Ссылки для упрощенного доступа

Брекзиборы. Андрей Остальский – о красном тумане ярости


Роковая дата – 31 октября – пришла, и, вопреки всем клятвенным обещаниям и уверениям премьера Бориса Джонсона, Британия так и не покинула ЕС. Брекзит снова отложен. Тем не менее Джонсон добился всё-таки своей главной цели – проведения досрочных парламентских выборов, причём в оптимальной для него ситуации, когда незавершённый Брекзит фактически остаётся единственной темой голосования.


Ведь Джонсон ассоциируется у избирателя исключительно с лозунгом ухода из Европейского союза любой ценой, "никаких "если" и никаких "но", "сделать или умереть". Если бы, как предполагалось, Британия покинула бы ЕС в конце октября, то выборы всё равно состоялись бы, но премьер-министру пришлось бы на ходу изобретать некую новую политическую персону, создавать новый облик, к которому неизвестно как отнесся бы избиратель. Теперь же и убежденные брекзитёры и просто смертельно уставшая за три года неопределённости публика видят в нём избавителя, который наконец разрешит проблему. И готовы ради этого простить Джонсону и неопределенность взглядов, и репутацию легкомысленного, хоть и талантливого клоуна от политики, и всевозможные грешки, большие и малые.

Несколько дней назад премьер-министр отправил лидерам ЕС длинное письмо, в котором подробно объяснял, почему дальнейшая отсрочка Брекзита вредит как Британии, так и самому Евросоюзу. Но тут же, как бы мимоходом, сообщил европейским лидерам, что принимает их предложение о продлении пребывания Соединенного Королевства в союзе до конца января 2020 года. С возможностью досрочного выхода, если будет утверждено соглашение между ЕС и Британией о порядке и условиях "развода".

Таким образом, обещание Джонсона вывести британцев из ЕС не позднее четверга, 31 октября, оказалось забытым. А ведь клялся скорее "умереть в канаве", чем не выполнить обещанное. И вот: не выполнил и не умер, и не свалился в канаву, а, наоборот, прекрасно себя чувствует, энергично готовится к досрочным парламентским выборам. Но не нанесло ли это удар по репутации Джонсона? Возможно, но явно не слишком сильный. Опросы показывают: 35–40 процентов избирателей готовы, во имя завершения Брекзита, проголосовать за возглавляемую Джонсоном Консервативную партию, в то время как главная оппозиционная партия, Лейбористская, отстает то ли на 11, то ли аж на 16 пунктов. Такого колоссального отрыва страна не знала очень давно.

И вдруг после референдума всё перевернулось. Сегодня флаги ЕС в Британии повсюду

Так что, похоже, премьер эту битву выиграет, но какой ценой? Тактика "народ против парламента и элит" чревата угрозой радикального популизма и революционными потрясениями с неясным исходом. Один из самых влиятельных либеральных обозревателей Ник Коэн пишет в газете The Guardian, что не только Джонсон, но и лидер лейбористов Корбин, да и весь вообще политический класс на глазах утрачивает доверие избирателей. "Британия оказалась во власти революционного кризиса, затрагивающего её экономику, государственное устройство, её место в международном порядке, и даже понимание того, что она есть и чем может стать. Всё это может оказаться полем боя на предстоящих выборах. Ставки настолько высоки, что "красный туман ярости" неизбежно опустится на страну. И эта ярость усилится от того, что Консервативная партия умышленно не предотвратила коррупцию электорального процесса, принесенную эпохой Дональда Трампа и Владимира Путина. От этого все обиды избирателей ещё сильнее обострятся", – пишет Коэн.

Не только он один приходит к выводу, что Брекзит есть нечто гораздо большее, чем просто "развод с Европой", это экзистенциальный кризис британской демократии. Ещё недавно Великобритания была на 26-м месте по степени доверия граждан к общеевропейским институтам и на самом последнем, 28-м, среди всех стран ЕС по степени вовлеченности населения в общеевропейские вопросы.

И вдруг после референдума всё перевернулось. Сегодня флаги ЕС повсюду. Им "наперекор" часто вывешиваются британский Union Jack, а то и белый флаг с красным крестом, любимый штандарт английских националистов. Но во время недавней массовой демонстрации противников Брекзита в центре Лондона людей было столько, что негде яблоку упасть. Над гигантской толпой царила сплошная синева, около миллиона человек – и тысячи флагов Евросоюза.

Резкую перемену настроений невозможно не заметить. До референдума многие мои знакомые не придавали особого значения отношениям с ЕС, порой лениво поругивая неповоротливую брюссельскую бюрократию. Теперь практически все они обернулись страстными еврофилами. "Это самый странный парадокс странного времени британской политики – стране надо было проголосовать за уход из Евросоюза для того, чтобы миллионы внезапно осознали, как он им дорог", – пишет The Economist.

У этого парадокса, впрочем, есть вполне очевидное объяснение. ЕС стал значить в Британии нечто гораздо большее, чем просто политико-экономическое объединение государств Европы. Приверженность ему стала равнозначна либеральному, космополитическому мировоззрению, а отвержение европейской интеграции в глазах многих приравнивается к изоляционизму и архаичной вере в "скрепы" времён Британской империи. Получается, что отношение к ЕС и Брекзиту стало паролем, позывным "свой – чужой".


Ситуация в обществе напоминает холодную гражданскую войну. Холодную только в том смысле, что эпизодов насилия пока ещё не так много, хотя такие случаи и участились. Но что касается эмоций, то атмосфера в стране накалилась до высоких температур. Еврофилы не желают общаться с брекзитерами, даже руки противнику не подадут и вряд ли легко согласятся выдать дочку за жениха из противоположного лагеря. Это раздражение, переходящее в ненависть, разумеется, взаимно. Много шума наделал опрос, согласно которому большинство британцев – с обеих сторон – готово одобрить применение насилия против депутатов парламента ради достижения желательного решения проблемы Брекзита.

Правда, критики отмечают, что вопросы были поставлены не совсем корректно и как бы подталкивали респондентов к пугающим ответам. Но всё же основания для тревоги есть. Недаром депутатам, известным своей последовательной и яркой позицией (как брекзитерам, так и, наоборот, сторонникам европейского выбора), всё чаще приходится передвигаться в сопровождении охраны. Постоянно звучащие угрозы расправы нельзя не принимать всерьез, особенно после гибели Джо Кокс, депутата-лейбориста, убитой фанатиком-националистом за то, что она решительно выступала против Брекзита. А уж что творится в соцсетях! Лучше не читать их на ночь, а то приснятся кошмары.

Андрей Остальский – лондонский политический комментатор

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG