Ссылки для упрощенного доступа

"Матери спасут детей". Новое движение в поддержку политзаключенных


"Марш матерей" в Москве, 15 августа 2018 года

В России появилось новое движение в поддержку политзаключенных. Его создатели – родственники обвиняемых и осужденных по уголовным делам, которые были признаны правозащитниками сфабрикованными и политически мотивированными. "Матери против политических репрессий" – так называется движение, участники которого надеются показать обществу масштаб политических репрессий в современной России.

Статья подготовлена по материалам программы "Человек имеет право".

В новое движение вошли родители и родственники обвиняемых по делу "Нового величия", запрещённой в России организации “Сеть”, по "ростовскому" и "московскому" делам, по делу участников запрещённой в России религиозной организации "Хизб ут-Тахрир". 4 ноября объединившиеся родители провели одиночные пикеты у здания администрации президента в Москве.

Александра Крыленкова, одна из координаторов группы поддержки обвиняемых по "московскому делу" "Арестанты 212", объясняет, что родительские объединения в России стали появляться после того, как и политические дела перестали быть "одиночными":

Оставаться один на один с таким горем и с такой проблемой совершенно невозможно


– С тех пор как в России стали появляться не только одиночные политические дела, но и групповые дела и целые группы политических заключенных, – это и дело "Сети", и большая часть дел мусульман, дело "Нового величия", "московское дело" и так далее – вокруг этих дел всегда были объединения родителей. Вокруг мусульманских дел организовалась "Родительская солидарность", вокруг дела "Сети" – "Родительская сеть". Вокруг арестантов по "московскому делу" тоже было объединение родителей. И мы постарались объединить всех этих родителей и включить также родителей по одиночным делам. Например, родителей Азата Мифтахова, Кирилла Кузьминкина и так далее. Оставаться один на один с таким горем и с такой проблемой совершенно невозможно.

Александра Крыленкова
Александра Крыленкова
На один приговор "сидит" очень много людей


Смотря на дела по мусульманам, а они были наиболее масштабные, я поняла, что несмотря на то, что в тюрьме оказывается один человек, сидит все эти годы не только он. Сидит его жена, которая вроде бы на свободе, но без средств к существованию, с маленькими детьми. Сидят его родители, потому что они ни о чем больше думать не могут, а только о том, что их дети сидят. Сидят их братья, сестры. И оказывается, что на один приговор "сидит" очень много людей. Поэтому если сегодня на сайте "Мемориала" сотни политически мотивированных преследований, то смело можно возвести это в квадрат – это то количество людей, которых впрямую, непосредственно касается произвол и политические репрессии.

Сын Светланы Пчелинцевой, одной из участниц движения "Матери против политических репрессий", Дмитрий – обвиняемый по делу "Сети". С октября 2017 года он находится в следственном изоляторе в Пензе. Его подозревают в организации террористического сообщества. Пчелинцев и несколько других арестованных по делу "Сети" с самого начала сообщали о том, что их пытали током в подвале следственного изолятора, чтобы добиться признательных показаний.

– Мы объединились с родителями огромного на сегодняшний день количества политических заключенных для того, чтобы придать максимальной огласке то, что происходит, – объясняет Светлана Пчелинцева. – Для того чтобы познакомить как можно больше людей с тем, за что сегодня сажают совершенно невинных людей, за что могут сегодня преследовать. Для того чтобы увеличить максимально наши силы, увеличить наш мозг, который должен думать 24 часа в сутки, чтобы помочь нашим детям. А еще важно в этой ситуации выжить всем нам: выжить нашим детям, получая поддержку от нас, и выжить нам, получая поддержку друг от друга.

Обвиняемые Илья Шакурский, Андрей Чернов и Дмитрий Пчелинцев по делу о запрещенной в России организации "Сеть" (фото предоставлено www.penza-post.ru)
Обвиняемые Илья Шакурский, Андрей Чернов и Дмитрий Пчелинцев по делу о запрещенной в России организации "Сеть" (фото предоставлено www.penza-post.ru)

– Вы говорите, что хотите, чтобы как можно больше людей узнали о делах, по которым обвиняют и сажают, в том числе и ваших детей. На ваш взгляд, людям это интересно?

– Впечатление такое, что народ все же просыпается – и людям становится интересно. К сожалению, сегодня политические дела просто как снежный ком начали нарастать. Уже ни у кого из людей не возникает вопроса, что арестовывают далеко не тех, кто совершили преступления. Я думаю, что наше объединение однозначно и поможет людям открыть глаза на происходящее в стране, и поможет нам, и поможет нашим детям.

Миляуша Нурлыгаянова – одна из координаторов движения "Родительская солидарность" в Уфе. Ее 28-летний сын Ринат приговорен к 24 годам колонии за причастность к запрещенной в России организации "Хизб ут-Тахрир".

Слово "ислам" внедрено в умы людей таким образом, что приравнивается к слову "терроризм"


– В настоящее время более 300 молодых ребят лишают свободы из-за участия в запрещенной "Хизб ут-Тахрир", – рассказывает Миляуша Нурлыгаянова. – Им вменяют "террористическую" статью 205.5 – "Участие в террористической организации", некоторым еще статью 278 – "Насильственный захват власти в РФ и свержение конституционного строя". Это очень большая география: Казань, Уфа, Челябинск, Крым, Тольятти, Москва, Питер. И объединившись в "Родительскую солидарность", мы имеем возможность общаться, делиться. Надеемся, что с помощью общества и правозащитников, которые нас поддерживают и ведут, мы выйдем к тому, что изменят решение Верховного суда от 2003 года, по которому "Хизб ут-Тахрир" признали террористической и запрещенной организацией в России.

Пикет в поддержку крымских обвиняемых по делу "Хизб ут-Тахрир"
Пикет в поддержку крымских обвиняемых по делу "Хизб ут-Тахрир"

– Когда говорят "политический активизм" или "навальнята", как называют людей, выходивших, в том числе 27 июля в Москве, на митинги, – это одно. Другое дело – "Хизб ут-Тахрир", эти страшные террористы, которыми на протяжении двух десятков лет пугали общество. Это не мешает тому, чтобы это общество поддерживало семьи, поддерживало осужденных по таким делам?

– Очень даже мешает. Слово "ислам " внедрялось в умы людей, в умы общества таким образом, что "ислам" приравнивалось к слову "терроризм". Но эти люди, даже если они причастны к "Хизб ут-Тахрир", не имеют никакого отношения к терроризму. В их поведении, в их деяниях никогда не было ничего террористического. Ни оружия, ни схемы – ничего никогда не находили. Ни в каких террористических деяниях они не обвинялись. Даже в судах говорят прокуроры, следователи, что не доказывается их причастность к терроризму, а просто доказывается причастность их к организации, признанной в России террористической. Эта организация названа запрещенной и террористической только в России.

По оценкам Александры Крыленковой, средний возраст современного политического заключенного в России – меньше 30 лет. Правозащитница приводит в пример обвиняемых по "московскому делу" – "людей вокруг двадцати" лет. По мнению Крыленковой тому есть несколько объяснений:

– Во-первых, молодежь действительно более активна, более любознательна, включена в политику. А во-вторых, наши правоохранительные органы пытаются сделать так, чтобы люди поверили в ту картинку, которую им дают. Соответственно, сложно поверить в то, что 40-летняя или 50-летняя женщина, например, будет в "Макдоналдс" договариваться о том, как свергать власть. А если молодой, 25-летний человек поехал в лес и о чем-то там договорился, то значит точно будет свергать власть и поджигать Мавзолей.

18-летняя Анна Павликова в суде
18-летняя Анна Павликова в суде

Уровень исламофобии мы все хорошо себе представляем. И что люди думают про мусульман – тоже представляем. В сумме получается, что когда каждый смотрит на какое-нибудь дело, просто читая о нем в газетах, отношение одинаковое: "Политактивисты сами виноваты. Анархисты хотят государство уничтожить. Мусульмане вообще террористами родились", и так далее. Потому что таково общественное сознание – штамповое. И в этом смысле движение матерей – это то, что можно противопоставить этой картинке. Конкретные мамы, конкретные жены, конкретные братья и сестры рассказывают конкретные истории про человека. Материнская картинка, картинка родных и близких – это живая картинка в ответ на их мертвую.

Материнская картинка, картинка родных и близких – это живая картинка в ответ на их мертвую


Мне очень хочется, чтобы за каждым из этих сотен людей по стране встала живая история, встал портрет. Как будто ты идешь по улице, ты его встретишь – и ты его узнаешь, потому что он будет от этого живым.

– Есть ли у движения матерей сайт? Как это вообще все происходит?

– Мы только объединились. Мы планируем сайт и страницу в фейсбуке – они сейчас в разработке. И если говорить о каких-то технических вещах, как мы планируем функционировать. В мире очень много разных объединений родительских, они редко связаны с политическими репрессиями. Но многие известные люди позиционируют себя как родители. И мы планируем с помощью всех этих людей, с помощью обращений матерей ко всем этим людям, организациям привлекать как можно больше внимания, привлекать разные родительские российские организации. Я очень в это верю. Когда-то были "Солдатские матери", которые спасли кучу детей из Чечни. И я верю в то, что матери политических заключенных спасут детей из тюрем.

30 октября, в День памяти жертв политических репрессий, правозащитный центр "Мемориал" опубликовал список политзаключённых современной России. Сегодня он насчитывает 305 фамилий. За прошедший год список пополнили 168 новых имён. Среди них – девять узников "московского дела", обвиняемые в организации мирного протеста в Ингушетии, обвиняемые по делу "Сети", осуждённые по московскому делу "Артподготовки", мусульмане, обвиняемые в участии в объявленной террористической организации "Хизб ут-Тахрир", а также уголовно преследуемые Свидетели Иеговы. Кроме того, в список политзаключенных включены дагестанский журналист Абдулмумин Гаджиев, активисты Евгений Куракин, Азат Мифтахов, осужденный по "дадинской статье" Константин Котов.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG