Ссылки для упрощенного доступа

Проломленный "Панцирь". Чья военная техника оказалась сильнее в Идлибе


Скриншот видео удара по сирийским силам, опубликованного Турцией

С 6 марта в сирийской провинции Идлиб вступило в силу перемирие, о котором в четверг договорились в подмосковном Ново-Огареве президенты России и Турции Владимир Путин и Реджеп Эрдоган. Ситуация в Идлибе резко обострилась после очередной попытки армии Башара Асада взять его под свой полный контроль. Стороны активно применяли самые современные вооружения друг против друга, но чаще – против "прокси" своих противников, отрядов вооруженной сирийской оппозиции с одной стороны и сирийской армии с ее союзниками в лице иранских группировок и Хезболлы с другой. Разбираемся, кого можно назвать победителем в этом эпизоде сирийской войны и каких целей достигли ее участники.

Пик напряженности в Идлибе пришелся на 27–28 февраля, когда в результате авиаудара в Идлибе погибли более 30 военнослужащих турецкой армии. Турецкая сторона предпочла заявить, что удар был нанесен сирийскими ВВС, хотя независимые эксперты приводят доводы в пользу того, что за ним стояла Россия. После случившегося Турция нанесла десятки ударов по сирийским силам с помощью современных беспилотных летательных аппаратов, выложив видео этих ударов в интернет. В числе уничтоженных целей оказался и как минимум один российский комплекс ПВО "Панцирь-С1".

Турция тоже понесла потери в военной технике: несколько ее беспилотников были сбиты. Сирия, в свою очередь, лишилась нескольких истребителей и военно-учебных самолетов, сбитых сирийской оппозицией из переносных зенитных ракетных комплексов.

Оценить промежуточные итоги турецко-сирийского и в значительной степени турецко-российского военного противостояния на идлибском фронте Радио Свобода попросило предпочитающего сохранять анонимность военного эксперта-энтузиаста, внимательно следящего за событиями на Ближнем Востоке, пользователя твиттера @ain92ru, который в январе рассказывал нашим читателям об особенностях сбившего украинский самолет под Тегераном зенитного ракетного комплекса "Тор-М1", а в 2019 году помогал Радио Свобода в расследовании инцидента в Неноксе.

– Можно ли сказать, что противостояние самых современных дронов и самых современных систем ПВО, прежде всего российских, стало отличительной чертой битвы за Идлиб?

– Я бы не стал формулировать это таким образом, потому что дроны не существуют в отрыве от турецких сил радиоэлектронной борьбы. Я полагаю, что они находятся в приграничных с Сирией районах Турции и имеют достаточную дальность покрытия, чтобы захватывать Идлиб. Они действуют на эти системы ПВО и мешают им обнаруживать эти дроны. Дроны имеют достаточно большую поверхность рассеивания, чтобы быть обнаруженными станцией обнаружения целей комплекса "Панцирь-С1" в отсутствие помех, которые могут создавать комплексы РЭБ. Если они их не обнаруживают, если радиолокатор на "Панцире" вращается, но при этом комплекс не ведет огонь по дрону и не защищается, это значит, что в нем находится либо совершенно некомпетентный экипаж, либо у него экран радиолокатора испещрен какими-то помехами, на фоне которых выявить современные беспилотники не получается.

Видео уничтожения турецким дроном комплекса "Панцирь-С1":

– Если рассматривать и турецкие дроны, и российские системы ПВО вкупе со средствами РЭБ, которые есть и у Турции, и у Сирии с Россией, – что оказалось эффективнее? После того как Турция потеряла более 30 военных при авиаударе в Идлибе, мы увидели нарезку из десятков видео, снятых с турецких дронов, на которых они уничтожают и сирийские военные колонны, и живую силу, и тот же самый "Панцирь". Действительно ли турецкие дроны превзошли в эффективности сирийские ПВО российского производства?

– Во-первых, у Асада нет практически никаких средств радиоэлектронной борьбы, по крайней мере современных. Они могут быть у России, какие-то средства РЭБ есть на российской базе Хмеймим. Они используются против собранных "на коленке" беспилотников, которые делают в Идлибе сирийские повстанцы и боевики группировки "Хайят Тахрир аш-Шам". Но эти средства предназначены для защиты отдельного объекта, в данном случае аэродрома. Они не предназначены для защиты больших территорий или для борьбы с современными беспилотниками на больших расстояниях. Их мощность несравнима с мощностью РЭБ, задействованных Турцией.

Подборка видео уничтожения сирийских целей турецкими дронами, опубликованная Министерством обороны Турции:

Далее: современные беспилотники, в отличие от беспилотников, которые делают повстанцы кустарным образом, обладают средствами защиты от радиоэлектронной борьбы. В целом я бы не стал позиционировать битву за Идлиб как битву за доминирование в воздухе. Из-за того, что качество пехоты в армии Асада очень низкое, но у нее есть много артиллерии и есть авиация, тактика этой армии основывается на огневой мощи: превратить поле боя в "лунный ландшафт", после чего на это поле приходят пехотинцы, которые зачищают его от остатков сил противника.

Тактика армии Асада – превратить поле боя в "лунный ландшафт"

Противники сирийской армии просто не могут защищаться, когда они находятся под столь мощным артиллерийским огнем и бомбардировками с воздуха. Потери турецкой армии связаны именно с применением этой доктрины. По мнению турецкого военного эксперта Метина Гурджана, бомбовый удар, который унес жизни 33 турецких военных, то есть около половины всех потерь Турции, был нанесен российским бомбардировщиком Су-34 при помощи высокоточной авиабомбы КАБ-1500Л. Из политических соображений турецкая сторона предпочла заявить, что этот удар нанесли сирийские ВВС, но я думаю, что у сирийских ВВС нет таких технических возможностей прицельно бомбить в темное время суток, а тут было точное попадание в здание, где базировались турецкие военные.

Турецкая артиллерия наносит удар по силам сирийской армии в провинции Идлиб, 14 февраля 2020 года
Турецкая артиллерия наносит удар по силам сирийской армии в провинции Идлиб, 14 февраля 2020 года

Сторонники Асада задействуют не только сирийскую, но и российскую артиллерию, как мы видим по перемещению специфических новых российских артиллерийских тягачей. Они задействуют и сирийскую, и российскую авиацию. У турецкой армии был выход: как-то зачистить небо над Идлибом, установить бесполетную зону, но политической воли для этого не было, потому что Эрдоган не хочет портить отношения с Путиным. В результате российская авиация всегда может сказать: "мы не знали, что там турецкие военные" или "нам поздно доложили". Если нет политической воли, единственное, что можно сделать, – выдать этим солдатам ПЗРК и разрешить им применять их в целях самообороны, когда их бомбят. Нынешнее перемирие вряд ли продержится долго, хорошо, если две недели – это уже будет много. Если после окончания перемирия все продолжится в том же духе, как было до него, то рано или поздно российский самолет из ПЗРК собьют. При этом ПЗРК все же плохая защита от авиации, а серьезных комплексов ПВО у Турции на границе с Сирией нет, потому что она не готовилась к такой войне, в которой она не сможет применять свою авиацию, в первую очередь – истребители F-16.

Беспилотники восполняют недостаток огневой мощи

В этой ситуации беспилотники восполняют недостаток огневой мощи, потому что у повстанцев ничтожное количество артиллерии, Турция ввела в Идлиб некоторое количество артиллерии, но этого недостаточно. На помощь приходит преимущество в виде современных беспилотных аппаратов. У Турции есть несколько моделей ударных беспилотников, в то время как Россия только испытывает первую модель, к тому же другого, более тяжелого и дорогостоящего класса. В этом отличие от ситуации 2015 года: во "времена летчика Пешкова" у Турции их не было. Теперь же, благодаря некоторому количеству уже произведенных и поставленных в армию беспилотников, крайне высокой эффективности их управляемых корректируемых боеприпасов, Турция может наносить очень большие потери асадовской армии.

Турецкий ударный оперативно-тактический беспилотный летательный аппарат Bayraktar TB2:

– Если смотреть эти подборки турецких видео с дронов, на которых десятками единиц уничтожается сирийская военная техника, если верить словам турецких военачальников, которые говорят о сотнях убитых сирийских солдат, то кажется, что Турция должна была за неделю полностью разгромить армию Асада в Идлибе. Мы видим, однако, что этого не произошло, более того, условия "ново-огаревского перемирия" некоторые эксперты склонны считать не самыми выгодными для Эрдогана.

Я думаю, что турецкие пропагандисты преувеличивают численность убитых асадовских бойцов, но дело не только в этом. Если бы у Турции была политическая воля разбить сирийскую армию военным способом, это было бы сделано в течение недели. Но такой воли нет: Эрдогану необходимо лишь сохранить идлибский анклав оппозиции, чтобы миллион или два миллиона беженцев не перешли через границу, потому что остановить миллион человек невозможно. Не то чтобы он как-то очень переживал за этих беженцев, но объективно ситуация заставляет его этих беженцев как-то защищать. Ему необходимо, чтобы линия фронта не придвигалась сильно к границе его страны. Ему не нужно разбить Асада или сменить Асада на его посту, если турецкая армия оккупирует половину Сирии – что она потом будет с ней делать? Оказывается, что при такой нетипичной цели войны турецкая армия несет значительные потери, но при этом остается на месте, что от нее и требуется.

Беженцы из Сирии и других стран на турецко-греческой границе, 2 марта 2020 года
Беженцы из Сирии и других стран на турецко-греческой границе, 2 марта 2020 года

– Если вернуться к техническому аспекту этой военной операции: дроны ведь использовала и армия Асада. Насколько успешно?

Армия Асада использует российские и иранские дроны для корректировки артиллерии, так же, как Россия успешно применяла их таким образом в Донбассе. Это позволяет существенно увеличить эффективность артиллерийского огня. Но эти беспилотники достаточно малы и с них нельзя сбрасывать боеприпасы, не считая каких-нибудь незначительных вещей, вроде ручных гранат. Турецкие беспилотники принципиально другие, они позволяют рисковать и залетать туда, куда тот же F-16 лететь не рискнет. Да, их иногда сбивают, каждый из них стоит сколько-то миллионов долларов, но промышленность сделает новые, муж дочки Эрдогана произведет новые (в 2016 году зятем турецкого президента стал владелец компании, которая производит беспилотники и высокоточную технику для ВС Турции. – Прим. РС).

– Агентство Bloomberg сообщало, что Турция якобы использует "рои дронов", чтобы преодолеть защитные системы противника. Это красивый миф или правда?

Я не встречал убедительных доказательств такого утверждения, хотя теоретически это возможно. Даже пять беспилотников одновременно – это недостаточно, чтобы "насытить" комплекс "Панцирь-С", чтобы он ничего не мог с ними сделать. Скорее дело в эффективности радиоэлектронной борьбы. "Рои дронов" применяли повстанцы при атаках на базу Хмеймим. После одного из таких налетов российские военные, по слухам, были так недовольны работой комплексов "Панцирь-С", что даже привезли более дорогостоящий комплекс "Тор-М2", и теперь Хмеймим прикрывают не только "Панцири", но и "Торы".

– Сколько "Панцирей" в итоге потеряла сирийская армия при битве за Идлиб?

У нас есть видео уничтожения двух "Панцирей", но внешний вид этих машин отличается: одна из них не на шасси "КамАЗ", как те, что экспортировались в Сирию, а на шасси MAN, как те, что поставлялись в ОАЭ и предположительно могут использоваться в Ливии. Возможно, одно из видео было снято в Ливии во время уничтожения такого "Панциря" и из политических соображений было выдано за сирийское. Скажем так: сирийская армия потеряла от одного до двух "Панцирей". Турецкая сторона потеряла один большой ударный беспилотник, который был сбит, еще один большой беспилотник либо упал по техническим причинам, либо был "посажен" какими-то российскими средствами радиоэлектронной борьбы, потому что на нем нет никаких следов повреждений в воздухе. Также были сбиты два средних турецких беспилотника. По деньгам это вполне сопоставимо: 4 беспилотника и 1–2 боевые машины "Панциря".

– Неужели эти "Панцири" настолько плохи, что достаточно средств РЭБ, чтобы они стали практически бесполезными?

– Комплекс "Панцирь" имеет достаточно долгую историю, его начали разрабатывать еще в 90-е. Конкретно в Сирию, кажется, эти машины были поставлены по контракту 2008 года. Это технический уровень середины нулевых годов. За 20 лет технологии уже достаточно далеко ушли вперед. В последние годы в Сирию была поставлена и более современная модификация "Панциря", но на видео того удара, который точно был осуществлён турецким дроном в Идлибе, не она. Сейчас Россия разрабатывает еще более новую модификацию этого комплекса. В каждой новой модификации меняется радиолокатор и программный комплекс, они более устойчивы к радиоэлектронной борьбе.

"Панцирь-С1"
"Панцирь-С1"

– Если по истечении нынешнего перемирия в Идлибе возобновятся военные действия – какие резервы есть у сторон, чтобы бросить на это поле боя? Турецкая авиация, поставленные Россией Турции комплексы С-400, поставленные Россией Сирии комплексы "Бук"?

– "Буки" есть и уже применялись, но "Бук-М2", которые поставлялись Сирии, это тоже техника 2008 года. Против них тоже могут работать средства радиоэлектронной борьбы. Но что-то же сбило эти три турецких беспилотника, так что это могут быть не только "Панцири", но и "Буки" тоже. Что касается резервов, то у Асада есть достаточно серьезные системы ПВО в Дамаске, можно было бы что-то снять оттуда и перебросить в Идлиб, но в таком случае израильским ВВС, которые регулярно наносят там удары, будет еще легче это делать. Асаду, мне кажется, не так критичны какие-то потери на фронте против повстанцев и Турции, как защита каких-то своих собственных интересов и интересов "Хезболлы" в Дамаске. С живой силой у Асада плохо, уже сейчас им задействованы палестинские ополчения из Дамаска, которые сами по себе можно назвать "резервами". В плане техники, я думаю, там проблем нет, техники полно, сколько бы ее ни уничтожила Турция, запасы асадовской армии позволяют ее восполнить.

С живой силой у Асада плохо

Что касается России, не совсем ясно, как Путин будет реагировать на возможную новую эскалацию в Идлибе: все очень зависит от масштаба этой эскалации и от направлений, по которым она пойдет. Например от того, будет ли эта эскалация включать в себя перекрытие Босфора для российских кораблей, доставляющих в Сирию военную технику, если Турция сочтет в соответствии с 21-й статьей Морской конвенции Монтрё, что находится в непосредственной военной опасности. Доставлять технику из России в Сирию самолетами дорого, долго и сложно. Пока Турция дружественная – никаких проблем перебросить дополнительные резервы нет.

Комплексы С-400, которые Турция купила у России, насколько я понимаю, пока еще не готовы к использованию. Экипажи еще не обучены, и пока это дорогостоящее железо, в некотором смысле памятник политическим авантюрам Эрдогана. Вернее, они рискуют стать таким памятником, если Эрдоган поссорится с Путиным и не получит каких-то следующих поставок из России. Но я не думаю, что Турции так уж нужны американские "Патриоты" или российские С-400 в данном конфликте. В данном конфликте для Анкары есть и другие способы установить в Идлибе бесполетную зону, это прежде всего авиация, но для этого нужно политическое решение. Правда, у турецкой авиации есть проблема: после неудавшегося путча там были очень серьезные кадровые чистки, множество квалифицированных пилотов было уволено, они пошли работать на гражданку, хотя потом некоторых позвали обратно, когда стало понятно, что пилотов не хватает. В принципе, численность турецких ВВС такова, что по-серьезному российская авиационная группировка в Сирии ничего противопоставить этому не может, если у турецкого руководства будет политическая воля ее использовать. Россия, в свою очередь, не может позволить себе наносить удары по турецким аэродромам в Турции, потому что это сразу активирует 5-ю статью устава НАТО, согласно которой за Турцию должны будут вступиться ее союзники по Североатлантическому договору.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG