Ссылки для упрощенного доступа

"Глупость какая-то". Суд считает перелом ноги полицейскими законным


Константин Коновалов во время задержания

Московский городской суд встал на сторону полицейских, сломавших ногу при задержании дизайнеру Константину Коновалову перед акцией за честные выборы в Москве 27 июля. Суд счёл действия сотрудников правоохранительных органов законными, подтвердив отказ в возбуждении уголовного дела о превышении полномочий. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что он не знает, что с этим делать, и не стал комментировать решение суда.

В июле этого года инициаторы назначили акцию в поддержку независимых кандидатов в Московскую городскую думу у здания мэрии столицы на Тверской улице. С утра правоохранительные органы начали выстраивать там ограждения и парковать служебный автотранспорт. Вышедший утром перед акцией на пробежку Константин Коновалов рассказывает, что обилие техники и привлекло его внимание, когда он повернул с Вознесенского переулка на Тверскую. Парк возле дома, в котором Коновалов обычно бегает по выходным, закрыли "из-за митингов", поэтому маршрутом для пробежки стала центральная часть города. Коновалов достал телефон и сделал несколько фотографий спецтехники и строящихся полицейских. "Не было похоже, что они собираются меня задерживать за это, – вспоминает Коновалов. – Просто были недовольны, что я что-то сфотографировал. Я побежал спокойно дальше". Через пару кварталов, ближе к Новопушкинскому скверу, полицейские повалили Коновалова на асфальт. Затем они несколько часов держали его в служебном автобусе с, как выяснилось, переломанной ногой. Позже Коновалов оказался в отделении, где до вечера его не передавали бригаде скорой помощи. Он уже тогда подозревал, что у него перелом, и настаивал на рентгене и госпитализации, но в больнице оказался только вечером.

В сентябре Коновалова оштрафовал Савёловский суд за нарушение закона о массовых мероприятиях. По данным правоохранительных органов, он принимал активное участие в несогласованной акции, выкрикивал протестные лозунги, за что и был задержан: за три часа до начала акции. То есть 10 тысяч рублей штрафа и сломанное колено – это за пробежку. Дело рассмотрели заочно, хотя Коновалов просил суд перенести заседание: он находился на лечении. Апелляция на это решение до сих пор не назначена.

С августа Константин Коновалов, три месяца проходивший в гипсе и не исключающий необходимости в операции, пытается оспорить действия полицейских:

Я бежал и не мог ничего выкрикивать


– Сначала мы (с адвокатом. – Прим. РС) обратились в Следственный комитет: попросили возбудить уголовное дело, написали заявление, попросили видео с камер наблюдения с Тверской, чтобы установить личности полицейских. Нам Следственный комитет ответил, что они ничего не будут искать. Они считают, что полицейские действовали в рамках закона. После этого мы подали в суд. Было заседание Тверского суда, где мне даже не дали слова: судья что-то бормотал и вынес решение, буква в букву совпадающее с решением по делу другого заявителя, который 27 июля участвовал в акции. И, соответственно, была апелляция в Мосгорсуде. Там был даже судья, который, когда всё это зачитывал, – хмыкал, возмущался, мол, как так, не возбудили дело?! Хмурился: ногу сломали, проверку не провели... А потом ушел в совещательную комнату, вернулся оттуда и сразу говорит: "Вам отказано". Всё заседание длилось 15 минут.

– Вас удивила такая перемена его настроения?

– Ещё месяца два назад я всему этому удивлялся. Теперь не удивляюсь. Им сказали выносить определенные решения – они их выносят.

– Почему?

– За это время я пообщался со многими участниками тех событий, по которым проходили суды. И я вижу, что происходит, вижу, что суд всё игнорирует. Я уже нашел 11 человек, у которых рапорт полицейских слово в слово совпадает с моим. Якобы меня задержали за то, что я выкрикивал "Путин – вор", кого-то там в отставку, "Это наш город", хотя я бежал и не мог ничего выкрикивать. Но такие рапорты у всех одинаковые. Если задержали девушку, даже не меняют род: "Дарья такая-то был задержан". И такие же постановления суда. Там всё просто штампуют. Поэтому я не удивляюсь.

– Получается, что для вас решение суда – бессмысленно. Тем не менее, вы продолжаете его оспаривать.

– Как минимум есть смысл в том, что это нужно доказывать. И мне даже смешно от того, какие решения они выносят. Видно, что это какая-то глупость. Ты показываешь им очевидные вещи, говоришь, что так-то, так-то и так-то, вот наши показания, вот наши свидетельства. Они на это не смотрят и выносят решения под копирку. С одной стороны, уже это все забавно, с другой стороны, я понимаю, что мы пойдем в Европейский суд по правам человека, пойдем дальше. Поэтому смысл есть.

– Наверняка вы читали реакцию Дмитрия Пескова на ваше дело...

– Мне кажется, Песков редко что-то говорит по делу. Не в обиду ему, но я не особо слышал, чтобы он делал какие-то заявления, на которых он за что-то отвечал. Мне кажется, это такая особенная стилистика – надо что-то ответить журналистам, но отвечать нечего, поэтому он просто что-то говорит.

Муниципального депутата Александру Парушину ударили дубинкой по голове во время разгона силовиками участников митинга с требованием допустить независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму. Москва, 27 июля 2019 года
Муниципального депутата Александру Парушину ударили дубинкой по голове во время разгона силовиками участников митинга с требованием допустить независимых кандидатов на выборы в Мосгордуму. Москва, 27 июля 2019 года

– Итог летних московских протестов – десятки уголовных дел, тысячи административных протоколов, в том числе и против вас. На ваш взгляд, это на что-то повлияло? Поменялось ли что-то в городе, в стране?

– Большинство моих знакомых, которые были аполитичны, стали следить за политикой. Они стали понимать: что-то тут происходит не то. Когда это начинает касаться не просто каких-то людей из интернета или телевизора, а живущих рядом с тобой, то люди начинают что-то читать, интересоваться. Это хорошо для развития гражданского общества. Не сказать "хорошо, что мне ногу сломали", но, думаю, эти протесты не последние. Логично, что люди чего-то требуют от власти. Сейчас становится очевидным, что требовать от власти – это нормально.

– Как вам новый состав Мосгордумы? Почувствовали изменения?

Сейчас мы получаем то, что получаем


– Да! Во всяком случае, прошел один депутат, которого я знаю, – это Дарья Беседина. Она сейчас популяризирует тему Мосгордумы, чтобы люди обращали внимание на то, что там происходит на заседаниях, что они обсуждают. В публичную область вылилась информация про бюджет Москвы: люди хотя бы в интернете начали обсуждать, на что тратятся триллионы. Может быть, есть смысл как-то этот бюджет изменить – и на здравоохранение, и на развитие среды для маломобильных. На это выделять больше денег, а на реагенты сокращать. Мне кажется, если бы прошло больше оппозиционных депутатов, то московская политика зажила бы. Общество смогло бы тогда наблюдать за тем, что происходит в городе, на что тратятся деньги. Сейчас мы получаем то, что получаем. Мэрия решила, на что выделить столько-то триллионов, и эти деньги тратятся. Нет никакого общественного контроля. Сейчас в Мосгордуму прошли несколько депутатов и что-то там требуют – это уже прецедент. На следующих выборах в Мосгордуму будет уже больше независимых депутатов, которые поймут, зачем им нужно идти в такие органы. Потому что до этого, мне кажется, вообще никто не понимал, что такое Мосгордума. Туда шли коррупционеры, которые знали, что они там что-то попилить могут или улучшить свой бизнес законодательным путём. А сейчас молодые люди – как это было с муниципальными депутатами – заинтересуются и пойдут в политику, пойдут в Мосгордуму. Это хорошо, – считает Константин Коновалов.

Полный текст решения Мосгорсуда по апелляции на отказ в возбуждении уголовного дела адвокат Коновалова Фёдор Сирош получит в ближайшее время. На его основе они решат, оспаривать ли незаконное, по их мнению, постановление кассационной жалобой:

– Скорее всего, суд высшей инстанции просто подтвердит доводы Тверского районного суда, который говорил, что руководитель следственного органа сам определяет в поданном заявлении достаточность оснований для рассмотрения и проведения проверки. По факту получается, что следователь, не увидев в нашем заявлении большие жирные буквы о том, что совершилось преступление, посчитал, что там нет преступления, и рассмотрел это несоответствие с уголовно-процессуальным законом в соответствии с законом об обращении обычных граждан. Ваше заявление рассмотрено, спасибо, что были с нами.

Сирош сообщил, что в любом случае будет подана жалоба в Европейский суд по правам человека. Для этого достаточно решения по апелляции.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG