Ссылки для упрощенного доступа

Европа – это женщина. Рикард Йозвяк – о ревущих 2020-х


Евросоюз пережил ещё один год. В конце весны 2019-го в ЕС даже прошли на удивление позитивные парламентские выборы, на руководящих должностях оказались несколько впечатляющих личностей, женщин в том числе. Но Евросоюз входит в новое полное неопределенности десятилетие с прогнозируемым замедлением экономического роста, уходом Великобритании и увеличением напряженности между игроками как в самом европейском клубе, так и за его пределами.

Если разговориться с каким-нибудь чиновником Евросоюза, то можно почувствовать лёгкий бриз оптимизма в ожидании будущего. Чиновник укажет, что в реальности ЕС оказался устойчивым, пережил кризисы, которые в начале десятилетия грозили разорвать его на части (например, миграционный в 2015 году), что еврозону не смели с лица континента ни эти колебания, ни даже напряженность, которая была вызвана российским вторжением на Украину, ни воинственная риторика президента США Дональда Трампа по поводу трансатлантической торговли и сотрудничества.

Чиновник обратит внимание на успешные выборы в Европарламент – потерпел поражение тренд снижения популярности голосования, и это произошло впервые с 1979 года, с той поры, как ввели систему прямых выборов. К урнам для голосования пришли 50% граждан ЕС – это на 8 процентов больше по сравнению с предыдущими выборами 2014 года. К тому же, к большому восторгу многих в Брюсселе, в полной мере не материализовались прогнозы о приходе ультраправой/популистской волны. Представители таких партий немного увеличили представительство в выборных органах ЕС, но этого оказалось недостаточно для того, чтобы они стали по-настоящему подрывной силой, ведь "зелёные" и либералы тоже увеличили свою долю голосов. Несколько неприятностей с популистами случились на национальном уровне, и это порадовало евроэнтузиастов. Правый итальянский популист Маттео Сальвини перебрался в оппозицию правительству в Риме и отмежевался от своего австрийского двойника Хайнца-Кристиана Штрахе. А Штрахе пришлось уйти в отставку после обнародования неприятного видео: политик обсуждает возможность получения бизнес-контрактов в обмен на политическую поддержку, которую обещает женщина, выдающая себя за племянницу российского олигарха.

Новые назначения в Брюсселе оказались хитроумными, с явным "гендерным уклоном". После осенних слушаний и торгов за назначения в органы исполнительной власти, новая Еврокомиссия в декабре окончательно вступила в свои права. Её председателем стала бывшая министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен, первая женщина на этом посту. Она уже запустила одну из своих принципиальных "зелёных" программ: хочет добиться, чтобы к 2050 году страны ЕС снизили выбросы углекислого газа в атмосферу до нуля. Эта тема, судя по всему, останется главной в Брюсселе на многие годы вперед. Рядом с фон дер Ляйен ещё одна впечатляющая дама, датчанка Маргрет Вестагер, которая в роли первого вице-президента и еврокомиссара по вопросам конкуренции руководит внутренним рынком ЕС. Могучий Европейский центральный банк возглавили француженка Кристин Лагард и румынка Лаура Кодруца Кёвеши. Кёвеши к концу года станет самым видным представителем Центральной и Восточной Европы в ЕС, потому что получит должность прокурора Евросоюза, а такого ещё не бывало. Неудивительно, что одним из мемов нового года стала фраза "Европа – это женщина".

ЕС впервые станет сокращаться, вместо того, чтобы расширяться

Но если забыть о хайпе и символизме, то горизонты ЕС видятся довольно унылыми. Фрау, ставшая якорем ЕС последнего десятилетия, канцлер Германии Ангела Меркель, политически становится всё слабее и слабее: её христианские демократы в коалиции с держащимися из последних сил социал-демократами на региональных выборах получали удар за ударом. Эти партии уже почти неспособны договориться друг с другом. Пока в Германии руки Меркель остаются связанными, вакуум власти в Европе заполняет гиперактивный президент Франции Эммануэль Макрон, выдающий себя за ярого еврооптимиста. Действия Макрона тем не менее вызывают беспокойство в Центральной и Юго-Восточной Европе, поскольку он высказывается в пользу более тесного сотрудничества с Россией. Макрон стал причиной одного из самых больших дипломатических разочарований ушедшего года: именно Париж блокировал начало переговоров о вступлении в ЕС Албании и Северной Македонии.

Это сильно ослабило позиции Брюсселя на Западных Балканах и нанесло ущерб политике расширения Евросоюза. Справедливости ради стоит сказать, что ЕС входит в 2020 год как клуб более слабый, с меньшим количеством здравого смысла во внешней политике. ЕС впервые станет сокращаться, вместо того чтобы расширяться – из-за ухода Великобритании. И хотя Евросоюз сплотился во время переговоров по законопроекту о разводе с Лондоном, переговоры о свободной торговле с командой британского премьер-министра Бориса Джонсона, которые должны пройти в наступившем году, могут рассорить тех членов ЕС, которые много торгуют с Британией, с теми, кто ждёт новых возможностей для национальных экономик.

И это далеко не единственное испытание, которое ожидает Евросоюз. В 2020-м должен быть согласован новый семилетний бюджет, в кулачных боях схлестнутся богатые северяне и жаждущие дотаций южные и восточные страны. Добавлю к этому довольно мрачные экономические перспективы как для еврозоны, так и для стран ЕС за её пределами, новые попытки вновь ввести квоты на мигрантов в некоторых странах Вышеградской четверки и продолжающийся, из-за проблемы верховенства права, разрыв между Брюсселем и националистическими правительствами в Будапеште и Варшаве. Мы получаем довольно горячий коктейль. При этом я ещё не пускаюсь в рассуждения о том, какое влияние на Евросоюз могут оказать такие внешние игроки, как Владимир Путин, Дональд Трамп и Реджеп Эрдоган.

И всё же придется впустить в Брюссель ревущие 2020-е.

Рикард Йозвяк – корреспондент медиакорпорации Радио Свободная Европа/Радио Свобода в Брюсселе

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG