Ссылки для упрощенного доступа

Гуманность и прагматизм. Вера Васильева – о делах ЮКОСа


Компании ЮКОС не существует уже второе десятилетие, а дело ЮКОСа по-прежнему живее всех живых. 18 февраля апелляционный суд Гааги обязал Россию выплатить 50 миллиардов долларов акционерам ЮКОСа. Это очень важное решение, на мой взгляд, отнюдь не только – а может быть, даже не столько – про большие деньги.


Напомню историю вопроса. Постоянная палата третейского суда в Гааге вынесла решение о выплате компенсации за незаконную фактически экспроприацию нефтяной компании 18 июля 2014 года. На тот момент судебное разбирательство по этому вопросу длилось уже 10 лет. Суд установил, что "действия России в отношении нефтяной компании и её акционеров были разрушительны, незаконны и сопряжены с кампанией притеснений и устрашений. Эта кампания велась в отношении старшего руководства НК "ЮКОС", сотрудников среднего звена, штатных юрисконсультов, сторонних адвокатов и связанных структур".

Постановление было отменено Окружным судом Гааги в 2016 году по жалобе России. И теперь по апелляции ЮКОСа гаагский суд снова обязал РФ выплатить акционерам компенсацию на рекордную сумму. Это постановление ещё может быть обжаловано в Верховном суде Нидерландов, о чём уже заявил представитель российского Министерства юстиции. То есть, в моих глазах, это означает: могут быть потрачены очередные колоссальные деньги налогоплательщиков без спроса у них, чтобы доказать, будто чёрное – это белое, и наоборот.

В контексте всё новых и новых сфабрикованных уголовных дел, таких как, например, "московское" и "пензенское", где, как считают многие, применялись пытки, решения "басманного правосудия" давным-давно перестали быть шокирующими новостями. Складывается такое впечатление, что российские чиновники пытаются распространить эти методы и за пределы России. Например, ранее сообщалось, что свидетели в пользу российского государства начали давать выгодные для него показания, возможно, в обмен на прекращение розыска по линии Интерпола и уголовного преследования. Речь шла о таких деятелях, как, в частности, бывший руководитель правового управления ЮКОСа Дмитрий Гололобов и предприниматель Евгений Рыбин. Рыбин выступал одним из главных свидетелей обвинения по делу бывшего сотрудника службы безопасности ЮКОСа Алексея Пичугина, чью вину Европейский суд по правам человека дважды признал недоказанной в справедливом судебном разбирательстве и постановил отменить неправосудный приговор. Некоторые комментаторы утверждали, что в благодарность за это сомнительное содействие Рыбина его сын Вадим Рыбин, депутат Законодательного собрания Нижегородской области, в конце 2009-го был назначен генеральным директором ФКП "Завод имени Я. М. Свердлова".

Процедура помилования в России превратилась из акта проявления гуманизма президента в сделку: оно происходит тогда, когда государству это выгодно

Однако такого рода сделки оказываются бессильными там, где работает право, что и продемонстрировало в очередной раз постановление гаагского суда. Даже если Россия добьётся его обжалования, на мой взгляд, важно понимать: эта возможность у неё была раньше и остается сейчас только по процессуальным основаниям. Выводы же о фактических обстоятельствах дела в любом случае остаются неизменными.

И еще об Алексее Пичугине, последнем узнике дела ЮКОСа, которого многие независимые наблюдатели и комментаторы называют заложником. Формально Пичугин не имеет отношения к этим 50 миллиардам долларов, потому что он никогда не был акционером компании. Но определение "заложник", на мой взгляд, к сожалению, не просто яркий эпитет. Процедура помилования в России превратилась из акта проявления гуманизма президента в сделку: оно происходит тогда, когда государству это выгодно. В качестве примера можно вспомнить недавнее помилование израильтянки Наамы Иссахар – помимо сохранения хороших отношений с Израилем, это, как утверждали журналисты, повлекло за собой вполне конкретные материальные блага для российских власть имущих. Или более давнее помилование учёного Игоря Сутягина, несправедливо обвиненного в России в шпионаже и после 11 лет заключения обменянного на группу российских агентов, включая Анну Чапман.


О том, что бывшие совладельцы и руководители ЮКОСа, несмотря на уничтожение компании и "посадки" невинных людей, хотят не войны с российским государством, а переговоров, бывший вице-президент нефтяной компании Леонид Невзлин заявлял публично ещё в 2015 году. А Комитет министров Совета Европы много раз указывал на то, что помилование Пичугина счел бы исполнением двух решений ЕСПЧ в его пользу, которые, вопреки закону, не исполнены до сих пор.

Очень хотелось бы, чтобы российской власти хватило бы – даже не гуманности, в которую в связи с происходящими в политике и в судах событиями всё сложнее поверить, – но прагматизма, чтобы принять единственно верное решение.

Вера Васильева – журналист, ведущая проекта Радио Свобода "Свобода и Мемориал", лауреат премии Московской Хельсинкской группы в области защиты прав человека

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG