Ссылки для упрощенного доступа

Глубинный садизм. Георгий Юрьев – об особенностях подсознания


10 марта Владимир Путин, выступая в Государственной думе, фактически объявил о своём намерении пожизненно оставаться на президентском посту. Сейчас, в разгар пандемии COVID-19, обществу предлагают солидарность с властью, но апробируют способы его самовыживания, тотального контроля и репрессий против любых неугодных.

То, что исполняет президент, может быть объяснено его давней парадоксальной фразой: "После смерти Махатмы Ганди поговорить не с кем". Позже Путин пояснил, что пошутил перед саммитом G8 в 2007 году, но на самом деле эта фраза не шутка. Поделюсь случаем из своей практики. В 2014 году я делал презентацию "разгадки души русского народа" для единственного слушателя, функционера из кузницы кадров путинского резерва. Реакция удивила: "Здорово! Теперь ясно, почему в России ничего из задуманного нами не получается. В конце той недели покажу эти слайды Владимиру Владимировичу, он обязательно заинтересуется. После этого встретимся и обсудим наши планы". Я усомнился, а мой собеседник обиделся: "Вы мне про Путина не верите?" Он повёл меня в кабинет и показал подарок от Путина над своим креслом: портрет Ганди, картина маслом, 60 на 80 сантиметров. В правом нижнем углу подпись "Путин" и дата, сделанные чёрным маркером в день рождения хозяина кресла в 2012 году. Мне стала понятна логика действий Путина в пику гуманизму Ганди: "У меня есть только один тиран – тихий голос моей совести".

Продолжу тему, вспомнив другой аргумент Путина: "Вы знаете, любой человек, если бы он оказался в моем положении, уверен, воспринимает это не просто как работу, а как судьбу". Нет, не любой человек! Это глубочайшее заблуждение – считать всех людей нравственно подобными себе, а свою президентскую судьбу мерилом справедливости. Всё с точностью до наоборот: так поступают лишь единицы из группы этических меньшинств.

Выбор тирана. Социологи прогнозируют поведение людей по теории рационального выбора и факторов, которые этому мешают: доверие, справедливость, продажность, денежная иллюзия, истории. Эти помехи используют политики в играх с электоратом. Этика игрового поведения в сочетании с теорией социального равновесия оценивается через "дилемму заключённого": каким бы ни было поведение игроков, каждый выиграет больше, если предаст (например, дух Конституции).

В поле российских событий остались два игрока: Путин (П) и народ (Н), вовлечённый в эрзац-игру до кучи и для смеха, подобно публике при выступлении клоуна, который спрашивает: уйти (У) ему со сцены или остаться (О) на ней? Ответ по "закону" (П + Н = У) даёт неоптимальное для цирка (для страны и для Путина), но устойчивое состояние для реальной демократии. Выбор по "понятию" искушается подарками, но этот предательский ход (П + Н = О) создаст оптимальный, однако неустойчивый баланс для реальной автократии: Путин останется при короне и богатстве, а народ с порцией эйфории от величия бывших побед. Очарование "П + Н = любовь" исчезнет, и начнутся протесты.

Поэтому, чтобы сохранить свою стабильность, Путин обязан включить режим тирании. Она, по мнению античных авторов, есть неправильная форма государственной власти, отклонение от монархии по формуле: "Там, где кончается закон, там начинается тирания". Философия ненасилия Махатмы Ганди сделала невозможное: тирании власти он противопоставил ответную тиранию гражданского неповиновения, и колониальный режим рухнул. Но Ганди умер вместе с гражданским неповиновением, говорить стало не с кем, и тут Путин прав. Для закрепления своей правоты президент России профилактически разогнал всякую оппозицию, которой смертельно боится и по сей день.

Философия амёбы. Можно согласиться с Платоном в том, что "философы – самые лучшие правители", но для достижения каких целей? Вячеслав Моисеев косвенно ответил на этот вопрос идеей мироподобия: человек – это малый мир, и он действует как малая часть подобия внешнего мира, а по сути творит индивидуальное мироподобие. Развитие, как добро позитива, есть общая закономерность мироподобных систем, и наоборот, отрицание развития – это зло негатива, антимир с перевёрнутыми полярностями. Индивидуумы либо выбирают развитие, либо его отрицают: это "z-принцип" личного целеполагания с антиразвитием и обнулением бытия. Например, "он" есть "зло", и он может развивать изворотливость ума, хитрость ума.

Вы осознаёте разрушительную роль носителя этой иррациональной ипостаси "зла" в обнулении развития России?

Продолжу избранными цитатами из лекции философа: "Однако, главное – это цели развития: …и вот злодей, гений злодейства, субъекты которого очень развиты по средствам, с разными способностями… но когда мы посмотрим на их цели, которые они ставят, то увидим крайне примитивную и неразвитую конструкцию амёбы. По большому счёту – это моё распухшее "Я", которое как бы распространилось на всю Вселенную и стремится пожрать всю эту Вселенную. По средствам они могут быть сверхмогучими, а по целям крайне примитивными. И вот эта удивительная смесь и рождает, собственно, феномен зла. Это особое онтологическое состояние я условно назвал z-принцип от английского zero, "ноль". Если сложить две этих силы: с одной стороны – это силы могучего "технэ" (средств, управленческих технологий, техники), а с другой стороны – с почти нулевой целью разума, это заканчивается тем, что "он" начинает пожирать бытие. У него будет большой успех на захват всё больших сфер бытия, но для чего? Чтобы в конце концов это бытие, условно говоря, съесть.. А дальше? Взрыв, лопнул, не выдержал. В итоге происходит обнуление бытия. Зло переходит в несовершенство, в обнуление бытия … Вот это и есть стратегия зла".

Надеюсь, что вы легко экстраполируете идею философа на персону с мускулами, накачанными нефтью и пропагандой? Понимаете, что жалостливой просьбой об отсрочке голосования в разгаре смертельной пандемии ("Вы знаете, как серьёзно, насколько серьёзно я к этому отношусь. И конечно, буду просить вас прийти и высказать своё мнение по этому вопросу – принципиальному, ключевому для нашей страны, для нашего общества") он настойчиво приглашает вас в личный эго-амёбный рай тирана? Осознаёте разрушительную роль носителя этой иррациональной ипостаси "зла" в обнулении развития России?

Кремлёвский синдром. Ответ перекликается с очень болезненной для власти темой пыток, из-за обвинений в садизме. Рассмотрю эту проблему с позиций кремлёвского синдрома привыкания к тирании в альтернативе стокгольмскому синдрому оправдания террористов, когда заложники проникаются симпатиями и сочувствием к своим захватчикам. Две эти принципиально разные ситуации объединяет единый этико-физиологический механизм: садисты получают удовольствие от процесса насилия, а пороки объединяют людей быстрее и надёжнее всех прочих факторов. Садизм попадает под статьи Уголовного кодекса России, но, помимо юридических критериев, важен ответ на дискуссионный вопрос о первородстве порока: садистами рождаются (он глубинный) или ими становятся (он приобретённый, наведённый)?

Отвечаю: садизм, прежде чем стать внешним социально-юридическим феноменом, рождается внутри личности из перепутанных паттернов внутренне-внешних реакций и самооценок удовольствия и этики. Самооценки базируются на лично понятной интуитивной логике тела, которое "не лжёт". Четыре типа личности – нормоэтики, оптимисты, пессимисты и инвертэтики (инвертированные, вывернутые, антиподные нормоэтики) – общаются друг с другом по правилу четырёх эго-коммуникаций: хорошо о хорошем и плохо о плохом (морально-этическая норма), хорошо о плохом и плохо о хорошем (по ошибке, незнанию или умыслу).

Этическая вывернутость моральных садистов агрессивно реализуется в общество через законы об оскорблениях власти, церкви, чувств верующих и пр.

Принятая система оценок проста. Например, радостно бегущее дитя запнулось и упало: боль, крик, слёзы, ему плохо – огорчение. Мама подула на ушибленное место, погладила, утешила словом, боль исчезла, и ребёнок радостно побежал по своим младенческим делам. Он нормоэтик и поэтому так же оценивает и то, что происходит с другими: присоединяется к их радости и искренне сопереживает их огорчениям. Но у инвертэтиков по какой-то врождённой причине происходит наоборот: их злит и огорчает радость других, но радуют боль и огорчения. Более того, они, будущие глубинные садисты, испытывают телесное удовольствие тогда, когда делают плохо другим. Иное у моноэтиков – оптимистов и пессимистов: всё, что ни делается, одинаково либо хорошо, либо плохо.

К общественному счастью, инвертэтики рождаются в меньшинстве (от 5% до 10%, а то и 1–2%). Но, к общественному несчастью, глубинные инвертэтики для утверждения своей значимости дьявольски выворачиваются и подстраиваются к нормам коммуникаций по принципу двойного отрицания – и себя, и других, которых они телесно не понимают, а потому их правдивости не доверяют.

Глубинные садисты автоматически вынуждены применять поведенческую мимикрию, то есть должны научиться подражать приемлемым формам коммуникаций, чтобы не быть социальными изгоями. На неосознаваемом уровне они объединяются с себе подобными (например, применительно к политике это может быть бандитизм, мафия, рэкет, спорт, охрана, полиция, разведка, террор, а также государственное управление, деспотия, тирания, фашизм, сталинизм и им подобные -измы). Свои личностные качества они используют как инструмент насаждения моральной власти над другими. Делают они это с помощью различных способов лжи, подкупа, издевательств, апелляций к мачизму, ложному героизму. Этическая вывернутость моральных садистов агрессивно реализуется в общество через законы об оскорблениях власти, церкви, чувств верующих и пр. Постепенно кристаллизуется сообщество с толерантностью к садизму "патриотов" в сочетании с патологической ненавистью к "предателям". Иосиф Сталин со своим победоносным враньём и террором – классический герой несексуального садизма – вновь в тренде, а вместе с ним уже и Иван Грозный.

Ключи к этическому раскрытию садистской фокусировки личности – это внутренняя потребность, жажда неограниченного контроля над всеми объектами (вертикаль) в соединении с избыточным страхом предательства – стопроцентно присущи Владимиру Путину. Он пояснил: "А предатель – это человек, который всегда рядом с тобой, но в момент, когда ты ослаб или ему кажется, что ты ослаб, он тебя ударит в спину или под коленку. И вот к ним никакой пощады!" Фактически это и есть этический каминг-аут инвертэтика Путина.

Георгий Юрьев – эксперт по биосоциальным проблемам личности, доктор медицинских наук, кандидат психологических наук

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG