. Это оказывается невероятно сложным и трудным для людей, но это работа над собой. Одной из наших миссий является просвещение, у нас много разного рода лекций, исторических, научно-популярных, в том числе и ради этого – надо доносить знания. И книги, кстати, у нас в "Штабе" тоже играют важную роль, у нас самый большой книгообмен в городе. Мы это никак не контролируем, люди приносят книги, берут отсюда. Некоторые берут книги, не отдавая ничего взамен, но я на это смотрю так, что книга должна работать, и если она человеку реально нужна, он хочет взять ее домой, то пускай берет. Это тоже пример горизонтального взаимоотношения, некий инструмент общения.

Елена Фанайлова: Чего вам не хватает, как горожанину, в вашем городе? Понятно, что не хватало такого пространства, и вы его выстроили, Миша тоже поэтому занялся своим проектом.

Денис Никитас: Проблема Смоленска и других городов, в том числе вокруг Москвы, заключается в выхолащивании активного молодого населения, уезжающего в первую очередь в Москву и Петербург. Вся наша система построена так, что способствует этому, нет соответствующей социальной инфраструктуры, нет культурно-досугового сопровождения. Система социальных лифтов мне кажется неправильной. Единственное, где ты можешь реализовать себя, это государственные структуры. Гиперцентрализация нашего государства признается всеми, в первую очередь через налоги, уходящие в федеральный центр, а потом мы вынуждены просить деньги, чтобы нам их перечислили на наши желания и инициативы. Важно, чтобы у нас было реальное местное самоуправление, и в первую очередь деньги оставались бы на местах, чтобы было с чем работать тем же муниципалитетам. Активизм растет потому, что это – возможность самовыражения, самореализации. И мне хотелось бы, чтобы мы в "Штабе" в Смоленске об этом думали: можем ли мы себя здесь самореализовать, не уезжая из этого города.

Михаил Ефимкин: Я хочу жить здесь. Я не считаю, что все должны ехать в Москву и в Санкт-Петербург. И тут мы возвращаемся к вопросу, как мы видим будущее. А будущее мы пока не видим, строго говоря, и это проблема не только смоленская, это проблема, как минимум, всей Центральной России. Делать нужно всем вместе, но пока у нас очень мало людей, осознающих необходимость объединяться, как в "Штабе".

Пока у нас очень мало людей, осознающих необходимость объединяться

Елена Фанайлова: Ира, какие у вас были интересные, крупные победы на вашем пути за семь лет?

Ирина Ефимова: В самом начале у нас был проект "Батарейки", он уже давний. Контейнеры для сбора батареек стоят в основном в организациях, в магазинах, и они сами этим занимаются, моя задача – дать им контейнер и сказать, куда его потом сдавать. Только наше сообщество вывозит сейчас из Смоленска порядка полутора тонн батареек в год. Они утилизируются в России пока только в одном месте – на челябинском заводе. Сейчас уже налаживается схема через государственные каналы, через их программы, но параллельно мы все еще вынуждены большой объем тащить на себе. Это уже неплохие, мне кажется, цифры, это уже что-то значимое. Еще у нас развивается отдельный сбор пластика и бумаги, и наш региональный оператор говорит, что очередь предпринимателей стоит за вторсырьем.

Денис Никитас: Есть прекрасная тема социального предпринимательства, когда мы решаем социальную проблему через дополнительный заработок. Я могу, наверное, отнести себя к социальным предпринимателям. Популярная тема – когда люди сдают свою старую одежду, и потом ее можно перепродать. Мне хотелось бы, чтобы таких тем, моделей было намного больше. Хотелось бы, чтобы больше появлялось общественных пространств, потому что есть проблема атомизации людей, когда они живут по своим квартирам и не слышат друг друга, не общаются. Если мы хотим доверять человеку, мы должны его знать. И я, создавая "Штаб", придерживался еще мысли, что важно развивать горизонтальные связи. Мы вполне можем договариваться между собой, не обращаясь наверх, и мы пытаемся этим наладить горизонтальные связи. Возникла проблема – давайте обращаться не куда-то наверх, а к соседу, к другу.

Елена Фанайлова: У вас достаточное количество партнеров, которые занимаются разными проблемами, от экологии до самоуправления, и какие-то вещи уже можно решать на горизонтальном уровне.

Денис Никитас: Да. Есть активные музыканты, и есть "Смоллайф" – проект самодеятельных музыкантов, которые не выступают в ресторанах за деньги, а просто играют по вечерам, и этим людям нужны площадки, возможности для самовыражения. Они выступают и у нас, и у них есть свои большие сцены, они выходят в парки и там играют. Есть ребята, занимающиеся наукой, которые считают важным пропагандировать научные знания и выступают с лекциями.

Максим Шилко: Главное наше достижение – это объединение людей и переформатирование человека с "мне должны" на "я сам могу". Я иду сейчас на выборы в Горсовет, столкнувшись с ситуацией, что, как общественник, не обладаю информацией, ее от меня просто скрывают, мне ее не дают, например, в градостроительстве. Я не понимаю, сколько детей прописано у нас в районе, подала ли администрация необходимый пакет документов, чтобы участвовать в нацпрограмме "Образование" или "Здравоохранение". Статистические вопросы, вопросы градостроительного характера – информация о них в административных структурах есть, но простому человеку ее не предоставляют.

Елена Фанайлова: Вы сказали, что вас интересует повседневная жизнь простого человека, например, практика документального театра, проекты такого рода, которые нам говорят о жизни коротко, сжато и правдиво.

Денис Никитас: Да, я нашел, что театр – наиболее подходящая форма, чтобы донести повседневную жизнь, у нас из повседневности вся жизнь и состоит. Мы практикуем театр у себя, а также нашли бывшего смолянина, он сейчас работает в Петербурге, режиссера Петра Чижова, который согласился периодически приезжать в Смоленск и ставить спектакли, делать лаборатории, мастерские. У нас появился документальный спектакль о жизни человека, смоленского жителя, который возвращается в свои родные места. Это вербатим, по сути, интервьюирование о жизни, и потом из этих историй собираются новые произведения. Мы практикуем формы читок, и люди, слушая эти истории своих соседей, понимают что-то и про себя, лучше понимают друг друга. Жизнь человека строится в основном – дом, работа, магазин, снова дом, ночь и снова работа, и эта жизнь очень быстротечна. Важно показать, что она состоит еще из всяких маленьких деталей, это делает ее ценной, и театр в этом плане идеальная форма.

Елена Фанайлова: Да, это делает осознанной каждую минуту существования.

Денис Никитас: Если мы начнем ценить свое время, мы начнем по-другому действовать.

Максим Шилко: Мы организовали группу в социальных сетях и там рассказываем о будущих мероприятиях. У нас вопросы, не только связанные с социальными объектами, у нас и парковая зона. Мы занимаемся сейчас зоной "Скворцова дача", или "Солдатское озеро", благоустройством этой территории. Там озеро, у него длинная и очень интересная история, этому месту исторически больше ста лет, говорят, что там было имение некого Скворцова, там такие липы обалденные растут, и мы эту зону хотим превратить в парк. Нами уже реализовано очень много успешных проектов. Люди сначала в нас не верили, говорили: "У вас не получится, вы в администрации не решите вопрос. Зачем вам это надо? Или вы купленные?" – негативно относились. Но сейчас мы находим отклик, люди нас поддерживают. Мы собирали по поводу озера тысячу подписей за две недели. Это пример самоорганизации на некой территории сообщества, которое может решать внутренние вопросы самостоятельно и предлагать администрации способы решения проблем. Я считаю, это очень важная история, которую нужно распространять и на другие районы города. И мы работаем вместе с другими сообществами.

Ирина Ефимова: Да, мы проводили просветительские лекции, писали вместе с Максимом и его сообществом обращение, чтобы включить эту зону в зеленый пояс Смоленска, придать этой территории статус охраняемой.

Денис Никитас: Там есть загрязнения реки, не дающие возможности сделать там зону купания. Первые шаги уже сделаны, и многие нам помогают в этой истории, потому что нужно рекультивировать эту территорию.

Елена Фанайлова: В начале нашего разговоры вы сказали, что прошлого в этом городе больше, чем будущего. Это прошлое мешает или вдохновляет, или оно нейтральное?

Ирина Ефимова: Если жить в историческом центре нашего города, это очень вдохновляет, и это прекрасно. Исторический центр очень красив, он чистый, он зеленый, я рада, что мои дети ходят каждый день здесь в школу и воспитываются в красоте, в чистоте. Но если вы поедете в современные спальные районы, даже с послесоветской застройкой, это совершенно другая история. И меня это гораздо больше беспокоит, потому что именно там рождаются многие проблемы. Плюс город, его историческая часть очень сильно застраивается, и не сказать, что очень разумно и бережно.

Михаил Ефимкин: В Смоленской области проживают люди порядка 130 национальностей, это официальные данные областной администрации. У нас каждый год отмечается День национальных культур, многие общины представлены, и они вроде бы есть, но их как бы и нет. И смоляне сейчас, как я вижу, реально себя не идентифицируют ни с кем, и эта проблема самосознания, она перетекает в проблему будущего. Нужно понять, кто ты, чтобы понять, куда двигаться. А сейчас этого понимания нет. Сейчас есть, скорее, выживание. А если нет осознания, то нет желания строить будущее.

Денис Никитас: Я родился в городе Ярцево Смоленской области, а мои предки не имели никакого отношения к Смоленской области. И для меня всегда был важен вопрос: являюсь ли я смолянином? Я понимаю, что не так важно цепляться за историческое прошлое, как важно понимать собственную самодостаточность, кем ты являешься. Люди объединяются в некие группы по интересам, это часто неформальные объединения, и их становится все больше. Это не партии, не некоммерческие организации, но именно они являются проводниками изменений. Моя утопичная картинка мира, к которой хочется стремиться, это модель саморегулируемого общества, где мы сами можем договариваться на месте. На сегодняшний день это закреплено в законе о местном самоуправлении, но, к сожалению, он не работает так, как хотелось бы. И раз он не работает, наш единственный путь – самим объединяться в местные сообщества.

Максим Шилко: Мы сейчас сняли сюжет про историю нашей Королевки. У нас на Королевке есть городище, которое еще предстоит раскрыть археологам. Я считаю, что жителю любого района должна быть интересна история места. И многим в Королевке стала интересна история происхождения, что здесь было раньше. И хотелось бы от истории заглянуть в будущее. Мы благоустраиваем территорию, и когда будем благоустраивать "Скворцову дачу", постараемся там смотреть не в прошлое, а в будущее, сделать эту территорию современной.

Елена Фанайлова: Во время протестов 2012 года в Москве один мой младший чешский товарищ спросил: "А почему вы, русские, протестуете только против верховной власти, почему вы выходите против выборов президента? Ваша задача – делать так, чтобы ваше самоуправление оказалось в ваших руках, потому что это ключ к прямой демократии, это ключ к изменениям в обществе. И мы видим сейчас, что и московские выборы стали предметом политической драки, и сегодняшний наш разговор в Смоленске свидетельствует нам о том, что люди, здесь находящиеся, понимают, что свободы горожанина – это основа демократии страны, это основа нормальной жизни, социальной гигиены и это залог будущего, о котором мы сегодня так много говорили.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG