Ссылки для упрощенного доступа

"Зулейхи хотят крови". Сериал канала "Россия 1" взбесил его аудиторию


Кадр из сериала "Зулейха открывает глаза"

Роман Гузель Яхиной "Зулейха открывает глаза" о судьбе раскулаченной и сосланной в Сибирь татарской женщины вышел в 2015 году, собрал множество хвалебных отзывов и в том же году получил сразу три престижных литературных премии: "Большая книга", "Ясная Поляна" и "Книга года". Критические отзывы тоже были, но их было немного, и они прошли в основном незамеченными. Читателям книга понравилась не меньше, чем критикам: в 2016 она стала самой продаваемой непереводной книгой в стране. Власти вроде бы тоже одобрили "Зулейху" – та же премия "Книга года" учреждена Федеральным агентством по печати и массовым коммуникациям, а в 2016-м было объявлено, что один из федеральных каналов собирается снимать по книге сериал. Съемки начались в сентябре 2018-го, а премьера сериала состоялась в этом году, на прошлой неделе, в понедельник, 13 апреля.

И началось.

Наталья Осипова

Книга «Зулейха» получила премию и была, казалось бы, прочитана. Но выяснилось, что нет - только после экранизации народ открыл роман. И пошло...
Удивление литкритиков «как так, все же тихо было» можно понять. Было тихо, потому что читал узкий круг, а тут начал читать широкий. И все изменилось.

Александр Морозов

"прямолинейный банальный антисоветизм и русофобия" - это в массовых изданиях критикуют сериал с Хаматовой про татар. (весна 2020 года).

Впрочем, началось ещё до премьеры.

Ольга Братушенко

в понедельник стартует очередная премьера под названием "Зулейха открывает глаза". В лучших традициях Солженицына, нам покажут, как "безумный" Сталин косил по сто миллионов людей в месяц, офицеров НКВД, которые день не могли прожить не замучив невиновного человека, и разумеется покажут страдания народа, который мучился под властью большевиков.

Мелания Панасенко

Государство заказало фильм! Есть Ф.И.О. тех, кто наши налоги вбухивает в фильм,который поддерживает кучка либералов.Все,что связано с историей России,им не по нраву. Не нужны россиянам такие фильмы.

Николай Стариков

Один из ведущих каналов «порадовал» нас очередным антисоветским шедевром. Но поскольку«антисоветчик – всегда русофоб», то на федеральном канале с большой помпой идет русофобский сериал.
Ему бы самое место где-то на канале Порошенко или Коломойского.
Но он идет в России.
Посмотрев такое «кино» в Европе снесут ещё несколько памятников нашим маршалам, и надругаются над могилами наших солдат.
Удивляться нечему.
Хочется только спросить: сколько ещё будут снимать подобной псевдоисторической кинематографильщины? В духе Солженицынского «Архипелага Гулаг» — то есть фантастика, где реальность заменяется байками и выдумками, мифами и откровенным враньем.

Наталья Яковлева

Мне кажется, современные режиссёры просто смакуют всю грязь, ужас. Они все воспитаны на западных " ужастиках", только там это выдумки, а наши режиссёры и писатели нашу историю представляют в виде ужастика. Как же с такими упырями наши родители построили такое великое государство. Как достали эти современные фильмы! Совсем нечего смотреть.

Платон Беседин

О да, вы ругаете эту мерзость по прозвищу «Зулейха открывает глаза». Но ругать, на самом деле, надо было раньше, когда этой мерзкой книжонке давали один приз за другим, уничтожая последнее доверие к современной русской литературе (хотя правильнее сказать – русскоязычной). Как только она вышла, эта книжонка, я сказал: «О, теперь ждём премий, переводов и фильма». Фильм снимать не стали – сняли сериал. Ещё лучше.
И вот теперь его ругают, но не говорят главного. «Зулейха» - это история не просто мерзости, но сознательной диверсии и предательства. История же успеха «Зулейхи» - это часть единой политической кампании, и к литературе эта дрянь, написанная посредственной литераторкой, не имеет никакого отношения.
Как это работает. Сначала авторка двух средних рассказов пишет книгу о том, как страшно мы жили (со всем стандартным набором: от русских палачей до обиженных меньшинств), а после вся литературная мафия начинает раскручивать это произведение. Умные дядьки и тётки с умными лицами размышляют, как прекрасен этот роман. Чудо, какое чудо! После чего эту книгу начинают всучивать иностранцам – ведь это такая же развесистая и штампованная клюква, как и фильмы Балагова, например. И вот - сериал. Для впечатлительных домохозяек. Охвачены все целевые группы. Браво!
К тому же – помимо идеологического содержания – там есть и «мыльная» составляющая. А потому тётки умиляются истории несчастной Зулейхи. Идеальный коктейль, просто-таки идеальный.
Конечно, кто-то скажет: ой, бросьте эту конспирологию. А другие скажут: мы всё это понимаем – для чего обращать внимание на клюквенную дрянь? Эти снобы, которые просто советуют выключить телевизор. Но как быть с сотнями тысячами читателей и зрителей? А они посмотрят сериал, купят книжицу и тяжко повздыхают, а самые «передовые» добавят: «Это же наша история, вот такой она была». Наша история. Ловите смысл? Пусть она и писана-переписана посредственными литераторками и её талантливыми промоутерами.
Потому что «Зулейха» написана лишь для одного – для того, чтобы мы жили в унизительном и унижающем покаянии. Каялись за реальные и мнимые грехи своих предков. Чтобы вконец разочаровались в той эпохе, которую кто-то называл великой. Она была очень разная, эта эпоха – и прекрасная, и грязная, но Зулейхи расскажут только о грязи. Смотрите, скажут её создатели и промоутеры, в каком кровавом дерьме вы жили, смотрите и кайтесь! Вы дети палачей! Вы палачи сами! И, конечно, русские, эти проклятые злые русские, которые всегда во всём виноваты…
И проблема тут – и претензии – не в посредственной литераторке. Нет, проблема в той машине, которая сознательно и намеренно раскрутила её, чтобы измазать чёрным прошлое, чтобы представить определённые группы нелюдями, чтобы показать, в какой мерзости мы жили и в какую мерзость идём. Вот для чего это сделано. И даже как-то обидно, что сделана эта агитка совершенно бездарно и предсказуемо. Как поделка на уроках труда.
А вот то, что данную мерзость показывают сейчас, когда гражданская терпимость и так шатается от известных бед – сознательная диверсия. Очередная сознательная диверсия накануне Дня Победы.
Зулейхи хотят крови. Зулейхи требуют отмщения. Зулейхи открывают двери ада – мелочного, малодушного, лживого, но от того не менее опасного. И да, мы помним, что дьявол – отец лжи. Он здесь – смотрит с экрана, замаскированный под очередную несчастную.
P.S. Предвосхищая некоторые комментарии: да, я бездарный писака, и этот мой пост продиктован завистью и только ей.

Илья Вершинин

С исторической точки зрения полный бред. Автор не может справиться даже со своим текстом. Фильм этот - плевок еще оставшимся в живых ветеранов, оскорбительный крик в душу: "Получайте свои ценности, вот они чего стоят".

Владимир Туманов

Откровенно говоря, «Зулейха открывает глаза» — это такая «Рабыня Изаура» с татарским колоритом, исполненная на фоне «советской тюрьмы народов».

Это ещё одно грустное доказательство того, что от времен Достоевского, Горького, Шолохова мы перешли в эпоху героев пожиже. Но главное не в этом. «Зулейха открывает глаза» — это очередной стереотипный роман, где идет спекуляция на теме «ужасов советской эпохи». Кровавые упыри из НКВД, теплушки для заключенных, где люди умирают сотнями, тонущие баржи с заключенными, осужденные ни за что высокодуховные личности…

Много ли вы помните за последнее время фильмов о трудовых подвигах людей 1930-х? О том, как поднималась промышленность, ставшая потом становым хребтом великой Победы? 1930-е годы — это время спасения челюскинцев, рекордных полетов Валерия Чкалова, дрейфующей станции «Северный полюс-1»…

Но современные творцы рассказывают нам исключительно об ужасах, страданиях, преступлениях, настаивая, что в такой эпохе нет и не может быть ничего хорошего.

Андрей Басов

Кроме разжигания ненависти это гадкий фильм ничего не несёт.

В адрес исполнительницы главной роли Чулпан Хаматовой посыпались оскорбления и обвинения в нелюбви к родине.

Марина Адамиду

На канале "Россия-1" идёт сериал "Зулейха открывает глаза"Руссофобка Чулпан Хаматова играет главную роль в фильме анти-Советской пропаганды.Госдеп США заказал фильм,а наш "Россия-1" канал транслирует.Чулпан Хаматова либераст,учавствует в ЛГБТ движении и жалеет фашистов которые напали на СССР.

На фильм накинулись не только коммунисты, но и некоторые татары.

Руслан Тутаев

Антитатарский высер, горячо поддержанный расейским государством

Рафаэль Мухаметдинов

Татарскому зрителю совершенно до лампы все эти трения между русскими либералами и большевиками, они оценивают роман с другой точки зрения.
Они оценивают в романе судьбу татарской женщины в связи судьбой татарского народа того времени и связывают это еще и с современным положением татарской культуры. А это ведет их и к поиску духовной и идеологической компоненты в романе. Хотя для большей читабельности романа автор написал его как приключенческий колониальный роман в форме сценария для блокбастера. Роман рассказывает о злоключениях аборигенки (татарки), попавшей в «цивилизованное» общество.
Хочу, как один из представителей татарской интеллигенции, представить те мысли, которые породил во мне этот роман.
Во-первых, везде пишут, что роман написан татарской писательницей, а в фильме главную роль играет татарка. Уже – неправда. Это русские интеллигентки татарского происхождения. У них лишь имена и фамилии – татарские. Они не знают ни татарского языка, ни татарской культуры, ни татарской истории. В доказательство этого татарские читатели и зрители привели уже сотни фактов из книги. С таким же успехом роман с такой фабулой могла написать какая-нибудь русская писательница Маша, а сыграть Зулейху в фильме актриса Глаша. Роман ничего бы не потерял. Это, все-равно, если бы роман «Тихий Дон» написал не казак Шолохов, а какой-нибудь житомирский еврей Марк Франкенштейн. Наши некоторые околокультурные номенклатурщики гордятся тем, что нас, мол, татар, покажут по центральному ТВ и книгу перевели на языки мира. Надо, мол, гордиться нашими писателями и актрисами. На самом деле, Яхина и Хамматова полностью ассимилированные личности не только лингвистически, но духовно и идеологически.
На истории главной героини показана история и механизм ассимиляции нерусских народов и превращение их в «великий» народ.
А этот механизм показан следующим образом. Татарский народ показан в книге всего лишь тремя персонажами: Муртазой (муж Зулейхи), Упыриха (свекровь), и сама Зулейха. Других татар (из деревни) и лагере в Сибири автор не приводит. Муртаза и Упыриха показаны паталогически жестокими зверьми и варварами. Сама Зулейха – какая-то бессловесная забитая рабыня, которая молчит все четыре первые серии и беспрерывно работает как ненормальная. Неплохая картинка о татарах, уважаемые читатели.
Ночёвка ссыльных в мечети вместе со стадом баранов невольно наводит зрителя на мысль, что автор сравнивает мусульман с баранами.
И вот эта представительница «варварского, жестокого» и «бараньего» народа попадает в русско-советскую «культурную» среду (доктор Лейба учит ее сына азам медицины), кто-то его учит французскому языку. Затем Зулейха влюбляется в «гуманиста»- чекиста Ивана Игнатова, который становится «душой» лагерников, а ее сыну дает свое отчество.
У Зулейхи вырабатывается своеобразная философия в этой «культурной» жизни: Доктор Лейба вылечивает ее сына от болезни, и она предлагает ему за это свои интимные услуги, хотя он этого от нее не просит. Иван-чекист также чем-то помог ее сыну, дал ей какое-то разрешение, и она тоже целый месяц расплачивалась с ним сексом.
И так, Зулейха начинает видеть тот «гуманизм» и ту «высокую культуру», которую она не видела в татарской жизни ранее. У нее открылись глаза на этот русско-советский мир. Она стала духовно частицей этого мира. Вот это и есть механизм духовной и языковой ассимиляции.
Автор книги и актриса главной героини как раз продукты этой ассимиляции. Они невольно показали механизм этой ассимиляции в определенный исторический период.
Да, ассимиляция татар происходит гигантским темпами, и это процесс, который происходит не сам по себе, а им руководят определенные политические силы, и очень большие силы. А, вот, автор книги относится к этому с восторгом. Она показывает путь героини от «жестокосердного» татарского мира в «светлый и добрый» русско-советский мир, который и открыл Зулейхе глаза.
Такая идеология книги очень соответствует современной политике Росси в последние годы. Например, фактически Москвой был отменен статус татарского языка как государственного в сфере школьного образования в Татарстане.
Исходя из всего вышеизложенного, государство, возможно и дало такой большой ход раскрутке и книги и фильма, так как уж больно идеология этой книги соответствует идеологии государства.

Дарья Митина

Поначалу тошнотворной залепухой возмутились коммунисты - коммунистическая пресса расцвела критическими рецензиями, а партия "Коммунисты России" даже официально обратилась в Минкультуры и на телевидение с требованием снять сериал с показа. Но от коммунистов у нас в последние тридцать лет отмахиваются, как от назойливых мух, и создатели фильма ненадолго расслабились.

И вдруг - гром среди ясного неба. Дотошные и небрезгливые зрители, из тех, кому хватило сил не бросить просмотр после первой серии, обратили внимание на феерический эпизод переклички ссыльных, которую проводят кровавые чекисты перед тем, как отправить несчастных арестованных татар на съедение живьём кровавому Сталину. Мордатый энкаведист выкрикивает фамилию-имя зека, а зеки покорно из толпы отвечают "Я!" В фильме это звучит так:

- Таджуддин Талгат! - Я! (для тех, кто не в курсе, Талгат Таджуддин - Верховный муфтий РФ)
- Гайнутдин Равиль! - Я! (Равиль Гайнутдин - председатель Духовного управления мусульман РФ).
- Марджани Шигабутдин! - Я! (Шигабутдин Марджани - крупнейший татарский богослов 19-го века, мухтасиб Казани, имам первой казанской мечети)
- Идрисов Умар! - Я! (Умар Идрисов - первый председатель Духовного управления мусульман Нижегородской области)
- Пончаев Жафяр! - Я! (Жафяр Пончаев - бывший председатель Духовного управления мусульман Санкт-Петербурга)
- Габдрахимов Габдессалям! - Я! (Габдессалям Габдрахимов - видный оренбургский муфтий 19 века)
- Султанов Мухамедьяр! - Я! (Мухамедьяр Султанов - также видный оренбургский муфтий 19 века)

Такого хульства не смог стерпеть уже российский муфтият, ставший невольным союзником коммунистов. Член Общественной Палаты муфтий Альбир Крганов отправил возмущённые письма в Правительство и Добродееву, запросивши объяснений.

Гамира Маузитова

Послушала интервью Чулпан Хаматовой. Точно, только она подходит для роли в этом фильме, сотканной искажением жизни, традиций татар.
Только актриса, которая ненавидит татарский язык. Которая осмеивает свою родную бабушку.

Претензии к сериалу нашлись не только у муфтиев.

Динара Расулева

Посмотрела первую серию Зулейхи. Книгу читала, но именно сериал во мне пробудил вдруг ярость. ТЛДР - сериал нужен.

Сначала мелкие замечания: то, что деревенские татары говорят на русском без акцента, очень резало ухо. Основная масса татарской речи по сюжету в первой серии, и было бы круто, если бы на эти пять ролей и десять реплик нашли бы актрис/теров, кто говорили бы на чистом татарском с субтитрами. Особенно больно слышать чисто русскую речь из уст татарской эби - хорошей актрисы, но не для этой роли. В общем, получилось, как в голливудских фильмах - ЛШТШФУМ Ащьф говорит гдье дьеньги, товарисч.

Претензии татар: татар показали плохими. Показали, как было, и было так не только в татарских семьях, вы бы дождались конца сериала, раз книгу не читали, там Зулейха еще за всех татар огого, и за всех женщин, кстати, сильный женский татарский образ - вот что в этой книге для меня главная составляющая. И вряд ли в сериале это как-то смогут упустить.

Теперь возвращаюсь к моей ярости.
"Татарстан? То есть Казахстан? Татары, это что за страна, это где? Как в России?" - это меня спрашивают по всему миру, конечно, не в России. До шести лет я говорила только на татарском, потом пошла в школу, заговорила только на русском, а татарский стал языком стыда. Стыдно было говорить с родными на татарском при друзьях, когда у меня появился сотовый мне было шестнадцать, и при звонке от семьи я всегда выходила из комнаты, чтобы не говорить при друзьях или парне (татарине!) на татарском. Все, кто перебираются из деревень в города быстро переходят в обиходе и внешнем мире на русский, поэтому татарский остается деревенским языком. И сейчас этот мой стыд за свой родной язык, тюркский, красивый, ничего общего не имеющий с русским, звуки которого не могут повторить за мной русскоязычные друзья, стыд за свою национальность и этничность вызывает у меня ярость. Закопать и забыть татарский, закопать себя - так примерно и вымирает язык. В школах недавно отменили его как обязательный, семья моего брата сразу отказалась от татарского для своего сына, и я их понимаю. Их сын будет говорить на английском и иврите, но не на татарском. Зачем он нужен, если никто на нем не говорит?
Кто-то написала в рецензиях к этому сериалу: "Наконец-то в России узнают, что среди них жили и живут татары. Жили и умирали." Семью моего отца раскулачили, бабушка бежала во время сталинских татарских гонений и репрессий из Москвы в Узбекистан, а оттуда в Казань. Раскулачивали всех, а вот репрессии коснулись татар, как народность. Зулейха в этом смысле для меня - татарский "Крутой маршрут", рассказанный не от первого лица и не совсем нон-фикшн, но основанный на истории бабушки писательницы. Поэтому эта книга важна. Вспомнила, что многим моим подругам она не понравилась, но никто из них не смотрели на нее глазами татарки, чей народ колонизировали, прадедушек убивали, а бабушкам приходилось бежать. Ну а сериал еще больше распространяет видимость татар, как народа, и память о репрессиях. Поэтому он важен, пусть и сделанный не идеально и где-то даже плохо.

Возвращаясь к тому, что татар показали плохими - ну, во-первых, спасибо, что вообще показали. Во-вторых, смотрите дальше, а лучше почитайте книгу, и постарайтесь хотя бы пару строчек моими глазами.

Нурия Фатыхова

Знаете, почему вы запоем читаете романы Яхиной и не включаете критичекое мышление? Потому что в нашей стране нет коллективной памяти о репрессиях. Чеченцы носят свою память, татары - свою, украинцы - свою, эстонцы и т.д. А вот так, чтобы мы выучили с вами страдания отдельных народов и историю этих страданий- не, этого у нас нет. Поэтому вы наивно думаете, что роман Яхиной - это не колониальное лживое письмо, а что-то "ну вот и про татар написали, хорошо же". Зря!
Моих родных в конце 1920-х и начале 1930-х раскулачили и сослали строить магнитогорский комбинат. До раскулачивания они были довольно состоятельными людьми в своих деревнях. Они путешествовали, знали языки, строили школы, мельницы, имели магазины и жили в больших добротных домах. Моим бабушкам в год раскулачивания было где-то по 12-13 лет. Они не знали русского языка, но умели писать арабской вязью и по-латински. Папина мама - Фатима - уже тогда сочиняла прекрасные очень меланхоличные стихи. Мама моей другой бабушки Гульсум с конца 19 века вела дневник (многие из друзей помнят этот красивый дневник, который я пытаюсь расшифровать). В нем она описывала свою деревенскую жизнь. Не каждая женщина в России тогда могла себе это позволить. И вот у них отняли все. Как это происходило детально, осталось в воспоминаниях родственников, мы их записали. Я вам это не буду здесь пересказывать. (Эти истории похожи на миллион таких же историй раскулаченных).Скажу только одно, что обе бабушки помнили и проклинали всех надзирателей и комендантов, до самой смерти не могли им простить того, что те с ними делали.
За коллективизацию и унижение миллионов людей, в том числе разных национальностей, наше государство ни разу не извинилось. «Последний адрес» ставят расстрелянным, а тех, кого просто лишили всего - в правозащитных кругах вспоминают реже. У меня к моим годам сформировалась своя Постпамять. Все, что касается истории 30-х в нашей стране, высылке с Волги людей из татарских (и немецких) деревень, как будто пережито мной. Мне очень больно и очень нужно покаяние этой системы. Но вместо покаяния приходит издевка. Теперь к роману. Вы никогда не думали над названием? Пока Зулейха жила на Волге в деревне глаза ее были закрыты. И только вот ссылка и знакомство с Игнатовым ей и любовь дали познать и глаза открыть. Уже за это название хочется плюнуть в лицо Гузель Яхиной. Плюнуть мне хочется уже давно. А тут еще, бах, - экранизация. Сюжет состряпанный из драматургических штампов (которые только для фильма «Титаник» более менее простительны) кишит кучей исторических ошибок. Во-первых, друзья, чтобы вы знали, из татарских деревень людей отправляли на пароходах и в поездах с такими же людьми из других татарских деревень. Наше государство тогда было крайне националистично. Татары, эстонцы, финны, чеченцы считались как тогда говорили нацменами. Их поселения тоже делали отдельными. Так что то разнообразие из ленинградской интеллигенции , описанное в романе, - чистая фантазия. Это вообще были две разные программы, назовем их так, - раскулачивание и ссылки по 57 статье. В моих родных русские дети кидали камнями через забор, если что. А мою бабушку как-то оштрафовали, оклеветав ее сына. Будто бы он испачкал костюм сына НКВДшного коменданта, как раз такого как Иван Игнатов. Нквдшник тоже должен был остаться жить в поселении. Но условия у него были совсем другие. Читайте, пожалуйста, хорошую литературу. Если хотите практиковать антиколониальные практики, откройте для себя национальную литературу народов СССР. Ее мало, она не вся изысканная. Но там проклевывается правда. И фильмы смотрите хорошие. А не это пропагандистское дерьмо, которое хочет нам рассказать, что без НКВД татарская девушка никогда бы не открыла глаза и не увидела прекрасную жизнь. Поверьте, мои бабушки без НКВД были очень счастливы. Но им так никто и не вернул это счастье, никто не извинился. Кстати, в экранизации отказались участвовать очень много актрис из Татарстана. И у них на это есть веские причины.

Айсылу Айс

Зулейха начала «открывать глаза» аудитории канала «Россия»

Понятно, пропустить такое событие я не могла. Во-первых, потому, что книгу купила из-за татарской фамилии автора (я всегда такие книги покупаю) и из-за «Зулейхи» в заголовке. Во-вторых, потому что на федеральном канале зазвучала татарская песня «Ай былбылым» в заставке фильма. В-третьих, хотелось увидеть, как Роза Хайруллина воплотилась в Упыриху, а Чулпан Хаматова – в хрупкую зеленоглазую Зулейху. Игнатова видела в рекламных материалах к фильму и всегда поражалась, как точно подобрали актёра на роль персонажа, которого я именно таким себе и представляла. Есть еще и в-четвёртых, и в-пятых, что буквально впечатало меня в экран… Но не суть.
Имя Зулейха появилось в татарской литературе в 102 года назад. Так назвал свою героиню идеолог татарского национального движения ХХ века Гаяз Исхаки. Пьеса «Зулейха» стала одним из лучших его произведений, она повествует о трагических событиях XVIII-XIX веков, когда на территории Волго-Уральского региона велась политика насильственной христианизации народов, проживавших на этих землях (я же не открываю Америку, правда? Это уже давно бесспорный факт, не так ли?). Эти драматические события показаны через личную трагедию татарской женщины Зулейхи, отнятой от мужа и детей, насильно крещенной и отданной замуж за выпивающего мужика из православной деревни. Мужа сослали на каторгу…
Увидев это имя на обложке современного романа, пройти мимо я просто не смогла. И была очарована мастерством, с которым в нём был перепрограммирован этот культурный код. Не сразу и увидишь – страдает Зулейха Яхиной/Шубиной в узнаваемой среде и от знакомых типажей. «Упыриха» давно сидела в подсознании – я театральный ребёнок, не раз смотревший спектакль «Судьба татарки» («Татар хатыны ниләр күрми»), где злая свекровь измывается над безропотной невесткой, а муж зверски избивает её по любому поводу (правда, тоже весьма сомнительная идеология от писателя эсэра Галимжана Ибрагимова, росла я в советское время, а тогда других спектаклей на сцене татарского театра быть не могло). Подавляющее большинство современных татарок знает таких отцов, мужей, братьев, как Муртаза, ведь показан он глазами “мокрой курицы”, а не матери, которая гордится крепким, здоровым и сильным сыном-хозяйственником. В общем, страдания маленькой Зулейхи крайне убедительны, персонажи узнаваемы – даже мулла и абыстай, даже русская семья с малыми детками, отправленная с Зулейхой в ссылку. Из добротной ткани сшита одёжка, а антитатарский крой сослепу не сразу разберешь.
А скроено и сшито так:
Страдала Зулейха от злобного грубого кулака Муртазы, которого подстрелил комиссар Игнатов, а счастье обрела в посёлке ссыльных, где сына Муртазы ставили на ноги достойные люди разных национальностей. А встав на ноги, в светлое будущее пошёл сын “тёмного татарского крестьянина” уже с фамилией Игнатов, ибо нашу бедолажку Зулейху обогрел и приласкал. Полюбил и стал ей мужем. Не сразу, конечно, а через неплохо прописанные драматургические коллизии.

Критика, как обычно, послужила только к рекламе сериала.

Тарас Орленок

Смотрю, РФ сняла некий сериал про раскулачивание, а советская падаль наложила тонны кирпичей по этому поводу, отчего прилетело Чулпан Хаматовой, на что она жалуется..."Комсомольской правде". Мадам, вы же топили за Северную Корею, да? Скажите спасибо, что русские патриоты вас ещё не убили.

Александр Рогаткин

Зулейха... Лента просто рвёт и мечет. Сериал не понравился русским патриотам, так как он русофобский, коммунистам за то что антисоветский, татарам за то что татарофобский и оскверняет национальные традиции и семейный уклад, мусульманам за надругательство над исламской святыней (по оригинальной задумке авторов постельная сцена уполномоченных ОГПУ снималась на полу закрытой мечети), ценителям прекрасного в искусстве за примитивные диалоги, посредственную игру и подбор актеров и всякие киноляпы. Прямо заинтриговали. Посмотреть что ли?

ИА "Стекломой"

Характерно, что книгу ненавидят в основном коммунисты и татарские националисты. Первые – за оскорбление памяти пресвятого НКВД (а также Центрального исполнительного комитета ТАССР в лице Харриса Ибрагимовича Мратхузина и Совета народных комиссаров ТАССР в лице Кияма Лимбековича Абрамова). Вторые – за оскорбление памяти пресвятого патриархального уклада в лице мужа Зулейхи (он в книге выписан как тиран и сволочь) и предательство национальных интересов (Зулейха мало того что сняла хиджаб, так еще и влюбилась в русского кафира). Кстати, сама Гузель Яхина (как и Чулпан Хаматова) на татарском почти не говорит, хиджаб не носит и в мечеть не ходит. В общем, кругом измена, трусость и харам.

За Хаматову вступился Виктор Шендерович:

Написал тут личное письмо Чулпан Хаматовой (в связи с потоками брани в ее адрес по случаю выхода "Зулейки", а потом подумал, что, наверное, это тот случай, когда можно опубликовать это здесь, - чтобы те, кто хочет, мог помахать адресату рукой в честь того, что я написал чистую правду. ))

"Чулпан, дорогая. Я знаю, что такое "гнев народа", и как он в пять минут организуется, и как тяжело все это вынести, даже когда все понимаешь.
Вас любят миллионы нормальных - и прекрасных - людей! Просто не все они имеют счастливую возможность написать Вам об этом. А я имею такою возможность - и пишу. ))
И пускай наша любовь поможет Вам плюнуть на злобных идиотов и рассмеяться.
Ваш В.Ш."

Заступился за фильм и Андрей Макаревич:

Книга "Зулейха открывает глаза" появилась не так давно и стала сенсацией - собрала всевозможные премии, и главное - была очень тепло встречена читателями (это не всегда происходит с книгами, отмеченными премиями.) Что же за вонь поднялась вокруг фильма, который ещё и закончиться-то не успел? Оказывается, и историю переврали, и героическое прошлое страны оболгали, и вообще Родину не любят... В общем, типичное "оскорбление чувств верующих". Что такое? Книжка про одно, фильм про другое? Да нет. Книжка хорошая, фильм плохой? Тоже нет. А Чулпан вообще прекрасна. Просто население наше чётко разделилось на два, простите, биологических вида. Одному виду свойственно читать книги. Другой вид смотрит телевизор. Про прочие различия между ними умолчу - говном закидают. Наши пропагандисты за шесть лет провели безупречную селекцию. Плоды, правда, пожинать только начинаем.

Автора антисоветского романа, по которому снят сериал, неожиданно стал защищать Захар Прилепин:

Так. Я роман Яхиной не читал (в 2015 году пол книги, потом уехал в Донецк, так руки и не дошли), обязательно прочту, оба ее романа. Просто много было других дел.
Зато я очень хорошо знаю, что такое коллективная травля.
Быть может, экранизация так себе, я не знаю. Но тут, гляжу, все собрались: оскорбленные татарские общественники («наши женщины не такие!»), сталинисты, антисталинисты, прохожие. Давайте чуть полегче. Я прошу.
И выражаю свою солидарность товарищу по ремеслу Гузели Яхиной.

Писатель Леонид Юзефович присоединился к Прилепину.

СОЛИДАРЕН

Его дочери, литературному критику Галине Юзефович, для защиты Яхиной пришлось принять радикальные меры.

Я вообще-то читаю френд-ленту минут 40 в день, обычно в два приема - утром и вечером. Сегодня от удивления все свои заветные сорок минут спалила с утра, причем за это время отфрендила 6 человек и еще двоих забанила. "Зулейха", что ты делаешь, прекрати. Дорогая Гузель Яхина, всем сердцем с вами - надеюсь, вы не слишком из-за всего этого переживаете.

Андрей Десницкий

...а вот с Зулейхой они, грешники
наврали, всё было не так!
где няшные энкаведешники
и где мимимишный гулаг?


Некоторые попытались не просто защитить сериал и книгу, но и понять, почему они могли вызвать такую реакцию.

Андрей Архангельский

Естественно, сериал "Зулейха" - никакая не диверсия и не внутреннее диссидентство. Единственное, но очень важное отличие и книг Яхиной, и сериала – в непривычном для сегодняшнего зрителя ракурсе: она выбирает в качестве героя неизвестного человека, немого свидетеля истории. Но эта простая смена ракурса меняет сразу все: мы вдруг видим картину советской жизни не сверху, не из кремлевского кабинета, как у нас принято, а снизу, с земли. Как только ты смотришь на происходящее не с точки зрения государства, а с позиции обыкновенного человека, бесправие, насилие и несправедливость неизбежно становятся главной темой повествования.
Но даже от этого простого переключения, перемены взгляда – c государства на человека — нынешнего массового зрителя корежит и мутит. Раздражает, во-первых, что кроме несущих элементов государствообразующей стены – чекистов, космонавтов, хоккеистов – приходится учитывать теперь и какие-то «мелкие детали» общества, вроде высланных крестьян. Зрителю на 21 году государственной пропаганды кажется скандальным такой взгляд на жизнь — не с точки зрения кремлевских богов и героев, а c позиции «щепки». Во-вторых, сам по себе разговор об экзистенциальном страдании человека зритель воспринимает как диверсию, подкоп под «основы общества».
Все ужасы, которые героине пришлось пережить, никак не компенсируются коллективными достижениями государства. Советское «благополучие» было куплено ценой таких диких компромиссов с совестью, ценой такого страха и насилия, что никакими «достижениями» эту травму не вытравить. Однако именно признание этого и открывает путь к выздоровлению от тоталитарного. Это важнейший момент, который знаменует переход от государства тоталитарного к человеческому. Но прежде чем это произойдет, придется пережить травму еще раз — чтобы ее осознать и, как говорят психологи, «принять».
Для большинства эта мысль столь пугающа, люди предпочитают отпихиваться от нее. Каждый раз, когда случаются такие неконтролируемые массовые вспышки гнева, нужно понимать, что мы имеем дело именно с этим – с очередным отказом общества «признать самих себя» — в качестве страдающей, но личности.

Многие слышали о спорном и, наверное, всё-таки не очень этичном решении создателей фильма о Зулейхе присвоить зекам Гулага имена ныне действующий исламских деятелей. Которые в Гулаге не были. Но у этого художественного эпизода есть одно оправдание, это не только отсылка к репрессиям сталинского времени к мусульманским, и вообще религиозным деятелям. Это и нынешние неосталинские практики преследования и наказания на огромные сроки тюрьмы за религиозные убеждения, только за убеждения, а вовсе не за какие-то экстремистские действия. Причём нередко даже приписываемые убеждения.

Анастасия Миронова

Меня больше удивляет, почему книгу так жестко принимают татары, они рассылают Яхиной проклятья и теперь прокляли Чулпан Хаматову. Полагаю, это недовольство т.н. выносом сора из избы - им не понравилось, как изображен дремучие устои старой татарской деревни. "Нас представили в плохом свете". Башкиры, кстати, "Зулейху" хвалят и первые, кажется, поставили у себя. Башкиры живут с татарами и говорят, что все правда там.
И я жила среди татар и помню патриархальные татарские деревни. Ничего там такого ужасного в книге нет. У татар просто спесь - их дурное нутро вынули наружу. Это нормально. Квасной патриотизм. А еще, мне кажется, татары возмущены, что фактически не Казань, а Москва сделала книгу о татарах, которую читают.
Еще татары говорят, что они, якобы не ходили на службу к тирану и в Советскую Армию. Они обижены, что там татарин поменял имя на русское и идет служить. Не пойму, татарский народ, что, не служил? Все служили, а татарский народ 70 лет сопротивлялся большевизму? Не менял имена? Почему татарский народ не напал на Идиатуллина, который в "Городе Брежнев" много пишет о том, как татары меняли имена на русские, чтобы устроиться на руководящие должности? Ну и, если внимательно почитать претензии татар, то мне понятно, что там этот самый патриархальный хтонос и выступает. Крайне к тому же ксенофобский. Вы их претензии видели? "Никогда татарка бы не пошла жить под одной крышей с чужим мужчиной", "Никогда татарка не стала бы любовницей", "Никогда татарин не взял бы русское имя"...
Это же отрыжка глубинного патриархата и ксенофобии. Татарские группы забиты возмущением: показали, как татарка стала любовницей русского... Такие традиции Яхина нарушила?
Невероятная какая-то история с этой книгой. Никогда публика так отчетливо не разделялась. И никогда столько творческой интеллигенции не восставало против большой серьезной книги, ставшей хитом. Я вообще такого не помню. Книгу переводят, ею интересуется весь мир, а наши критики подсчитывают, сколько раз Зулейха за свою жизнь сказала слово "Я!" Такое ощущение, что ругают из вредности.
Как и Хаматову. Ультралибералы даже не смотрят кино - сразу плюются. Но жизнь и искусство сложнее. От того, что Хаматова агитировала на выборах, она не стала хуже играть. По-моему, играет хорошо. А ругают ее либералы, как татары - Яхину именно назло.

Роман Кантор

Весь этот фестиваль униженных и оскорбленных по поводу выхода сериала "Зулейха" подтверждает мысль, которую очень не хотелось признавать. Все эти годы редакторы и продюсеры центральных каналов, которые упорно твердили, что наша аудитория "этого не поймет", "не примет такую героиню", "не может она даже помышлять об аборте только если во флешбеке", "нельзя заходить на этническую, тем более религиозную территорию", "давайте не будем трогать этот период с этой стороны" и прочие, как нам всегда казались трусости и глупости, оказались на сто процентов правы. Они действительно прекрасно знают своих зрителей. Как говорит нынешний американский президент - SAD

Кюлле Писпанен

не соглашусь. первопричина в том, что эти редакторы и продюсеры сами вырастили такую аудиторию. если много лет кормить только скрепами, конечно повыбухнет у аудитории отклонение от этих скреп, не говоря уж о другой точке зрения.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Материалы по теме

XS
SM
MD
LG