Ссылки для упрощенного доступа

Няня-шпион. Как следователь уломала молодого отца на статью


Мэри Поппинс шпион, коллаж

Радио Свобода стали известны подробности уголовного дела против жителя Подмосковья Дениса Кабреры, который пытался продать купленную на Aliexpress радионяню. "Спецоперацию" провели по доносу военного контрактника, а следователь Останкинского межрайонного следственного управления СК РФ Виктория Лобанова на допросе запутала обвиняемого, уговорив его дать признательные показания.

Как рассказывает сам 32-летний Денис Кабрера, в январе 2018 года он заказал в китайском интернет-магазине две видеокамеры в форме ламп накаливания, чтобы наблюдать за своим 4-летним сыном. В российских магазинах похожие камеры стоят по 7–9 тыс. рублей, а на Aliexpress – 20 долларов. Изображение выводилось на приложение в мобильном телефоне, впрочем, следила за ребёнком в основном жена. Камеры оказались неудобными: при включении начинали говорить по-китайски, могли зажечься ночью, постоянно будили ребёнка. Денис решил их продать, разместил объявление на сайте youla.ru, никто долго не откликался, пока в июле 2019-го неожиданный покупатель не написал, что хочет купить сразу обе. Кабрера встретился с ним на парковке торгового центра "Рапира" на Останкинской улице и тут же был задержан "с поличным" сотрудниками ФСБ. Сейчас он находится под подпиской о невыезде, ему вменяется незаконный сбыт специальных технических средств, предназначенных для негласного получения информации, – это до 4 лет лишения свободы.

Денис Кабрера
Денис Кабрера

Бдительный солдат

Как следует из материалов дела, объявление Кабреры на "Юле" нашёл военнослужащий-контрактник 21-летний Владислав Жуков из военной части 6771 в подмосковной Балашихе. Жуков почему-то решил, что не должен допустить "попадания" радионяни в воинскую часть, и сообщил о своей находке в ФСБ, но не по обычным телефонам ведомства, а, по всей видимости, знакомому сотруднику из воинской части ФСБ 70850. Дело попало к оперуполномоченному отдела военной контрразведки ФСБ из этой воинской части Станиславу Полонику (в деле есть только инициалы оперуполномоченного С.А. Полоника, однако РС удалось найти информацию о первенстве ФСБ России по стрельбе из пистолета, посвященное 100-летию Военной Контрразведки ФСБ, в котором Станислав Полоник занял первое место). Полоник решил провести проверочную закупку с участием зоркого Жукова. В качестве понятых пригласили двоих контрактников из военной части 3401 в той же Балашихе.

Как пояснила РС юрист Наталия Трубачёва, которая занимается делом Кабреры, в законе долго не было точно определено, что следует считать специальным техническим средством для негласного получения информации, чем беззастенчиво пользовались правоохранительные органы. В 2011 году по статье 138.1 осудили 49 человек, 2012 году – 72 человека, в 2017-м – 257. Уже в 2018 году Верховный суд разъяснил, что если гражданин приобрел устройство для обеспечения безопасности своей семьи или слежения за животными, а также не имел умысла на торговлю устройствами, которые покушаются на тайну личной жизни или гостайну, то состава преступления в его действиях нет. В августе 2019 года вступили в силу поправки к статье 138.1, которые объясняли, что же надо понимать под специальными техническим средством. К запрещённым устройствам не относятся приборы бытового назначения, по внешнему виду которых понятно, для чего они созданы, если только они не были доработаны с тем, чтобы можно было получать секретную информацию без ведома объекта слежки.

Радионяня – фото с сайта Aliexpress
Радионяня – фото с сайта Aliexpress

Допрос с признанием

Радионяни Кабреры, которые предупреждали о съёмке и не давали спать ребёнку, явно не подпадали под шпионское оборудование, но следователь СК Виктория Лобанова решила доказать обратное. В распоряжении редакции есть протокол допроса Дениса Кабреры, но также и аудиозапись того же допроса, которая сильно отличается от протокола. Главный вопрос – знал ли подозреваемый о том, что совершал преступление: "Я знал, что с помощью данных СТС [специальных технических средств] можно негласно получить информацию, однако я не использовал их в этих целях", – указано в допросе, однако, как следует из записи, следователь долго пыталась подвести подозреваемого под этот ответ (что запрещено правилами проведения допроса):

Следователь: – Осознавали ли вы?

Денис Кабрера: – Что оно является незаконным?

– Да.

– Нет не осознавал. Именно по этой камере нет. Я даже не предполагал, я думал что ручки, зажигалки, очки, ну то есть, они скрытые, их вообще не видно даже не предполагаешь, можно вот так ручку положить и направить.

– Нрзб.

– Нет, вообще нет, ну то есть, она здоровая большая лампочка, просто она удобная, а так нет, я не предполагал. О законе я об этом знал, скрытое – это такое миниатюрное, незаметное. Я прочитал, что также и бытовые предметы, но как я уже сказал, она не в лампочку же встроена, а в виде лампочки. Функцию лампочки она не выполняет по факту, как обычная лампочка, то есть, она целиком не светится, она светится только с определенных сторон.

(…)

Следователь: – Ну вы осознавали, что можно получить с помощью этих средств негласную информацию?

Денис Кабрера: – Нет, я вообще их использовал...

– Туда воткнуть и получить таким образом информацию.

– Использовать можно и телефон, засунуть его куда угодно.

– Да, я уже писала, что вы не использовали её в этих целях.

– Подождите, вы мне задаете провокационные вопросы. Потому что этот вопрос можно использовать под любое техническое средство, которое имеет микрофон и камеру.

– Да, да, да.

– Ну.

– Вы не хотели для этого использовать.

– Я использовал для дома.

(…)

Денис Кабрера – Ответ: я знал, что незаконно использовал видеонаблюдение?

– То, что вы незаконно приобретаете и сбываете.

– Аааааа.

– Я знал, что не законно использовать…

– Я сказал, что я не знал.

– Как напишем?

– Я не знал, что данное оборудование является незаконным, так как предполагал, что это относится ко всяким зажигалкам, ручкам и подобного типа, там, очкам. И подобного плана систем видеонаблюдения.

– Я не знал…

(…)

– Не знали, что с помощью данных средств можно негласно получить информацию?

– Да, я не знал.

– Как не знали?

– Ну как, она же не скрытая. Нет, вы сказали, негласно получить информацию – значит, скрытая система видеонаблюдения. Правильно?

– Негласно получить информацию.

– То есть, негласно получить информацию.

– Если бы установили камеру в другом помещении, её бы не заметили, и уже было бы негласно.

– Почему не заметили бы?

– Потому что видеокамера замаскирована.

– Ну вы представьте, висит на проводе лампочка.

– Да

– Вы когда заходите (…) Ну она же не горит. Ну давайте я по своему отвечу на этот вопрос.

– Как?

– Ну я не знал что она, то есть, система скрытого видеонаблюдения, при покупке, как уже в первом ответе я сказал, что я не знал, и во втором, так же я говорю, что я не знаю.

– Угу.

– И при продаже я также не знал этого.

– Что она является системой скрытого наблюдения?

– Да. Обычная камера. Обычная камера. Просто она в виде лампочки.

– Ну она же может скрыто снимать.

– Понимаете, я не знал, что данная камера может относиться к тому, что подпадает под закон.

– Про закон мы написали, а то, что можно негласно получить информацию.

– Это очевидный вопрос.

– Это не очевидный вопрос, я же говорю что, как из первого ответа.

– Вы же всё равно, получается, негласно получали информацию.

(…)

–Ну давайте я отвечу так, как я отвечу, а не так, как вы хотите. Я не знал то, что данная камера можно негласно получать информацию.

(…)

– То, что незаконно нельзя использовать, это одно, а то, что вы не осознавали, что негласно с этой камеры можно получать информацию, это уже другое, и если вы будете писать то, что я, вот... Не сыграет вам в лучшую сторону.

– Угу.

– И вы просто от всего отнекиваетесь, следовательно, если предыдущий вопрос то, что я вам поставила…

– Ну давайте тогда ответим так, что с любой камеры можно получить негласно информацию, так же как и с этой. Я признаю, что с любой камеры можно получить негласно информацию, так же как и с этой.

– Вы же знали: я знал, что можно получить с данной камеры негласно информацию, как и с любого другого устройства.

– С любого другого устройства и телефона, и камеры, да.

(…)

Следователь: – Я знал, что с помощью неё можно негласно получить информацию, но для этих целей её не использовал и знал, что можно получить информацию и при помощи других видеокамер, однако я не использовал в данных целях.

– Использовал как радионяню, получается. Ну давайте так напишем, хорошо.

(…)

– Мы можем написать, что вы не знали, что можно получить негласно информацию. Но как и на телефоне снимать.

– Ну понятно, но все равно, давайте лучше напишем, что я не предполагал.

– Что нельзя получить негласно информацию?

– Да я не знал и не предполагал.

– Предполагали.

– Не предполагал.

– Что можно получить негласную информацию? Ну тогда на первый вопрос нужно отвечать, что я знал, что это незаконно...

Далее Лобанова начинает играть доброго полицейского, говорит, что если Кабрера не будет "вилять", то отделается штрафом или условным сроком, – всё равно окончательную точку в вопросе о назначении устройств поставит экспертиза. Адвокат по назначению Светлана Ермакова из Московской городской коллегии адвокатов смысл вопросов следователя своему подзащитному не разъяснила. Кабрера в итоге согласился на особый порядок и "признательные" показания, от которых отказался только на суде. "Если бы Денис не соглашался на особый порядок, не соглашался бы с "добрым" следователем, хотевшей "помочь", то дело немедленно подлежало бы закрытию", – уверена Наталия Трубачёва.

Радиотехническая судебная экспертиза обвиняемому тоже не помогла. Специалист экспертно-криминалистического центра при Главном управлении московского МВД Сергей Островский (опыт работы с 2017 года), исследовав радионяни, решил, что они "имеют признаки специальных технических средств для негласного получения информации": устройства закамуфлированы под лампочки, видеокамеру можно обнаружить только при "детальном осмотре", на корпусе нет маркировки, что устройство предназначается для съёмки, а сам процесс съёмки якобы не сопровождается какой-либо индикацией. На самом деле при простом взгляде на камеры очевидно, что это не лампы накаливания, во время работы они мигают светодиодами, а при включении говорят на китайском – из-за этого с их помощью было неудобно наблюдать даже за ребёнком, не говоря о какой-либо слежке. Более того, даже в описании камер на сайте указано, что они не подходят для освещения.

В Останкинском районном суде Москвы дело ведёт судья Елена Вавилова. На заседании 27 ноября адвокат Кабреры попросит приобщить аудиозапись допроса к материалам дела.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG