Ссылки для упрощенного доступа

Третья треть. Александр Генис – о войне за независимых


Через год мы узнаем имя президента США, окажется ли он новым или останется старым. Но до этого Америке предстоит пережить очень трудный период. Я точно знаю, потому что это – второй импичмент в моей американской жизни. В прошлый раз, впрочем, было проще. Как говорилось у Чехова, лучше изменить жене, чем родине. Противники Дональда Трампа и без всякого импичмента убеждены в том, что он не может быть президентом, во всяком случае Соединенных Штатов, а не банановой республики из рассказов О’Генри про другую Америку. Но и сторонников Трампа не могут поколебать никакие доказательства, ибо, говорят они, “все новости фальшивые, а демократы ещё хуже”.


Драма сегодняшней политики заключается в том, что и тех, и других примерно поровну, и обе стороны стоят насмерть. Казалось бы, на то и высший суд импичмента, чтобы убедить сомневающихся в вине Трампа или переубедить отрицающих её. Такое произошло с Ричардом Никсоном, которого вынудили уйти в отставку коллеги по Республиканской партии, отказавшиеся поддерживать провинившегося президента. Многие и теперь на это надеются, но я не из их числа. Трамп так подмял под себя республиканцев и в Конгрессе, и в Сенате, что не оставил шансов на полюбовное разрешение кризиса.

Столкнувшиеся лбами две части Америки составляют две трети её электората, поделенного примерно поровну. И нет никакой надежды перетащить на свою сторону оппонентов. Как бы ни разворачивался процесс импичмента, сколько бы новых доказательств ни представляли бы свидетели, какие бы документы ни становились достоянием гласности, ничто не изменит существующую ситуацию. Когда журналисты задали стороннице Трампа вопрос, изменится ли её позиция, если президент, как он говорил, действительно убьет кого-нибудь на Пятой авеню, она ответила, что это зависит о того, почему он это сделал. Такая уверенность в своей правоте каждой из двух третьей электората означает, что исход следующих президентских выборов решит третья треть – независимые. Ими сегодня занимаются все аналитики, пытающиеся по опросам общественного мнения создать коллективный портрет такого избирателя.

Прежде всего – это он, а не она (женщины в большинстве своём уже сделали свой выбор). Во-вторых, колеблющийся избиратель откладывает решение на последний момент. В-третьих, он не так интересуется политикой, чтобы следить за всеми перипетиями эпических скандалов, как это делают те, кто давно и точно знают, за кого будут голосовать. Но самое главное – адрес этого гипотетического избирателя.

Именно о ней, о монотонной политике, мечтают все, кому хватило трех последних – честно говоря, сумасшедших – лет

В силу особенности старинной системы, которую одни считают архаической, а другие боятся менять, голоса в Америке отнюдь не равны друг другу. За кого, скажем, будут голосовать мои друзья из Нью-Йорка, не так важно, потому что в этом штате демократы обычно побеждают со счетом 4:1. Но есть места, где каждый голос стоит намного дороже, ибо может стать решающим. Это Мичиган, Пенсильвания, Висконсин, Аризона, Флорида, Северная Каролина. Если демократы проиграют в этих штатах, то их не спасет большинство по всей стране, как это было в 2016 году, когда Трамп набрал на 3 миллиона меньше голосов, чем Хиллари Клинтон, и всё равно стал президентом.

Не удивительно, что накануне нового витка избирательной кампании, несмотря на обнадеживающие демократов победы в Кентукки и Виргинии в только что прошедших выборах, всё внимание привлечено к стратегически важным фронтам. Опросы показывают, что в пяти из шести центральных для победы штатах только у центриста Джо Байдена есть перевес над Трампом. Если же против него будут выставлены радикальные реформисты Элизабет Уоррен или Берни Сандерс, то в Белом доме останется тот же президент.

Почему же ведущие кандидаты Демократической партии не выглядят так многообещающе, какими они кажутся на дебатах однопартийцев? Да потому, что в этих процедурах, как на ралли Трампа, слышнее всего голоса убежденных сторонников, но не они решают исход дела. Для независимых, как уверенно показывает статистика, политика важна спорадически, на всеобщих выборах – чтобы, отдав свой голос, можно было забыть о ней на следующие четыре года. Обходясь без партийных пристрастий, независимые ценят стабильность, страшатся глобальных реформ, боятся резких движений и избегают всего того, о чем каждый день спорят в газетах, которые они и без того редко читают. Президентство Трампа втравило страну в хаос, и выход из него не в резких переменах, не в тотальной перестройке, не в новых переломах, а в возврате к норме, к здравому смыслу, к умеренному прогрессу и скучной, заурядной, монотонной политике.

Собственно, именно о ней, о монотонной политике, мечтают все, кому хватило трех последних – честно говоря, сумасшедших – лет. Если демократы не услышат голос независимых до выборов, то они не увидят их и у избирательных урн.

Александр Генис – нью-йоркский писатель и публицист, автор и ведущий программы Радио Свобода "Генис: Взгляд из Нью-Йорка"

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG