Ссылки для упрощенного доступа

"Работу сейчас совсем не найти". Пандемия и трудовые права


Закрытый торговый центр в Москве

Центр социально-трудовых прав и правовой департамент Конфедерации труда России (крупнейшее независимое от государства и работодателей профсоюзное объединение в стране) предоставили Радио Свобода данные об обращениях гражданах о нарушениях их трудовых прав с 30 марта по 15 мая. Всего за полтора месяца они получили примерно столько жалоб, сколько обычно получают за год. Часто работники звонят и пишут уже после того, как под давлением работодателя подписали невыгодные для себя бумаги.

Жалобы после согласия

Обращения поступали непосредственно в Конфедерацию труда России и близкую к ней НКО Центр социально-трудовых прав, часть случаев, рассмотренных их юристами, – с горячих линий по коронавирусу президентского Совета по правам человека и юридической ассоциации "Агора". Общее число рассмотренных обращений – 3200.

За время пандемии можно говорить о примерно восьмикратном росте количества конфликтных ситуаций

Директор Центра социально-трудовых прав Александр Нурик рассказал Радио Свобода, что в основном это обращения людей, у которых по месту работы нет независимых профсоюзов: если таковые есть, люди идут к ним. Также Нурик говорит, что схожее количество обращений, полученных за эти полтора месяца, обычно приходит за год. Соответственно, за время пандемии можно говорить о примерно восьмикратном росте количества конфликтных ситуаций, по которым работники ищут поддержки.

Кафе в Москве, вынужденное остановить свою работу из-за пандемии
Кафе в Москве, вынужденное остановить свою работу из-за пандемии

40 процентов обращений – о принуждении уволиться по собственному желанию, взять отпуск за свой счет, а также об отказах работодателей платить за нерабочие дни. 19 процентов связаны с тем, что работодатель не отпускал работников на так называемые нерабочие дни или удаленный режим. 10 процентов обратившихся работников жаловались на сильное сокращение зарплаты как в связи с простоем, так и в связи с произвольными решениями работодателей о сокращении зарплат. А 5 процентов обращений поступило от медработников о порядке признания их заболевшими коронавирусом при исполнении трудовых обязанностей и получения соответствующих выплат.

Большинство работников проявляют готовность выполнить любую волю работодателя, даже самую недобросовестную

– Многие рассказывают, что работодатель заставил писать заявление об отпуске за свой счет, об увольнении по собственному желанию. Люди пишут, когда этот факт уже произошел, и вопрос звучит: а что мне делать? Проблема в том, что люди обращаются, когда ими уже были сделаны определенные действия, зачастую не в свою пользу. В некоторых случаях можно помочь, мы разъясняем людям трудовое законодательство, но завернуть назад можно не всегда. Складывается впечатление, что большинство работников проявляют готовность выполнить любую волю работодателя, даже самую недобросовестную, – рассказывает Нурик.

Нет денег на зарплаты, но есть на отпускные

Граждане обращались практически из всех регионов страны. Лидирует Москва (34 процента), Московская область (10), Санкт-Петербург (9), Краснодарский край (3), Республика Коми, Пермский край, Нижегородская, Ростовская и Ярославская области (по 1 проценту). Обращения от медицинских работников по вопросам, связанным с заболеванием коронавирусом, поступали из Москвы, Санкт-Петербурга, Московской, Орловской, Владимирской, Волгоградской, Ростовской, Челябинской областей, Удмуртии, Башкирии и других регионов. По информации независимого профсоюза работников здравоохранения "Действие", в России по меньшей мере 150 медиков погибли от коронавируса.

Чуть меньше половины обращавшихся вообще не указывали ни своего места работы, ни даже более широко сферу, в которой они заняты. Из указавших свой род занятий в ресторанном бизнесе работают 13 процентов, в здравоохранении – 11, в торговле строительными товарами, оргтехникой и другими непродовольственными товарами – 10, в гостиничном бизнесе и онлайн-торговле – по 7 процентов, в розничной торговле – 6, в образовании – 5.

Незначительное количество обращений поступило от работников, занятых в строительстве, банковской сфере, страховании, секторе общественного транспорта, автомобильной промышленности, логистике, полиграфических услугах, производстве техники и комплектующих, муниципальных учреждениях, социальных службах, культуре и других.


– В секторе образования очень много вопросов о переходе учеников на дистанционное обучение. Учителя говорят, что гораздо тяжелее стало проводить уроки, спрашивают, как может регулироваться рост нагрузки. Когда "нерабочие дни" только начинались, многих учителей заставляли приходить в школы и вести онлайн-уроки оттуда, – рассказывает Александр Нурик.

– Работники онлайн-торговли обеспокоены обеспечением средствами индивидуальной защиты, нормированием труда и оплатой переработок. В ресторанном бизнесе многие работают без оформления договоров, и им говорят: денег нет, ты у нас больше не работаешь. Много писем о сокращении зарплат или переводе в режим простоя, с оплатой двух третей от обычного заработка. Об этом пишут, в том числе, работники гостиничного бизнеса. Перевод в режим простоя вызывает серьезное недовольство, но, в принципе, так действуют работодатели, пытающиеся не сокращать работников неработающей компании. Есть обращения о том, что работодатель просил написать заявление об очередном оплачиваемом отпуске: у некоторых компаний не было денег на полноценные зарплаты, но были на отпускные. Некоторые писали, что работников не отпускали в удаленный режим, заставляли находиться на рабочем месте. Другие обратившиеся спрашивали о порядке постановки на учет в качестве безработного, – добавляет Нурик.

Сокращения и невыплаты – повсюду

Сокращения идут даже в бюджетной сфере, несмотря на требования Владимира Путина во что бы то ни стало не оставлять людей без работы. Как рассказала Радио Свобода председатель первичной организации независимого профсоюза "Университетская солидарность" в Санкт-Петербургском государственном аграрном университете Ирина Трушкина, во втором сельскохозяйственном вузе страны планируют сократить 51 преподавательскую ставку из 241.

Многие из нас рискуют не только потерять единственный источник дохода, но и остаться без жилья

– На моей кафедре сейчас восемь ставок, это двенадцать преподавателей. Сокращается три ставки. Средний возраст преподавателей на кафедре 46–47 лет. Выходит, что кому-то из нас надо уходить или, чтобы сохранить состав кафедры, перейти на полставки с окладом в 13 тысяч рублей – при окладе доцента 26 тысяч. Работу сейчас просто не найти, причем многие из нас рискуют не только потерять единственный источник дохода, но и остаться без жилья, так как живут в общежитии университета, – рассказывает Трушкина.

В частных компаниях трудовых конфликтов ещё больше. Ресурс Antijob.net предоставил Радио Свобода контакты некоторых людей, оставивших недавно отзывы о проблемах на работе.

– Я еще не уволилась, но мне не дадут работать. Нас вынудили писать заявление на отпуск без содержания, без шанса взять оплачиваемый. Я и еще несколько человек отказались. При этом региональный управляющий почему-то звонил только мне, завуалированно угрожал и нес полнейший бред. Запись разговора имеется. После этого нам, естественно, не выплатили черную зарплату за целиком отработанный месяц – март. А еще раньше сняли премиальные. В общем, есть подозрения, что больше установленного оклада нам платить не будут, несмотря на переработку, и попытаются уволить, – рассказывает Алекса Назарова, сотрудник сетевой пиццерии из Белгорода.

Я уверена, что это была ложь, чтобы не платить компенсацию вообще

– По моей жалобе в прокуратуру ещё нет результата, у них срок рассмотрения 30 дней, а я отправляла 2 мая. В середине апреля, находясь на карантине, я получаю от управляющей сообщение, что мне нужно срочно написать заявление на отпуск без содержания с 1 апреля и без даты окончания. Она это объяснила, тем, что наша компания не хочет с компенсации [за "нерабочие дни"] за апрель платить налоги. Я уверена, что это была ложь, чтобы не платить компенсацию вообще. Я не писала, но и компенсации ещё не было, жду до конца мая, – сообщает Ольга Машкина, сотрудница сети магазинов для парикмахерских из Новокузнецка.

– Неоплачиваемый отпуск – это не норма из Трудового кодекса, это самодеятельность из 90-х. Многие в пострадавших секторах работали в черной и серой сферах занятости, с зарплатами в конвертах. Организации закрываются и говорят: платить нечем, до свидания. Трудового договора нет, доказать, что права нарушены, невозможно. Серая схема – официальная зарплата на уровне МРОТ, всё остальное в конверте. Там работодатель говорит: я буду, как сказал президент, платить зарплату, но только белую. Доход у работника уменьшается в несколько раз. Пандемия ещё раз показала, что, если работник не работает официально, он ни от чего не застрахован, – рассказал Радио Свобода Ярослав Нилов, председатель комитета Госдумы по труду и социальной политике.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG