Ссылки для упрощенного доступа

Последняя нить


РД-180 на Международном авиационно-космическом салоне МАКС-2019 в Жуковском

Действующий контракт на поставку в США российских ракетных двигателей РД-180 заканчивается в следующем году и вряд ли будет продлен. С одной стороны, в США действует запрет на импорт РД-180 после 2022 года, с другой – идущая на замену Antares V с РД-180 новая ракета Vulcan с двигателями BE-4 почти готова и, скорее всего, полетит не позже чем через пару лет. Почти 20-летняя история сотрудничества завершается, хотя могла бы продлиться дольше – если бы не крымские события и Дмитрий Рогозин с его “батутами”.

Во второй части материала об истории поставок российских ракетных двигателей в США Радио Свобода рассказывает о том, как их пытался запретить Илон Маск (и даже ненадолго преуспел), о главном противнике РД-180 Джоне Маккейне, о том, как выглядят офис и сайт фирмы RD Amross, через которую "Энергомаш" продает свое оборудование, о том, как американцы летали к МКС на двигателях, найденных на советских складах, и о том, каким будет будущее НПО "Энергомаш" после окончания сотрудничества с США.

Первую часть текста – о том, как советские технологии пробились на Запад, о гуманитарной помощи из Денвера в Химки, о преимуществе керосина, украденном заборе и войне "Энергомаша" со Счетной палатой, – читайте здесь.

Примечание. Вопреки распространенному мифу, про РД-180 нельзя сказать, что "он такой же российский, как IPhone – китайский". Патенты на узлы двигателя зарегистрированы в том числе в США, например, US Patent 6244041, US Patent 6226980, US Patent 6442931, но принадлежат НПО "Энергомаш". В этом несложно убедиться, открыв их в соответствующих базах, например, вот один из патентов. В то же время AR Amross, совместное предприятие "Энергомаша" и американской компании Pratt and Whitney, владеет лицензией на производство двигателя на территории США и обладает соответствующей конструкторской документацией. Это право никогда не было реализовано, и теперь уже наверняка не будет.

Маск и 10 дней запрета

Как мы можем отправлять сотни миллионов долларов налогоплательщиков России, которая находится в процессе оккупации Украины?


Чуть за полночь 25 апреля 2014 года многие американские журналисты получили электронное письмо: “Сегодня в час дня Илон Маск сделает важное заявление, касающееся Space X. Место будет объявлено дополнительно”. Адресаты этого сообщения бросились перечитывать последние записи Маска в твиттере, но догадаться из них о том, что собирается сказать на срочной пресс-конференции основатель частной космической компании Space X, было сложно. Предприниматель неожиданно для всех заявил, что собирается подать в суд на американские военно-воздушные силы. “Как мы можем отправлять сотни миллионов долларов налогоплательщиков России, которая находится в процессе оккупации Украины? Сложно себе представить, что Дмитрий Рогозин (на тот момент – вице-премьер правительства РФ, курирующий в том числе космическую отрасль. – РС) не получает персональную выгоду от [ракетных контрактов]. Похоже, есть большая вероятность, что здесь каким-то образом нарушается режим санкций”, – рассуждал глава Space X перед журналистами.

Илон Маск
Илон Маск

На самом деле предметом иска к Пентагону и главным поводом для возмущения Маска было не столько сотрудничество с Россией, сколько жирный, на сотни миллионов долларов контракт US Airforce на космические запуски с корпорацией ULA – United Launch Alliance, совместным предприятием Lockheed Martin и Boeing, которое с начала 2000-х являлось основным подрядчиком Пентагона по космическим запускам и использовало для этого в основном ракету Atlas V с российским двигателем РД-180. “Контракт в сущности не оставляет таким компаниям, как Space X, возможности соревноваться за право осуществлять пуски в интересах нацбезопасности. Такие пуски должны быть предметом конкурса”, – заявил Маск. Очередной договор военные заключили с ULA на 28 запусков, то есть договорились о программе на несколько лет вперед. Space X тем временем ожидала военной сертификации собственных ракет, и в представлении частной компании контракт Пентагона с ULA, заключенный за несколько месяцев до получения Space X вожделенного сертификата, преднамеренно оставлял ее за бортом военных запусков. Военные, впрочем, обещали продать еще несколько пусков, дополнительных к законтрактованным с ULA, на открытом рынке, но Маск в эти обещания не особенно верил и назвал обращение в суд своей “последней надеждой”.

Atlas V не может рассматриваться как проводник надежного доступа в космос, пока поставки ее двигателя зависят от разрешения Путина


Space X, успешно запустившая Falcon 9 еще в 2010 году и готовившая к первому старту Falcon Heavy, уже не первый год пыталась попасть на рынок американского военного госзаказа, но почти безуспешно. Весной 2014 года у Маска, однако, появился новый аргумент – российское происхождение двигателей первой ступени Atlas V, основной рабочей лошадки главного конкурента Space X – ULA. Выступая в начале марта 2014 года на сенатских слушаниях, Илон Маск заявил: “В свете того, что Россия де-факто аннексировала украинский Крым, на фоне разрыва военного сотрудничества США с Россией, ракета Atlas V не может рассматриваться как проводник надежного доступа в космос для нашей страны, пока поставки ее основного двигателя зависят от разрешения президента Путина”. Два месяца спустя, когда США успели ввести первые, в основном персональные санкции в отношении российских чиновников, Маск развил свой аргумент, в качестве рычага использовав попавшего в персональный санкционный список Рогозина.

Представители ULA подчеркивали, что корпорация успела накопить достаточное количество российских двигателей по старым поставкам, чтобы обеспечить пуски на пару лет даже без особого разрешения Путина, выражали готовность изменить систему закупок и вообще настаивали, что охлаждение отношений с Россией не скажется на обязательствах по двигателям. Но политический аргумент Маска, который, по его словам, был готов взять на себя 60 процентов военного госзаказа с помощью ракета Falcon 9 и все 100 процентов с Falcon Heavy (первый пуск которой в итоге был отложен и осуществлен только через 4 года), оказался действенным.

Пуск Falcon Heavy, 2019 год
Пуск Falcon Heavy, 2019 год

В своем иске, поданном в суд 28 апреля 2014 года, Space X формально разыграла санкционную карту: большинство пусков ULA выполняют ракеты Atlas V, у Atlas V российский двигатель, за российскую оборонную и космическую отрасль отвечает Рогозин, Рогозин входит в санкционный список. “Сложно понять, как увеличение зависимости от российских ракетных двигателей и финансирование российской оборонной промышленности долларами американских налогоплательщиков, может служить интересам национальной безопасности”, – говорилось в иске.

30 апреля суд, опираясь на заявления Space X, вынес запрет на любые финансовые операции между ULA и "Энергомашем". Впрочем, только временный – до получения комментариев от министерства финансов, министерства торговли и Госдепартамента США. Неделю спустя эти инстанции сообщили суду, что не считают санкции в отношении Дмитрия Рогозина препятствием для взаимодействия с "Энергомашем". Маск пытался возражать, но проиграл: 8 мая суд снял запрет. Он продержался только 10 дней. Рогозин оказался недостаточно сильным козырем.

Попытка Space X остановить закупки РД-180 оказалась неудачной, но инициировала активные действия по “импортозамещению” российского двигателя (обсуждалась также спешная локализация производства РД-180 в США) – подробнее об этом в дальнейших главах. В политическом поле у Маска нашелся сильный союзник – сенатор-республиканец, последовательный критик Владимира Путина Джон Маккейн, внимательно следивший за финансированием и организацией программы космического госзаказа EELV и до крымских событий.

Крестовый поход Джона Маккейна

Маккейн использовал не только политические козыри, но и финансовые. Пентагон покупает пуски у ULA, ULA покупает двигатели у RD Amross, RD Amross приобретает их у "Энергомаша". Фактически американские ВВС (то есть налогоплательщики) оплачивают российские двигатели через двух посредников. Как это сказывается на цене? Так уж нужна в этой цепочке странная компания RD Amross – совместное предприятие НПО "Энергомаш" и Pratt and Whitney? Такие вопросы Маккейн задал в открытом письме от 20 июня 2014 года в адрес заместителя министра обороны Фрэнка Кендалла – и это было далеко не первое его обращение в инстанции по поводу РД-180.

Джон Маккейн (справа) на киевском Майдане в декабре 2013 года
Джон Маккейн (справа) на киевском Майдане в декабре 2013 года

Сомнения Маккейна имели под собой конкретные основания. Если российская Счетная палата в 2011 году заявила, что "Энергомаш" продавал РД-180 в США ниже себестоимости (см. первую часть материала), то проведенная в том же году внутренняя аудиторская проверка Минобороны США выяснила, что американские военные наоборот, платят за двигатели слишком много. Министерство обороны США не ответило на запрос Маккейна, а в ноябре 2014 года агентство Рейтер опубликовало результаты собственного расследования, в котором приводятся выдержки из закрытого аудита, проведенного Пентагоном тремя годами ранее. RD Amross только по действовавшему на 2011 год очередному контракту между ULA и "Энергомашем" должна была получить 66 миллионов долларов, при этом проверяющие сочли объем ее работ по договору “незначительным или отсутствующим”, а оплату услуг RD Amross “непозволительной и чрезмерной”.

На самом деле, американское министерство обороны в обычной ситуации не разрешает участия таких посредников в своих контрактах, но изначально, еще в момент заключения первого договора в конце 1990-х предполагалось, что RD Amross займется организацией производства РД-180 на территории США, а конфигурация закупки через посредника будет временной. Локализация производства двигателя в Америке, на которую у Pratt and Whitney по-прежнему есть лицензия и вся документация, была запланирована на 2008 год, но так никогда и не была реализована. Просто потому, что это оказалось дороже, чем покупать двигатели российской сборки. “Когда началась работа над двигателями, Госдеп США своей директивой предписывал своим фирмам, которые заимствуют технологии из России, уметь воспроизводить их у себя в США. И на это отводилось каждой фирме 4 года. Но, как оказалось, если считать по сегодняшним возможностям, создание такого двигателя на территории США обошлось бы в очень большие деньги. Прорабатывая вариант производства у себя, они пришли к тому, что производство РД-180 в США не выгодно, поэтому отказались от этой идеи”, – объясняет источник РС, близкий к "Энергомашу". Кстати, лицензия RD Amross на производство двигателя в США действует до 2030 года, после чего вся документация по нему должна быть уничтожена.

Производство не перенесли, но посредник остался. Журналисты Рейтер разыскали офис RD Amross – небольшое помещение в покрытом бежевой штукатуркой бизнес-центре совсем рядом с пляжем во флоридском Cocoa Beach. Соседи космической фирмы – частные врачи, дантист и продавец слуховых аппаратов. При этом возглавляли RD Amross люди, хорошо инкорпорированные в американскую аэрокосмическую индустрию: так, в 2014 году CEO компании был Уильям Парсонс, бывший морской пехотинец, глава космического центра Кеннеди в NASA, вице-президент Lockheed Martin и совладелец ULA. Сегодня RD Amross возглавляет бывший астронавт Майкл Бэйкер. Деятельность фирмы, как следует из письма замминистра обороны США Кендалла Джону Маккейну, – техническая экспертиза, логистика и “разрешение аномалий”, за это RD Amross и берет свою комиссию.

По очередному контракту, заключенному RD Amross с НПО "Энергомаш" 5 июня 2014 года на поставку 29 двигателей до конца 2017 года, российское предприятие получало в среднем 20,2 миллиона долларов за одно устройство. Цена этих же двигателей для ULA – 23,4 миллиона, то есть наценка RD Amross составила около 15 процентов – 3,2 миллиона на двигатель, или 93 миллиона на весь этот контракт. По предыдущему договору поставки 12 двигателей с 2011 по 2013 год наценка посредника была двое выше – 31 процент, или 5,5 миллионов при цене "Энергомаша" в 17,9 миллионов долларов за двигатель. Снизить ее удалось как раз благодаря аудиту, проведенному Пентагоном, и новый контракт, похоже, удовлетворил все стороны. “ULA и правительство [США] в конечном итоге определили, что цена контракта RD Amross была разумной и не включала “непозволительные и чрезмерные траты”, – заявила в ответ на запрос Рейтер спикер ULA Джессика Рай.

Если в первые годы после начала сотрудничества львиную долю доходов RD Amross мог забирать один из партнеров, Pratt and Whitney, вложивший около 70 миллионов долларов в разработку РД-180 на основе вдвое более мощного РД-170, то как распределялась прибыль посредника в более поздние годы, сказать сложно. Компания до сих пор действует, а по адресу официального сайта RD Amross открывается реклама китайского онлайн-казино.

Владимир Путин и Михаил Ковальчук
Владимир Путин и Михаил Ковальчук

Журналисты Рейтер, впрочем, нашли среди потенциальных выгодополучателей от контрактов по российским двигателям еще двух друзей Путина. В 2010 году НПО "Энергомаш" было передано под управление РКК "Энергия", миноритарной долей в которой владел через посредников Юрий Ковальчук, который считается человеком ближайшего окружения Владимира Путина. Брат Юрия, Михаил Ковальчук с 2011 по 2013 год работал председателем совета директоров "Энергии". Впрочем, доля Юрия Ковальчука в корпорации была продана незадолго до введения первых санкций США в отношении России, контроль над ней перешел к Юрию Шамалову, также связанному с банком “Россия” Ковальчуков. Впрочем, описанное Рейтер косвенное участие братьев Ковальчуков в работе "Энергомаша" не произвело впечатления на Пентагон и ULA. А спикер Pratt and Whitney заявил в ответ на запрос журналистов: “Мы не согласны с вашим утверждением, согласно которому “Ковальчук играл значительную роль в "Энергомаше". Непрямое владение, о котором удалось узнать Рейтер, не было контрольным, считает Бэйтс. Более того, “предполагаемые связи были разорваны до наложения США санкций на Юрия Ковальчука”.

Джон Маккейн так и не получил от Пентагона ответ на заданные в открытом письме прямые вопросы о стоимости российских двигателей. Он получил эту информацию от журналистов и выразил озабоченность, что американские налогоплательщики “платят миллионы долларов компаниям, которые, возможно, ничего не делают, а просто служат коридором для обогащения коррумпированных российских бизнесменов, имеющих связи с Владимиром Путиным”.

Крестовый поход Маккейна против РД-180 на этом не завершился. В декабре 2014 года сенатор добился принятия Палатой представителей Конгресса США поправки, предусматривающей полный отказ от российских двигателей к 2019 году, но оставляющей в силе уже заключенный ULA контракт на 29 двигателей. Однако год спустя ограничение было снято. Маккейн назвал это решение “позором” и “лицемерием” и назвал имя еще одного фигуранта санкционного списка, Сергея Чемезова, участие которого в руководстве российской аэрокосмической промышленностью должно быть, по мнению сенатора, основанием для прекращения сотрудничества. Тем не менее 24 декабря 2015 года "Энергомаш" заключил контракт на поставку еще 20 двигателей. А летом 2016 года новая поправка продлила возможность использования РД-180 до 2022 года и разрешила ULA закупить еще 18 двигателей.

Я поддержал этот компромисс, потому что он содержит законодательное ограничение срока использования российских ракетных двигателей


На этот раз Маккейн сдался. “Я поддержал этот компромисс, потому что он содержит законодательное ограничение срока использования российских ракетных двигателей. Поправка не умаляет других важных положений о космических запусках закона о национальной обороне. Она предоставляет долгосрочный рациональный путь к достижению общей цели гарантированного доступа в космическое пространство, конкуренции в сфере запуска средств национальной безопасности, а также окончанию зависимости от российских двигателей”, – заявил сенатор.

Эта серия компромиссов, разумеется, не была следствием особого расположения Пентагона и американских политиков к России. Еще с лета 2014 года в США была запущена масштабная программа, направленная на, как сказали бы в российской Госдуме, импортозамещение, то есть разработку собственного двигателя и новой ракеты, которые смогли бы заменить Atlas V с РД-180. Это заняло больше времени, чем предполагалось.

Не Маск, не Маккейн, а Безос

Проанализировав санкции против нашего космопрома, предлагаю США доставлять своих астронавтов на МКС с помощью батута


Весной 2014 года Дмитрий Рогозин не пропустил мимо ушей высказывания Илона Маска. “Они что, думают, что я забираю деньги от продажи наших двигателей госпредприятиями себе? Дебилы”, – написал тогдашний вице-премьер в твиттере на следующий день после срочной пресс-конференции Space X. А на следующий день после обращения Space X в суд, Рогозин опубликовал свой, пожалуй, самый знаменитый твит: “Проанализировав санкции против нашего космопрома, предлагаю США доставлять своих астронавтов на МКС с помощью батута” – к слову, двигатели РД-180 никогда не использовались для полетов к МКС.

8 мая запрет на импорт российских двигателей был снят, но тут уж российский вице-премьер решил сказать свое веское слово и заявил, что теперь Россия в ответ на санкции готова остановить поставки в США ракетных двигателей. Почти немедленно ВВС США заказали исследование, которое должно было определить, сколько лет понадобится на создание замены РД-180. По первым оценкам получалось, что на это уйдет не менее пяти лет. В билле, принятом 7 мая, комитет Палаты представителей США по вооружённым силам предложил поручить министру обороны США обеспечить разработку альтернативы российским двигателям в ходе открытого конкурса к 2019 году и выделить на это 220 миллионов долларов только в 2015 году.

В течение следующих двух месяцев вопрос о замене импорта РД-180 широко обсуждался в Сенате, Пентагоне и американской аэрокосмической отрасли. Заняться ли переносом производства РД-180 в США, переложить ли пуски Atlas V на Delta IV (и то, и то слишком дорого) или поручить их Илону Маску с его Falcon 9 (недостаточно надежно)? Или строить полностью новый двигатель, но тогда какой – водородно-кислородный, как RS-68, керосиновый, как РД-180, или перспективный кислородно-метановый?

Дмитрий Рогозин
Дмитрий Рогозин

К октябрю 2014 года определились два основных претендента на создание нового двигателя. В июне корпорация Aerojet Rocketdуne заявила о готовности разработать за четыре года керосиновый двигатель AR1 подходящих технических характеристик (при использовании в паре). Глава компании Скотт Сеймур заявил: “Мы, абсолютно уверены, что AR-1 будет работать на уровне – если не лучше – с РД-180. Мы также верим, что он окажется дешевле”. Компания надеялась выйти на уровень стоимости 20–25 миллионов за пару двигателей, действительно сравнимую с ценой РД-180, инвестиции на разработку должны были составить порядка миллиарда долларов.

А в середине сентября стало известно, что ULA собирается инвестировать собственные средства в разработки компании Blue Origin основателя "Амазона" Джеффа Безоса. Безос уже три года работал над метановым двигателем BE-4, хотя до этого момента вряд ли мог надеяться войти с ним в программу госзаказа EELV. Размеры инвестиций ULA в Blue Origin не раскрыли, но отметили, что разработка нового двигателя обычно обходится примерно в миллиард (что совпало с оценкой Aerojet Rocketdyne) и занимает от 7 до 10 лет. А раз у компании Безоса была трехлетняя фора собственной работы над BE-4, то закончить его можно через четыре года. Правда, плотность метана ниже, чем у керосина, метановые нуждаются в более объемных топливных баках, а значит, использование BE-4 должно было потребовать существенной перестройки Atlas V или создания новой ракеты.

“Очень удачно подвернулось то, что Безос уже разрабатывал двигатели, которые достаточно хорошо подходили для какой-то новой перспективной ракеты. Вообще он их делал для себя, конечно же, но в свете событий ловко предложил United Launch Alliance, – объясняет инженер-конструктор Елисей Маслов. – То же самое и с Aerojet Rocketdyne. Видимо, им тоже спустили указание, чтобы они какой-то свой вариант предложили, чтобы гарантировано из двух вариантов выбрать наилучший”. Маслов подчеркивает, что в пользу варианта Безоса говорили два фактора: изначально более высокая степень готовности двигателя и его метановое топливо, более эффективное, чем керосин.

Макет ракеты-носителя Vulcan
Макет ракеты-носителя Vulcan

Принятая в самом конце 2014 года “поправка Маккейна” и дышащий в спину Илон Маск подтолкнули нового, назначенного только в августе главу ULA Тори Бруно объявить о разработке ракеты следующего поколения, более дешевой, мощной, с американскими двигателями, которая отправилась бы в космос уже в 2019 году. Для выбора названия этого проекта открыли голосование в интернете, в котором было три варианта: Eagle, Freedom и GalaxyOne. Впрочем, уже через четыре дня Бруно решил добавить к ним еще два варианта – имя римского бога Вулкана и греческого Зевса. 13 апреля 2015 года был определен победитель. Новый проект ULA, призванный сменить Atlas V, используя вместо российского РД-180 пару AR-1 или пару BE-4, получил название Vulcan.

Хотя еще с сентября 2014 года было очевидно, что ULA собирается плотно сотрудничать с Безосом и даже инвестировать свои средства в его проект, тогда как AR-1 – двигатель, навязанный Пентагоном в качестве “плана Б”, Aerojet Rocketdyne еще некоторое время боролись за возможность получить огромный военный заказ в рамках EELV. В сентябре 2015 года компания даже пыталась выкупить всю ULA за два миллиарда долларов, но безуспешно. Тем временем совместная работа ULA и Blue Origin расширялась, а у AR-1 начались проблемы с финансированием: вкладывать в “запасной” двигатель собственные средства Aerojet Rocketdyne не торопились, а государство инвестировало намного меньше, чем было необходимо. Финальная конструкторская документация на двигатель была закончена только к маю 2017 года, то есть за полтора года до обещанного первого полета. Вскоре военные окончательно потеряли интерес к “плану Б”, а в сентябре 2018 года было объявлено, что "Вулкан" точно полетит с двигателями конкурента – BE-4. Недавно стало известно, что наработки по AR-1 могут быть использованы для двигателя первой ступени ракеты частной компании Firefly Aerospace, планирующей запускать на орбиту небольшие спутники. Остается добавить, что именно представители Aerojet и Rocketdyne – в то время двух разных компаний, первыми посетили "Энергомаш" в начале 1990-х, но так ни о чем и не сумели договориться.

Модель двигателя AR1
Модель двигателя AR1

Итак, заменой Atlas V с РД-180 будет Vulcan с парой BE-4. И новая ракета, и новые двигатели почти готовы. Первый BE-4 был полностью собран в марте 2017 года (конкуренты из Aerojet Rocketdyne тогда еще не закончили даже “бумажную” версию своего устройства), в октябре того же года прошли первые огневые испытания.

“Сейчас идет отработка двигателя, стендовые испытания. Но ни у кого уже нет сомнений, что проблем с этим двигателем никаких нет, что он у них уже получился. Чисто формально осталось провести последнюю серию испытаний. И буквально в следующем году он уже будет, наверное, признан годным к полетам”, – говорит Елисей Маслов. Ракета Vulcan тоже собирается прямо сейчас, как это происходит, можно посмотреть в недавно опубликованном видеоролике.

ВЕ-4 за счет другого топлива имеет более высокий удельный импульс, чем у РД-180. То есть эффективность у него выше. И по тяге он лучше. Сама по себе ракета Vulcan будет немножко больше, она рассчитана на большую полезную нагрузку, чем Atlas V”, – сравнивает Маслов российский двигатель с тем, который приходит ему на смену. Эксперт считает, что Vulcan с двигателями BE-4 может полететь уже в 2021 или в 2022 году. В 2020-м заканчивается, как рассказали источники РС в российской космической отрасли, действующий контракт ULA с "Энергомашем". Только до 2022 года действует разрешение правительства США на закупку российских двигателей. Эпоха РД-180 в американской космонавтике, пережившая российскую коррупцию и корпоративные конфликты, конкуренцию с Илоном Маском и войну с Джоном Маккейном, потепление и охлаждение отношений между Россией и США, теперь завершается уже наверняка.

Обрывающиеся нити

РД-180 – не единственный ракетный двигатель, который Россия до сих пор поставляет в США. Есть еще РД-181, экспортная версия семейства РД-170 – РД-193, однокамерный, вдвое менее мощный по сравнению с РД-180 двигатель, предназначенный для легких ракет-носителей. РД-181 закупает у "Энергомаша" частная космическая компания Orbital Sciences Corporation, один из операторов по доставке грузов к Международной космической станции. Она запускает собственные ракеты класса “Антарес”, причем первые пять пусков в 2013–2014 годах использовали другой, и тоже российский двигатель первой ступени НК-33.

Их ракета, честно, похожа на анекдот


Это было по-своему красивое решение, ведь НК-33 создавался в 1960-е годы для советской лунной ракеты Н-1, все испытания которой закончились неудачей – это поставило окончательный крест на советской лунной программе. Поразительно то, что Orbital Sciences купили в России не новые двигатели НК-33, сделанные по старой технологии, а старые двигатели, которые были собраны буквально в конце 1960-х – начале 1970-х годов. В 2012 году это возмутило Илона Маска: “Один из наших конкурентов, Orbital Sciences, получил контракт на снабжение МКС, и их ракета, честно, похожа на анекдот. Они используют российские двигатели, которые были сделаны в 1960-е. Я не имею в виду, что это разработка 60-х, нет, это двигатели, буквально сделанные в 60-х и с тех пор лежавшие на складе, типа, где-нибудь в Сибири”, – веселился Маск в одном из интервью.

РН "Антарес", использующая двигатели РД-181
РН "Антарес", использующая двигатели РД-181

Пятый полет "Антареса" с НК-33 закончился аварией. “Так как эти двигатели, во-первых, уже лежали достаточно долго на складе, уже гарантийные сроки все были исчерпаны, а во-вторых, американцы там какие-то свои датчики еще вкручивали, по-своему обошлись с этим двигателем, то, в принципе, получился закономерный эффект – он взорвался”, – говорит Елисей Маслов. Катастрофа, впрочем, не разочаровала Orbital Sciences в российских технологиях, на замену НК-33 они стали закупать РД-181. Контракт был подписан в 2014 году, но привлек куда меньше внимания и критики, чем поставки РД-180. С тех пор состоялось 6 удачных пусков, последний – совсем недавно, 2 ноября 2019 года.

РД-180 и РД-181 являются одной из немногих ниточек, которые связывают Россию с США в высокотехнологичных отраслях


Впрочем, контракт на поставки РД-181 заканчивается, тогда же, когда и на экспорт РД-180, то есть в следующем году. “РД 180 и РД 181 являются одной из немногих ниточек, которые связывают Россию с США в высокотехнологичных отраслях. Они дают возможность контактировать, общаться, взаимодействовать. У нашего сотрудничества много положительных моментов, и оно выгодно обеим странам. Это не только хороший и нужный опыт, но и блестящий пример того, как Россия и США могут успешно сотрудничать”, – написал в электронном письме источник Радио Свобода, близкий к "Энергомашу".

Что же будет с "Энергомашем", когда оборвется и эта ниточка? В самом НПО, по информации Радио Свобода, настроены оптимистично, хотя и признают, что американский контракт значителен в структуре доходов объединения. "Энергомаш" уповает на двигатели РД-171МВ для новой российской ракеты среднего класса “Союз-5” (должна пойти в серию после 2022 года), на двигатели РД-91 для "Ангары" (проект сложной судьбы) и на то, что Роскосмос когда-нибудь запустит производство сверхлегких ракет для совсем маленьких спутников, вроде набирающих все большую популярность CubeSat.

Елисей Маслов менее оптимистичен: “Что "Энергомаш" будет дальше делать без денег от РД-180 – я даже не берусь сказать”. Эксперт напоминает, что недавно было принято решение о переводе производства “Ангары” из московского Центра им. Хруничева в Омск, где “практически с нуля пришлось строить цеха” – сроки запуска проекта постоянно откладываются. Похожая история и с новым “Союзом-5”, Маслов предполагает, что он “залетает” не раньше 2025–2026 года. В ожидании старта этих проектов после 2020 года у "Энергомаша" фактически останется один контракт – на двигатели РД-107 для действующих “Союзов”. Но они относительно дешевы. “По себестоимости, насколько я знаю, РД-107 стоит 640 тысяч долларов, а РД-191 стоит 4 миллиона долларов. РД-180 по себестоимости, конечно, чуть больше – где-то в районе, может быть, 6–7 миллионов долларов. Так что прибыль за РД-107, конечно, микроскопическая”, – считает Елисей Маслов.

Джефф Безос
Джефф Безос

В свое время разработанному советскими инженерами двигателю удалось попасть на американский рынок: для этого не было политических препятствий, но главное, что РД-180 выиграл честный и открытый конкурс. Почти два десятилетия этот двигатель оставался основой большой американской программы запусков, отправляя в космос и военные спутники-шпионы, и исследовательские станции. Эта сказка могла продлиться дольше, ведь в США не торопились искать альтернативы. Крымские события, а может быть, и поспешные угрозы Дмитрия Рогозина и его слова о “батутах” изменили ситуацию и открыли дорогу для BE-4. Красивая история сотрудничества подходит к концу, и одна из последних ниточек большого технологического сотрудничества России и США обрывается.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG