Ссылки для упрощенного доступа

Гусиные истории. Сергей Елединов – о наёмниках в Ливии


Уходящая международная неделя, несомненно, прошла под знаком событий в Ливии, это настоящий калейдоскоп схваток турецких беспилотников с системами ПВО "Панцирь" российского производства и, прежде всего, череда новостей о боевиках из пресловутой "частной военной компании Вагнера". Происходящее в этой стране можно охарактеризовать как гражданскую войну за экономическое влияние между двумя весьма относительно легитимными силовыми центрами на фоне крайне сложных этнических, племенных и конфессиональных переплетений.


Как и любой такого рода конфликт в Африке, события в Ливии не обходятся без иностранного вмешательства. В боевых действиях участвуют представители не только африканских стран – подтверждено участие граждан Сирии, военнослужащих турецких вооруженных сил и посланцев других государств. Известно, что участвующие в конфликте представители племен, организованных сил и группировок из Чада и Судана преследуют исключительно свои экономические интересы и воюют за деньги. Зная африканские реалии, однако, я не сомневаюсь, что и бойцы ливийских племенных группировок получают финансирование от одной из сторон конфликта. Деньги на войне зарабатывают и сирийцы, и другие всевозможные иностранцы, ищущие такого промысла. Известны факты, что где-то под ружье ставят, зачастую без особого их желания, попавших в Ливию эмигрантов из Европы, и им также начисляют какие-то "боевые". Поэтому говорить об исключительно русском характере наемничества в Ливии было бы по меньшей мере некорректно.


Гибридная война (как и любая другая война) – по определению антигуманное явление, потому что целью её является достижение поставленных целей, победа, выбор средств для достижения которой определяется только мерой их эффективности. Вопросы законности, нравственности и морали второстепенны, их не запрещается нарушать, но нельзя попадаться, нельзя, чтобы факты нарушений стали достоянием гласности. Доказанный факт нарушения – серьёзный прокол, способный "обнулить" результаты серьёзной работы. Но даже если это и происходит, то используется как сильный фактор мотивации к победе, ибо победителей не судят, а война многое спишет. Ну а проигравший, соответственно, заплатит по всем счетам, компромиссов не будет.

Для современных военных конфликтов испытанным методом является использование ЧВК, и сотрудники частных военных компаний – это проверенные солдаты гибридных воин. Это не призывники регулярных армий, но это и не вольные "дикие гуси", летающие куда угодно по собственному желанию. Это рабочий материал для фабрики гибридной войны. Я не оговорился: именно "материал", который может быть расходным, одноразовым, материал для выполнения боевых задач, которые должны быть безусловно выполнены. Отбор этого материала производится в соответствии с критериями необходимости и качества. Качество материала в данном случае – уровень профессионализма, точно таким же способом проводится отбор сотрудников любой гражданской специальности. Но работа весьма специальная: у бойцов ЧВК есть только военная специальность, которой они владеют, и боевая задача, которую им необходимо решить. Они в "серой" зоне, "ихтамнет", они вне закона, никакими нормами права они не защищены. И это тоже международная практика, здесь нет ничего специфически русского.

Перейду, наконец, к "русским" наёмникам, об особенностях появления, структуры и комплектования нанимающих их ЧВК говорилось уже много. Сейчас "ЧВК Вагнера" превратилось в своего рода бренд "серой зоны", в назывное понятие для участия русскоговорящих граждан в боевых действиях в ходе международных конфликтов – в интересах даже не олигарха Евгения Пригожина, по всей вероятности, стоящего за ЧВК, а, бери выше, Российской Федерации! Я не оговорился: не "русских", а "русскоговорящих", потому что в числе нанятых ЧВК могут быть граждане из разных стран бывшего Советского Союза или из дальнего и ближнего "Русского мира".

Несмотря на многочисленные громкие заявления, официально участие ЧВК в ливийском конфликте никак не подтверждено, вся имеющаяся на настоящий момент информация – не более чем домыслы, оценки и предположения (имеющиеся видео и фотографии не в счёт, это косвенные улики). Ну а уж заявленная численность "диких гусей" в Ливии вообще вызывает улыбку: реально этого, полагаю, не знает даже тот, кто выплачивает наёмникам заработную плату. Те, кто хоть раз участвовал в организации командировок и семинаров, понимают: заявленная к оплате численность участников редко соответствует реальности. Но (как кот Шредингера или суслик из известного мема, которого никто не видит, а он там есть) эта группа вооружённых людей безусловно присутствует в Ливии. Присутствует хотя бы просто потому, что её там не может не быть.

Не только в силу необходимости обслуживать сложные системы современных вооружений, применения профессиональных кадров для проведения снайперских, минно-саперных, диверсионных и штурмовых операций, обучения персонала. Использование "ЧВК Вагнера" – это просто единственная на сегодняшний момент возможность для Москвы отстаивать свои интересы в Ливии. Вывод этой группы будет означать окончательный выход из процесса дележки "ливийского пирога", кроме того, тут же возникнет проблема трудоустройства определённого количества "людей войны".

Мы живем в эпоху развитых информационных технологий, повсеместной доступности информации. Мы видим, что на фоне пандемии коронавируса многие публичные и пишущие персоны при помощи интернета превратились в экспертов по микробиологии и вирусологии. Ну а давать экспертные заключения по военно-политическим и даже исключительно по военным вопросам не гнушаются (чуть утрирую) разве что только самые ленивые из пишущей братии. Условно эти оценки можно разделить на две категории. Первая – наиболее распространённая – идеологически окрашенный информационный шум, мнения, надёрганные при помощи "поисковиков" в интернете, аналог банальной пацанской болтовни об оружии, машинах или футболе, в которых все мужчины прекрасно разбираются. Вторая категория – и таких оценок очень немного – действительно экспертные знания от специалистов, имеющих специальное или профильное образование, специальный опыт работы и службы, знание специфики региона и имеющих доступ к достоверной информации. Возникает вопрос: к какой группе можно отнести экспертов, принимающих решение об использовании тех или иных эффективных методов для достижения геополитических целей на полях сражений далёкой жаркой страны? Мысль, что к первой, вызывает серьёзное беспокойство.

Сергей Елединов – специалист по управлению

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG