Ссылки для упрощенного доступа

"Лучший в мире". Как Россия помогает США запускать спутники-шпионы


Двигатель РД-180, установленный на ракету Atlas V, готовящуюся запустить исследовательскую станцию на Марс, 2011 год

В конце октября Россия отправила в США три ракетных двигателя РД-180: они будут использованы на первых ступенях ракет Atlas V и, скорее всего, помогут Пентагону отправить на орбиту очередные военные спутники – как делают это уже почти 20 лет. Это сотрудничество, начавшееся в середине 1990-х, пережило коррупционные скандалы, уголовные дела, санкции и лоббистские атаки Илона Маска. Сконструированный в поздние советские годы двигатель оказался настолько мощным, эффективным и дешевым, что честно выигрывал рыночную конкуренцию, и это было важнее геополитики, испортившихся между странами отношений и новой холодной войны. Теперь для РД-180 готова замена: ракету, которая в ближайшие годы придет на смену "Атласу", будет разгонять американский двигатель, созданный компанией Джеффри Безоса.

Радио Свобода рассказывает историю РД-180 и его поставок в США. В первой части этого материала – о том, как советские технологии пробились на Запад, о гуманитарной помощи из Денвера в Химки, о преимуществе керосина, украденном заборе и войне "Энергомаша" со Счетной палатой.

Вторую часть, о том, как Илон Маск, Джон Маккейн и Дмитрий Рогозин пытались запретить импорт РД-180 в США, почему у них ничего не получилось, но контракт все равно закончится уже в следующем году - читайте в продолжении материала здесь.

"Мы хотим помочь коллегам-ученым"

Монтажная пена свисает с узлов, словно взбитые сливки, трубы с налетом ржавчины покрыты шрамами сварки, некоторые детали, кажется, связаны между собой проволокой


"Среди разложенных на полу огромного сборочного цеха Lockheed Martin в Утертон Кэньон ракетных двигателей легко различить те, что были сделаны в США, и те, что в России. Американские модели – сияющие, обтекаемые, напичканные необычными деталями и извивающимися патрубками. Ни одного заметного сварочного шва, ни одной пропущенной заклепки. Российские двигатели внушают меньше доверия. Монтажная пена свисает с узлов, словно взбитые сливки, трубы с налетом ржавчины покрыты шрамами сварки, некоторые детали, кажется, связаны между собой проволокой" – так журнал Wired описывал в начале 2001 года двигатели РД-180, построенные НПО "Энергомаш". Следующий абзац, конечно, начинается со слова "но".

Именно эти российские реактивные установки, которые, если судить по красочному описанию Wired, мог собирать – кувалдой и гаечным ключом – сам прославленный космонавт Андропов из вышедшего за пару лет до этого фильма "Армагеддон", будут следующие почти 20 лет разгонять первые ступени ракет Atlas V и выводить на орбиту американские военные спутники. За несколько месяцев до выхода статьи в Wired РД-180 уже отправил в космос ракету предыдущего поколения, Atlas 3, и теперь должен был стать основным двигателем для первой ступени нового проекта. Видеоролик о пуске Atlas 3 с РД-180 в мае 2000 года был озаглавлен "Двигатель, пришедший с холода" – парафраз названия знаменитого шпионского романа Джона Ле Карре. Заключенный в 1997 году контракт на поставку в США российских ракетных двигателей стал поводом и для шуток в духе еще свежей в памяти холодной войны и для сомнений. "Даже спустя несколько лет после окончания холодной войны есть что-то жутковатое в том, как топ-менеджер крупнейшего подрядчика Министерства обороны США приезжает на самый значительный аэрокосмический форум и рассказывает о планах потратить на российскую продукцию миллиард долларов, да еще и объявляет ее "лучшим в мире ракетным двигателем", – передавал в 1997 году из Ле Бурже журнал Aviation Week.

Заключившая этот контракт Lockheed Martin полагала, что именно благодаря РД-180 сможет выиграть конкуренцию за создание новой ракеты-носителя программы EELV для военных пусков, объединяющей несколько существующих проектов. В сущности, так и получилось. С 1998 по 2003 год Пентагон делил свои запуски между Lockheed Martin и Boeing (ракета последних – Delta IV – использовала двигатели американского производства). После 2003 года эти корпорации создали совместную корпорацию United Launch Alliance, которая до сих пор остается основным оператором пусков в интересах военных, использует обе ракеты, но Atlas V с российскими двигателями значительно чаще, чем намного более дорогая Delta IV. Только в последние годы в их монополию смог вмешаться Илон Маск со своими "Соколами".

Как вообще российская техника попала в американскую космическую индустрию? До конца 1980-х доступная на Западе информация о советских космических технологиях была далеко не полной. Но в 1988 году американский исследователь Чарльз Вик, десятилетиями скрупулезно собиравший данные о ракетах, двигателях, спутниках и другой технике с другой стороны "железного занавеса", выступая на конференции перед чиновниками и представителями промышленности, заявил, что советские инженеры смогли создать более мощные, надежные и дешевые ракетные двигатели, чем их американские коллеги. Ему никто не поверил.

Борис Каторгин
Борис Каторгин
У нас поотваливались челюсти

Встречный интерес советских производителей к американскому рынку возник в те же позднеперестроечные годы. "Заказов у предприятия не было, все космические программы "схлопывались", и оно фактически находилось на грани закрытия. Главный конструктор и генеральный директор, Борис Иванович Каторгин, являясь народным депутатом СССР, был знаком с Ельциным и обратился к нему с просьбой о том, что ситуация на предприятии безвыходная и необходимо разрешение на выход во внешний мир", – рассказывает источник Радио Свобода в российской космической отрасли. В 1990 году в Бостоне открылась выставка "Советский космос" – космическая тематика перестала считаться в СССР совершенно секретной, и при участии специально созданного для продвижения советских технологий на Запад "Главкосмоса" удалось организовать первую в истории космической гонки демонстрацию достижений. "Энергомаш" показал американцам два двигателя (среди них не было РД-170, на основе которого позже был сделан экспортный РД-180), завязал контакты, и представители производителей двигателей из США потянулись в Химки. Договориться удалось, как в русской сказке, с третьими визитерами – компанией Pratt & Whitney, с ней в 1992 году "Энергомаш" заключил договор о совместном маркетинге и лицензировании двигателей на территории США.

Оказалось, что Чарльз Вик не обманул в своей смелой оценке. В 1993 году в Москву приехала делегация подрядчиков Пентагона, в том числе они посетили химкинскую площадку "Энергомаша". "Мы посмотрели на русскую технику, сделали кое-какие вычисления, чтобы понять, что нам пытаются рассказать. И у нас поотваливались челюсти", – рассказывал Боб Форд, менеджер Lockheed Martin.

Как коллеги-ученые, мы хотели бы помочь нашим российским знакомым и их семьям в их проблемах с медициной

Впрочем, Форда поразили не только достижения советских конструкторов. Он обнаружил, что сотрудники "Энергомаша" едва получают зарплаты и фактически лишены доступа к нормальной медицинской помощи – в больницах и поликлиниках нет даже самых необходимых препаратов и медицинских изделий. Вернувшись в США, Форд обратился к Джеймсу Джексону, основателю благотворительной организации Project C.U.R.E, которая занималась гуманитарными поставками медицинских товаров в развивающиеся страны. Форд был знаком с Джексоном – сотрудники Lockheed Martin часто работали волонтерами на проектах C.U.R.E – штаб-квартиры обеих организаций расположены в Денвере. "Как коллеги-ученые, мы хотели бы помочь нашим российским знакомым и их семьям в их проблемах с медициной", – сказал Форд Джексону, по воспоминаниям последних. Они договорились: C.U.R.E собирают помощь, Lockheed Martin оплачивает ее доставку в Россию. Первый контейнер был предназначен для семей сотрудников "Энергомаша" и других московских аэрокосмических предприятий и отправился в Химки в 1996 году.

Год спустя воплотился в конкретные действия и второй повод для отпавшей челюсти Роберта Форда: был подписан тот самый контракт. Lockheed Martin договорились о закупке первых 18 энергомашевских двигателей, адаптированной для американских ракет версии устройства РД-170. Так совпало, что в том же году в Денвере, где расположено предприятие Lockheed Martin, проходил очередной форум "Большой восьмерки" – тогда еще в формате "7+1". Российский президент Борис Ельцин нашел время приехать на промышленную площадку и сфотографироваться с РД-180. Контракт на их поставку был большим политическим событием.

РД-180 проходит тесты в США в 1998 году
РД-180 проходит тесты в США в 1998 году

РД-170, до сих пор самый эффективный по многим параметрам ракетный двигатель первой ступени, разгонял ракету "Энергия" с "Бураном" на борту, его экспортная версия РД-180 на много лет обеспечила "Энергомаш" средствами, хотя фактическим продавцом выступало совместное предприятие RD Amross, созданное НПО "Энергомаш" и Pratt and Whitney и зарегистрированное во Флориде, – об этом чуть дальше.

Несмотря на этот контракт, гуманитарная помощь не прекратилась: еще несколько лет C.U.R.E совместно с Lockheed Martin отправляли в Россию лекарства и медизделия – теперь они предназначались уже не адресно, "коллегам-ученым", а химкинским больницам и поликлиникам.

"Буквально лучший двигатель в мире"

Что же заставило Мэла Браширза, президента ракетного подразделения Lockheed Martin, назвать РД-180 "буквально лучшим двигателем в мире"? Достаточно заглянуть в таблицу сравнительных характеристик. Тяга – ключевое качество реактивного двигателя, у РД-180 составляет 4,1 миллиона ньютонов при весе двигателя чуть менее 5,5 тонн. У двигателя RS-68 – именно его использовал Boeing на своей ракете Delta IV, которая конкурировала с Atlas V за военный контракт, – 3,7 миллиона ньютонов при весе установки в 6,7 тонны. Для своего времени это был ближайший конкурент, а если учесть еще и стоимость, РД-180 до сих пор остается наилучшим двигателем для первой ступени.

РД-180 использует в качестве топлива керосин, а в качестве окислителя – жидкий кислород. Среди керосиновых двигателей нет более эффективных, к тому же, благодаря большому давлению в камере сгорания, РД-180 достаточно невелик по размерам. В США, в отличие от СССР и России, была лучше развита технология водородных (работающих на паре водород-кислород) двигателей: они обладают большим удельным импульсом, чем керосиновые, но больше по размеру и дороже в использовании. "Стоимость запуска ракеты Delta IV доходит до 400 миллионов долларов. Можно спутник какой-то заказать и изготовить за эти деньги. Водород – это достаточно дорогая технология, начиная с получения и хранения самого топлива (жидкий водород нужно хранить при очень низкой температуре. – РС)", – объясняет инженер-конструктор компании "Космокурс", специалист по ракетным двигателям Елисей Маслов. Есть и другие, более экзотические варианты ракетных двигателей, жидко- и твердотопливные, но по многим параметрам они уступают керосиновым и водородным.

Двигатель РД-180 на площадке НПО "Энергомаш", 2003 год
Двигатель РД-180 на площадке НПО "Энергомаш", 2003 год

Почему СССР удалось создать более эффективный и простой двигатель в своем классе, чем это смогли сделать в США? Высказывалось объяснение, что американская космонавтика имела доступ к более современным и легким материалам и тяга двигателя имела более низкий приоритет, тогда как СССР приходилось выводить в космос сравнительно тяжелые аппараты (например, советская лунная программа по этой причине предполагала высадку на Луне только одного космонавта). Елисей Маслов, впрочем, не считает это объяснение состоятельным. В 80-е годы, когда создавался двигатель РД-170, в США уже функционировал Shuttle, который использовался для разных целей: и для полетов человека, и для вывода каких-то спутников. При этом еще оставались старые ракеты, такие как Titan IV, созданные в 60–70-е. Долгое время просто не было необходимости создавать новую ракету и новый двигатель".

Итак, высокий удельный импульс, сравнимый с водородным RS-68, бОльшая, чем у того же конкурента тяга, компактные размеры, привлекательная стоимость запуска – но помимо этого неоспоримым преимуществом РД-180 была цена самого двигателя. В момент заключения первого контракта один двигатель обходился Lockheed Martin примерно в 10 миллионов долларов, или миллиард за сто двигателей. RS-68 примерно вдвое дороже, а, например, основной двигатель Шаттла RS-25 того же производителя Aerojet Rocketdyne стоил, как утверждает Елисей Маслов, от 50 до 70 миллионов долларов.

Ракета Atlas V с РД-180 – это, в принципе, был идеальный вариант

Можно задуматься, в какой степени высокая стоимость американских двигателей коррелирует с их "сиянием и обтекаемостью", а российских – с уровнем зарплат российских инженеров и рабочих, но факт остается фактом: РД-180 по совокупности технических и финансовых параметров был и остается наилучшим вариантом. И мог бы оставаться им еще достаточно продолжительное время – если бы не вмешался новый параметр, политический. "Ракета Atlas V с РД-180 – это, в принципе, был идеальный вариант. Когда его разрабатывали, заказывали этот двигатель, делали ракету (сначала была Atlas III, потом ее усовершенствовали до Atlas V) – в принципе, получилось очень хорошо. И если бы не крымские события, если бы не это геополитическое противостояние, то я уверен, что эта ракета и дальше бы летала еще, может быть, лет 10–15", – говорит Маслов.

На сегодняшний день "Энергомаш" поставил в США 119 двигателей, прошло 80 пусков, и все – удачные.

Слишком дешевый и слишком дорогой

В 2011 году группа блогеров сумела проникнуть на закрытую промышленную площадку НПО "Энергомаш" в подмосковных Химках. Отправившись для этого в Химкинский лес, они обнаружили на месте защитного периметра предприятия спешно и не везде возведенный новый забор, на котором можно было прочитать отчасти комическое объявление: "... Участок был защищен специальным ограждением с тропой наряда и контрольно-следовой полосой. Указанное сооружение представляло собой капитальное сооружение, находившееся, как объект недвижимости, в собственности ОАО "НПО Энергомаш". Неустановленными лицами вышеуказанное ограждение было частично разрушено, в связи с чем ОАО "НПО Энергомаш" был причинен значительный имущественный ущерб". Смысл объявления сводился к тому, что некто, выполняя "земляные и строительные работы", случайно сравнял с землей и защитный периметр предприятия. Рабочие успели поставить новый забор только в некоторых местах – блогеры без особого труда нашли дырку и несколько раз побывали на территории "Энергомаша", подробно рассказав о своем визите в большом фотоотчете.

Торчащие из снега колоссальные башни испытательных стендов, многотонные гермодвери, переплетение трубопроводов, арматуры и кабелей, видавшие виды лифты, приборы и устройства 70-х годов – все это оборудование явно действующее, со следами недавно проведенных испытаний, но много где покрытое ржавчиной и облупившейся краской, давно не обновляемое. Действительно, несмотря на стабильный американский контракт, "Энергомаш" к этому моменту уже несколько лет терпел значительные убытки и успел побывать на краю банкротства.

Площадка НПО "Энергомаш". Снимок пресс-службы объединения
Площадка НПО "Энергомаш". Снимок пресс-службы объединения

К этому моменту уже почти десять лет ракеты Atlas V с помощью двигателей РД-180 успешно доставляли на различные орбиты коммерческие спутники, спутники-шпионы, военные спутники связи, исследовательские аппараты для миссий к Луне, Марсу и Юпитеру и даже экспериментальный военный орбитальный самолет. Сотрудничество устраивало обе стороны, но в 2011 году стало известно, что американская сторона уверена, что переплачивает за двигатели, а российские инстанции убеждены, что недополучают.

В 2011 году Счетная палата РФ заявила, что НПО "Энергомаш" осуществляло продажу РД-180 за половину стоимости их производства и в связи с этим "только в 2008–2009 году убыток от их продаж составил около 880 миллионов рублей, или почти 68% всех убытков "Энергомаша". На самом деле это громкое заявление не было совсем неожиданным: противостояние Счетной палаты и "Энергомаша" началось еще за несколько лет до этого. В 2007 году проверка этим же государственным аудитором того же предприятия обернулась арестом сразу нескольких представителей Счетной палаты. Начальник одного из управлений СП Юрий Гайдуков был обвинен в вымогательстве у руководства "Энергомаша" взятки в рекордном по тем временам размере – в общей сложности 7 миллионов евро. По тому же делу были задержаны руководитель правового департамента палаты Зарина Фарниева, а чуть позже глава другой инспекции СП Сергей Климантов. Их начальник, аудитор Сергей Абрамов, был вынужден уйти в отставку.

Сторона Гайдукова утверждала, что его группа, проводившая проверку внешнеэкономической деятельность НПО "Энергомаш", впервые публично раскрыла, что поставка двигателей РД-180 в США ведется не напрямую заказчику (Lockheed Martin, а затем ULA), а через "офшорного посредника" – то есть через RD Amross, совместное предприятие "Энергомаша" и Pratt&Whitney. Сторона обвинения настаивала, что Гайдуков требовал взятку за внесение изменений в итоговый отчет. Показания руководства Счетной палаты менялись. Так, сразу после ареста Гайдукова тогдашний глава СП Сергей Степашин заявил, что операция проводилась при участии палаты и "является стремлением Счетной палаты к очищению от проходимцев и жуликов". Но уже через несколько дней Степашин на пресс-конференции рассказал, что на сотрудников комиссии Гайдукова в НПО оказывалось давление, а сам офицер предупреждал СП о том, что ему предлагают взятку за внесение правок в аудиторский отчет. Якобы к Степашину даже приходил глава Роскосмоса того времени Перминов с "бывшими высокопоставленными сотрудниками КГБ Советского Союза", и на встрече "где-то было сказано – будьте поаккуратнее, может быть, вообще не лезть вам в эту тему и так далее".

Кстати, инспектор Гайдуков был для "Энергомаша" человеком уже знакомым. В 1998 году он возглавил только что созданное при Минюсте (министерством тогда руководил как раз Степашин) Федеральное агентство по защите интеллектуальной собственности военного и двойного назначения – ФАПРИД. Агентство получило право лицензировать экспортные контракты, по которым российские предприятия продавали за рубеж продукцию военного и двойного назначения, а за это получало комиссию – несколько процентов от стоимости контракта. Пришлось заключить такое соглашение с ФАПРИД и НПО "Энергомаш", но в 2000 году арбитражный суд признал его недействительным, и производитель двигателей вернул себе выплаченные агентству Гайдукова комиссии. В том же году новый министр юстиции Юрий Чайка уволил Гайдукова "за грубое нарушение трудовых обязанностей" в связи с коррупционным скандалом, не имевшим отношения к "Энергомашу". Спустя несколько лет Гайдуков вновь всплыл у своего бывшего начальника Степашина уже в другом ведомстве – Счетной палате. Уголовное дело против него в связи с вымогательством взятки при проверке "Энергомаша" так ничем и не закончилось, в 2009 году Гайдуков был отпущен из-под ареста под залог.

НПО "Энергомаш"
НПО "Энергомаш"
Обеспечено не только сохранение, но и развитие научно-технического и производственного потенциала

Как же был устроен контракт по поставке РД-180, показавшийся СП таким подозрительным? "Новая газета" описывала такую схему: "Энергомаш" поставлял двигатели "РД Амросс" по цене 5 миллионов долларов, а посредник перепродавал их окончательному заказчику уже по 10 миллионов. Большую часть разницы забирал себе партнер "Энергомаша", компания Pratt&Whitney, которая на первом этапе вложила 72 миллиона долларов в адаптацию РД-170 под ракету "Атлас" (РД-180, двухкамерный с двумя соплами – своего рода "половина" четырехкамерного, с четырьмя соплами РД-170) и таким образом возвращала инвестиции. Вскоре после ареста Гайдукова первый заместитель председателя правительства РФ Сергей Иванов доложил Путину: "Проведенный комиссией по экспортному контролю Российской Федерации комплексный анализ ситуации по поставкам ракетных двигателей РД-180 в США показал следующее. Сотрудничество… осуществляется в соответствии с распоряжениями правительства Российской Федерации… а также законодательством Российской Федерации в области контроля за экспортом оборудования, материалов и технологий, которые могут быть использованы при создании ракетного оружия… В ходе реализации проекта получено более 400 млн долл., обеспечено не только сохранение, но и развитие научно-технического и производственного потенциала ОАО "Научно-производственное объединение "Энергомаш" имени академика В.П. Глушко", используемого при создании двигателя для космического ракетного комплекса "Ангара"... Деятельность должностных лиц акционерного общества и федеральных органов исполнительной власти, обеспечивающих реализацию проекта РД-180, не противоречит законодательству Российской Федерации… Выводы Счетной палаты Российской Федерации об односторонних преимуществах для американской стороны и ущемлении интересов России не нашли объективного подтверждения… Учитывая изложенное, представляется целесообразным продолжить работу по программе РД-180". 1 декабря 2007 года президент поставил на документ резолюцию: "Согласен" В. Путин".

РД-171МВ, один из вариантов прообраза РД-180
РД-171МВ, один из вариантов прообраза РД-180

На этом, казалось бы, проблемы предприятия с контролирующими органами должны были закончиться, но в 2009 году "Энергомаш" оказался в предбанкротном состоянии. Владимир Путин, в тот момент являвшийся главой правительства, выделил предприятию два с четвертью миллиарда рублей для финансового оздоровления, а спустя два года инициировал проверку использования переданных средств. Доклад Счетной палаты по итогам проверки в основном посвящен нарушениям со стороны топ-менеджеров НПО, в частности, его бывшего генерального директора Дмитрия Пахомова – например, после своего увольнения он получил от стоящего на краю банкротства предприятия "золотой парашют". Выделенные государством средства, согласно документу, в основном были потрачены не по назначению и частично выведены из компании и, по словам аудитора Сергея Рябухина, "не привели к финансовому оздоровлению". В отношении Пахомова было возбуждено уголовное дело, которое, впрочем, как и в случае с Гайдуковым, ничем не закончилось – сейчас он работает заместителем директора НПО "Энергомаш", а два года назад даже стал лауреатом премии "Менеджер года 2017" по Московской области в номинации "Эффективное управление в сфере ракетно-космической промышленности".

Однако Счетная палата критиковала в своем докладе не только Пахомова, но и контракт на поставку РД-180: "Производственная деятельность ОАО "НПО "Энергомаш" убыточна. Основную долю убытка от продаж составляют работы по реализации РД-180 (в 2008 году они составили 62%, в 2009 году – 71%, в 2010 году – 83%). Продажа двигателей РД-180 в США осуществлялась по ценам существенно ниже себестоимости", – говорилось в документе. В отрасли с критикой отчасти согласились.

Как объяснял аудитору Рябухину замруководителя Роскосмоса Виталий Давыдов, контракт заключался сразу на много лет вперед с фиксированной ценой, что было выгодно только первое время, при высоком курсе доллара до 2003 года. "Изменения экономических условий в Российской Федерации в период 2003–2008 годов привели к тому, что предусмотренные международными контрактами ОАО "НПО "Энергомаш" цены двигателей стали меньше их себестоимости. Причиной значительного роста себестоимости явилось повышение цен на материалы и комплектующие, увеличение стоимости энергоресурсов и т.п. … В 2009 году предприятием проведены работы… по корректировке цен на двигатели РД-180… с целью достижения оптимальной рентабельности производства… Кардинальное изменение ценовой политики предприятия должно обеспечить выпуск безубыточной продукции…" – объяснялось в письме Давыдова в Счетную палату. По данным "Независимой газеты", только в 2011 году за 6 поставленных в США двигателей "Энергомаш" наконец получил больше, чем потратил на их производство. Источник Радио Свобода, близкий к "Энергомашу", подтвердил, что цена двигателей "росла в соответствии с инфляцией и другими экономическими параметрами".

К 2014 году, по данным агентства Рейтерс, RD Amross покупала у "Энергомаша" каждый двигатель в среднем по цене 20,2 миллиона долларов – вчетверо дороже, чем в конце 1990-х – первой половине 2000-х. Впрочем, Пентагону РД-180 обходились еще дороже. Это стало одним из ключевых аргументов сенатора Джона Маккейна, в течение нескольких лет пытавшегося добиться прекращения закупок российских двигателей.

На сделанных поздней осенью 2011 года блогерами фотографиях видно, что территория "Энергомаша" постепенно обновляется: кое-где старые камеры наблюдения заменены на современные, пусть и примотанные пока обычной синей изолентой, да еще с нескольких сторон огромная площадка предприятия огорожена новенькой полосой периметра, освещенной ярко-желтыми фонарями.

Вторая часть материала.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG