Ссылки для упрощенного доступа

"Подвал российского сознания": соцсети о памятнике власовцам


Облитый краской памятник маршалу Коневу, Прага

Ещё не успели утихнуть страсти вокруг пражского памятника Коневу, а в Праге ещё один "мемориальный" сюжет, имеющий прямое отношение к России.

Руководство одного из окраинных муниципалитетов Праги (Řeporyje или, кириллицей, Ржепорые) решило установить памятник власовцам – бойцам первой дивизии РОА, которые в мае 1945 года приняли участие в Пражском восстании. Командир дивизии затем вывел свою часть из города и сдался американцам, потом был выдан в СССР и казнён.

Посольство России выпустило резкий комментарий:

Хотели бы напомнить, что Русская освободительная армия являлась коллаборационистским вооруженным формированием, созданным нацистским руководством Третьего рейха. В соответствии с Уставом Международного военного трибунала в Нюрнберге злодеяния А.А.Власова и его приспешников квалифицируются как участие в совершенных нацистами военных преступлениях и преступлениях против человечности и пособничество им (принципы Нюрнбергского трибунала подтверждены с участием ЧСР в резолюции 95(1) Генассамблеи ООН от 11 декабря 1946 г.).

В случае установки памятника «власовцам» в районе Прага-Ржепорые это стало бы нарушением обязательств Чехии как участника Конвенции о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г. В ней, в частности, закрепляется, что к таким преступлениям (а не только к совершившим их лицам) «никакие сроки давности не применяются, независимо от времени их совершения».

Тогда староста Ржепорый Павел Новотный написал открытое письмо Владимиру Путину, а его машинный перевод на русский язык опубликовал чешский журналист и политик Яромир Штетина (настоятельно рекомендуем прочитать его полностью, но просим учесть, что перевод не является точным – приводим его по той причине, что именно его активно распространяют и обсуждают в Рунете. Часть более корректного перевода читайте здесь):

Ваше Превосходительство, уважаемая Российская Федерация.

Я молодой, неопытный мэр пражского района Ржэпорые. Я обычно пишу менее важным людям и я думаю, что я первый из тридцати мэров на сегодняшний день, пишу в крупнейшее государство в мире, а не в соседнюю деревню.
Я ни в коем случае не извиняюсь за неуклюжий стиль, форму или наглость. И я даже не пытаюсь сожалеть или сострадать.<...>

Кстати, давайте не будем воздерживаться друг от друга – мы не преувеличиваем с нами никаких иллюзий в отношении генерала Власова и его Российской Освободительной армии. Их противоречивое поведение и историческая роль хорошо описаны, равно как и их роль в освобождении Праги.
До этой Праги – в отличие от Конева, который пришел на «перезарядку» на следующий день после подписания капитуляции немецких войск – пришла Российская Освободительная Армия, несомненно, независимо от того, какой мотив, чтобы бороться с ее оккупантами и спасти ее от разрушения.<...>

Конечно, буду ли я дышать для эффекта новичка, не говоря уже о еде.
Моя «армия» не будет долго противостоять вам в случае конфликта. Она состоит из моего – в интересах Ржэпорый всемогущего – существования, затем две муниципальные многокарбокси, взрывная машина, волонтерское отделение пожарных и я думаю несколько местных жителей, которые не понимают, почему они не могли бы почтить память Власовцев, которые в ужасе 6 мая, вскоре после второго дня, прибыли в Ржэпорыях с десятками танков и ненадолго создали команду...<...>

Ржэпорые помнит Власовца как спасителя, который храбро умер здесь, когда они принесли мир сюда, очевидно, желая искупления от своих грехов или американского «плена». Подобно тому, как они участвовали в части войны вместе с нацистами, они противостояли большевизму и бросили вызов Сталину, величайшему массовому убийцу всех времен, представляя чудовищную идеологию, которая убила больше людей, чем нацизм.
Мы не будем обсуждать наше намерение построить им памятник, обсуждать их историческую роль с кем-либо извне и не будем обсуждать это с Россией, символом оккупационной власти, лжи и нарушений прав человека.<...>

Пожалуйста, обратите внимание, что не в ваших силах помешать нам установить памятник трем сотням солдат, которые сражались с нацистами в то время и в конечном итоге пали «своими». Вы можете удалить его, когда займёте и поработите нас снова. До тех пор нет смысла раздражать нас, так же как нет смысла раздражать новичков или оказывать на меня давление, чего я не говорю, потому что я боюсь вас, лжи, наглого, эгоистичного, безжалостного негодяя.

Текст в России понравился не всем.

Владимир Корнилов:

Староста пражского предместья Павел Новотны, который хочет поставить памятник власовцам, хвастается, что в интервью российскому Первому каналу маршала Конева 15 раз назвал "монстром-убийцей", 8 раз – "истребителем гражданских", 4 раза – "военным преступником", 3 раза – "уродом"

Ирина Шульц:

Кто не знает, он профессиональный бульварный журналист.
Ну что ж, идиотской затее — идиотского исполнителя!

Но многим!

Иван Преображенский:

Качество перевода ужасно, неплохо бы сделать более качественный.
Троллинг же очень грамотный.

Виктор Бурдин:

К сожалению, плохой перевод, но даже в таком переводе – заслуживает уважения и письмо, и тот, кто его написал.

Глеб Морев:

Какой молодец

Илья Финк:

Руководителям некоторых европейских стран стоило бы поучиться у этого человека общению с российским руководством и мид

Остап Кармоди:

Честно говоря, мне совершенно наплевать, поставят ли в Ржепорыях памятник власовцам. Но мне очень нравится то, что ведомство Лаврова теперь ругается с чешским сельсоветом. Как раз его уровень.

И, конечно, эта история – очевидный повод снова заговорить о РОА, Власове и "власовцах".

Юлия Витязева:

Меня с детства учили тому, что предатель – хуже врага. Просто потому, что пока ты готовишься встретиться с врагом лицом к лицу, предатель всегда готов ударить тебе в спину. Именно по этой причине я не приемлю никаких оправданий коллаборационизма, которым сейчас так модно бравировать.
Лично для меня любой, кто встал в один ряд с нацистами – это предатель. И мне абсолютно все равно, какие и насколько «высокие» идеи им двигали.
И в этом вопросе у любого нормального человека должно быть только чёрное и белое. Любые же попытки дискуссии с точки зрения полутонов я воспринимаю, как попытку обелить и оправдать предательство.
Более того, когда я слышу разного рода заявления из серии «а вот бандеровцы, лесные братья, власовцы и т.д. – они хотели...» и далее идёт список «благих целей», во имя которых они стали на путь предательства – мне хочется тут же ткнуть мордой такого «адвоката» в миллионные списки жертв, которые понесла большая страна в той войне.
Потому что за такими словами стоит не просто оправдание предательства страны и ее граждан в один из самых сложных и страшных моментов ее истории, но и попытка внушить нынешнему поколению мантру о том, что встать на сторону врага – это не просто не позорно, но и очень даже правильно. Особенно, если этот неблаговидный поступок прикрыть какой-нибудь «великой» целью и идеей. Ведь в этом случае любая мерзость в определённом ракурсе начинает играть новыми красками и выступать в ином свете.
Памятник Власову в Праге, который хотят установить в первую очередь в пику русским – из той же серии. И здесь важен не столько исторический, сколько психологический момент. Который направлен не только на оправдание коллаборационизма. Основная цель этой провокации – поставить предательство выше патриотизма. С прицелом на будущее.
Где, по задумке, мальчиши-плохиши должны по всем параметрам превзойти молодогвардейцев.
И каждый, кто загибает пальцы, популярно объясняя, почему Власов сегодня приоритетнее Конева – он тоже отрабатывает повестку не только по переписыванию истории, но и по смысловым закладкам на «прекрасное» будущее.
В котором самое гнусное предательство будет считаться высшим проявлением героизма...

Олег Насобин:

Шизофрения общественного сознания проявляется в отношении к прошлому:
"белых" (разных, там, "колчаков") в России скорее любят, чем ненавидят.
А "власовцев" не принимают никак.
И это при том, что "власовцы" это и есть те самые "белые", а также их потомки и последователи.

Сергей Чапнин:

Это письмо – важный документ в преддверии празднования 75-летия победы. Далеко не всем совесть велит вернуться к советской интерпретации истории и дифирамбам в адрес Сталина (Мне уже несколько человек рассказывали, что апология Сталина звучит на церковных конференциях уже несколько месяцев подряд – и это только начало).

Александр Морозов:

еще когда в 25 лет прочитал Архипелаг ГУЛАГ я понял, что 1 млн. советских граждан в частях верхмахта – это не предательство, а трагедия. За спиной у этих людей было истребление казачества, тамбовское восстание, депортации народов, голодомор, чистки 30-х гг., т.е. чудовищная даже не несправедливость, а просто какой-то античный фатум, безразмерное горе. Которое и определило их выбор. Это была трагедия. С первого дня и до последнего. Я этим людям всегда сочувствовал.
В 1944 году, когда в сущности уже все было ясно, нацисты дали им выделиться к отдельную армию. Власов добивался этого с самого начала. Он и его окружение хорошо понимали, что в случае "национального самоопределения" большую роль играет наличие армии. С этой мыслью они принимали "пражский манифест". Дивизия генерала Буняченко покинула немецкие позиции в начале мая 1945 года. Генерал хотел вывести своих людей на территорию Австрии, надеясь, что союзники признают их как "армию национально-освободительного движения".
6 мая эти части вошли в предместья Праги.
Оставалось всего три дня до окончания войны, до капитуляции Берлина. Чуть больше ста бойцов РОА погибло в бою с нацистами за аэропорт Ружине. И теперь староста одного из муниципалитетов предложил установить памятную доску этим русским, которые погибли, поддерживая пражское восстание в последние дни войны.
Конечно, если бы не нынешний "угар идиотизма" (=псевдопатриотизма), то через более чем 70 лет после этих событий, русские, конечно, должны были быть рады этой инициативе. И благодарны чехам за то, что несколько могил бойцов дивизии Буняченко, погибших тут ,сохраняются. Сам я, конечно, благодарен жителям Ржепорые и главе их муниципального совета за эту дань памяти русским, за идею поставить мемориальную доску.

Кирилл Рогов:

Да, это важное о патриотизме. У нас понятие "патриотизм" прочно захвачено широко понимаемым сталинистским дискурсом, оно замалевано смесью агрессивного этатизма и авторитарной социальной архаики. Это мертвый патриотизм, который преимущественно питается ненавистью.
Вот я как раз тут недавно набрел в сети на этот сайт, где размещаются фотографии с подписями, про меня там тоже написано поперек лба: "еврей, патологический русофоб". Это смешно. Неврастенические психопаты пытаются дискурсивно присвоить себе как "рускость", так и "филию".
Конечно, та трагедия, о которой пишет Саша Морозов, это отчасти продолжение гражданской войны, которая шла в России не только в 1918 – 1922, но и в середине 1930х гг., когда войска НКВД проводили насильственную коллективизацию. И если представить себе линию фронта Великой отечественной, то она состояла из немецких частей, из перешедших на сторону немцев 1 млн. советских граждан, из героических противостоявших Вермахту советских граждан и из заградительных смершевских отрядов. Для сталиниста совершенно очевидно, где здесь проходила граница между нашими и ненашими, а для патриота, т.е. человека, способного переживать историю своей страны и ее народа, эта граница двоится и троится рубцами перекрывающих друг друга исторических трагедий. Как она двоилась и троилась для "патологического русофоба" Солженицына.

Олег Панфилов:

В России опять истерика – рушится официальная пропагандистская версия "освобождения" Праги

Олег Саломатин:

Всегда считал, что это ошибка Буняченко. Договориться с союзниками не помогло, чехи, думал, все равно не оценят, ну, и вообще некрасиво как-то вышло. Но чехи – молодцы. Наверное, стоило спасать Прагу хотя бы для того, чтобы наблюдать сейчас, как красная сволочь беснуется. Будто святой водой ее окропили. Ну, и этот шаг поможет демаргнинализации серьезной дискуссии о русском антибольшевистском сопротивлении во Второй Мировой. Дискуссии на территории России уже. Хорошие новости, в общем.

Елена Панченко:

Красных бесов-эренбургов плющит и колбасит.

Официальная кремлевская пропаганда всегда корчилась от припадков ненависти лишь заслышав слово «власовцы», мало что изменилось и в постсоветские времена, когда власть в России захватили прямые наследники красных палачей: Дзержинского, Ягоды, Ежова, Берии

Антон Громов:

Хорошо так горит у краснознамённой сволочи, продолжающей заседать в Кремле и считать себя законными правителями России! Староста района Прага-Ржепорые Павел Новотный, если доведёт дело до конца, войдёт в историю, как один из тех, кто сломал послевоенный навязанный советский исторический консенсус относительно русского антисоветского сопротивления в годы Второй мировой. Сознательные чехи показывают пример всему миру, разделяя понятия русский и советский, очень надеюсь, что это станет общей тенденцией. Западу следовало бы аннулировать монополию кремлёвских чекистов и номенклатурщиков на русскую идентичность в интересах успеха будущего вероятного демократического транзита и неизбежной интеграции России (или политико-территориальных образований, которые будут на её месте) в цивилизованный мир. Это станет ключевым ударом – ведь власть бывших комсомольцев и членов КПСС зиждется в первую очередь на фундаменте советской матрицы, прошитой в сознании Homo sovieticus, заменившей собой родовую память и подлинную национальную культуру.

Обязательно прилечу в Прагу на торжественное открытие памятника и всем рекомендую – великолепная символическая точка сборки для всех антисоветских сил в Европе.

Михаил Немцев:

Российская освободительная армия, ей возникновение, её деяния и её судьба – это ещё более тёмный подвал российского исторического самосознания, чем участие СССР в Мировой войне в военном союзе с Третьим Рейхом в 1939-1941 годах. Это самая пугающая бездна, о которой говорить – нет слов. Ругательства-то, конечно, есть. Недаром до сих пор "власовец" это страшное оскорбление. (Когда у одного из персонажей Шукшина, локализованного где-то в начале 1970-х начинались алкогольные бредни, и он в делириуме выбалтывал своё сокровенное, называл себя "научным власовцем" и требовал за это над собой народного суда, это всё не просто так).

Конечно, мы сейчас не берём на себя смелость сделать большой обзор чешских блогов, но пару твитов всё-таки процитируем.

Должен сказать, что Павел Новотный меня веселит чем дальше, тем больше. Никогда бы не подумал, что следующая мировая война начнётся с конфликта между Россией и Ржепорыями.

А вот что написал пресс-секретарь президента Земана Иржи Овчачек.

Гордая, свободная, демократическая и уверенная в себе страна может вынести памятники своему прошлому. Будем же такими! У нас есть мемориальная доска доктору Эмилю Гахе, жертвам англо-американской бомбардировки Праги, у нас есть скульптура маршала Конева, может быть и напоминание о власовцах.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG