Ссылки для упрощенного доступа

Дорогая память трупа. Борис Парамонов – о ленинском юбилее


150 лет со дня рождения Ленина – ничего не говорящая дата. Зачем отмечать рождение чего-то заведомо неживого? Вот это уже и сами большевики давно почувствовали, потому и выставляли свою мантру: Ленин – всегда живой! Они называли вечно живым труп. И это, как все знают, отнюдь не аллегория. Ленин и был труп, и остаётся трупом. В этом сбережении трупа, пустых мощей кроется весь зловещий магизм русской жизни, уже больше ста лет пребывающей в некоей летаргии.


Был момент, когда от трупа очень легко было избавиться, август 1991-го. Почему этого не сделали? Думается, просто забыли, не до того было – действительно, жизнь менялась и, можно сказать, била ключом. Впопыхах забыли об Ильиче. Надо было в Сочи ехать, победу праздновать. Отпраздновали шумно – побили, кажется, всю посуду в доме: шаром покати. Но тогда уже стало неудобно и саркофаг в мавзолее разбивать. Мумию Ленина оставили как некий символический залог: не всё, мол, потеряно, ещё поживём, а там, глядишь, и заживём.

Консервация и статус-кво – вот альфа и омега нынешней политики. Застыть и не двигаться – имитировать труп

Вот в этом и была, и всё ещё есть глубокая символика советско-российской жизни. Как сказал о ней один мудрец: торжество материализма привело к уничтожению материи. Материя оставалась не как реальность, а как знак реальности: вроде религиозного "того света", где всё будет хорошо. Это полное извращение извечного порядка бытия. Как тысячи лет знают философы, материя – это не последняя ни к чему более не сводимая реальность, а всего лишь потенция бытия, жизнь которой придаёт оформляющая идея, творческая форма, дизайн. Жизнь – это не форма существования тех или иных тел, а вечно одушевляющий дух. И если, как считал Ленин в своей убогой философии, существует самодвижение материи, "диалектика природы", то движется не материя, а движется и движет бытийный дух.

Ибо что такое смерть, как не обездушивание живого? Дух отошёл – смерть наступила. Обездушенный – это и есть мёртвый. Советский ленинский материализм и есть апелляция к смерти. Материализм как провозглашение смерти высшим принципом и истиной бытия. Вот это и выражено в символике мавзолея.

Спрашивается ещё и ещё: кому это сейчас нужно, кто этому верит? Ведь ни для кого не секрет, что нынешней власти никак не нужен Ленин. Со Сталиным можно ещё вести какую-то игру, осторожно оживлять миф о сильном лидере-победителе. Но Ильич всем именно что до лампочки. "Лампочка Ильича". Почему не закроют мавзолейную лавочку, не отвезут тело на Пискарёвское?

Увы, это понятно, а потому особенно невесело. Нынешняя власть стоит на том, чтобы не делать ничего. Любой жест ведёт к нарушению привычного равновесия и чреват опасностью. Консервация и статус-кво – вот альфа и омега нынешней политики. Застыть и не двигаться – имитировать труп. А для такой политики что может быть удобнее и выразительнее мавзолейного покойника.

Борис Парамонов – нью-йоркский публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG