Ссылки для упрощенного доступа

Без "права на правду". Илья Нузов – о поправках к Конституции


В День России, во время церемонии на Поклонной горе, Владимир Путин заявил о том, что абсолютное большинство россиян убеждено в необходимости принять поправки к Конституции. Президент апеллировал исключительно к исторической памяти народа и к соответствующей поправке об исторической правде. Подводя к этой теме, Путин сослался на уважение к защитникам Отечества, многовековую историю страны и сохранение памяти предков. И потому закономерно, заключил президент, "внести эти фундаментальные, стержневые принципы в Конституцию России".

Иными словами, россиянам дали понять, что голосование за поправки к Конституции равносильно сохранению памяти предков и выражению уважения к защитникам Отечества. Таким образом, защитой исторической памяти маскируются другие поправки, например об "обнулении" президентских сроков и о расширении президентских полномочий на право инициировать увольнение судей Конституционного суда, кроме прочих откровенно антидемократических норм. Помимо этого, сама поправка об исторической правде, скорее, способствует забвению предков и нарушению прав тех, кто чтит их память.

Напомню, что одно из предложенных изменений в Основной закон формализует защиту "исторической правды" и уважение "памяти защитников Отечества". Если общенациональное голосование одобрит эти изменения, то новой статьей 67.1 ч. 3 Конституции будет запрещено "умаление значения подвига народа при защите Отечества". То есть "умаление" подвигов может грозить уголовным или административным наказанием. Очевидно, что это положение в основном направлено на память о советском прошлом, в частности, на подвиги Советской армии.

Не секрет, что сакрализация победы в Великой Отечественной войне является главным идеологическим столпом нынешнего режима. Не случайно военный парад и часть празднования 75-летия Победы российскими властями были перенесены на 24 июня – канун интернет-голосования по поправкам, а на прошлой неделе Путин опубликовал статью, преподносящую всему миру "реальные уроки 75-летия Великой Отечественной войны". Отстаивание "исторической правды" проходит сразу после спектакля с ракетами на Красной площади, подготовка к которому шла с марта, несмотря на пандемию коронавируса. Для нынешней власти эта "историческая правда" заключается в следующем: Советский Союз – страна-победительница, спасшая Европу и "весь мир" от нацистского гнёта, а участие СССР в агрессии по отношению к Польше и странам Балтии, в военных преступлениях, таких как Катынский расстрел, в преступлениях против человечности, таких как депортации поволжских немцев и крымских татар, всячески преувеличиваются или искажаются врагами России.

Этот нарратив используется нынешними властями, чья политическая элита имеет глубокие корни в советских силовых структурах, осуществлявших репрессии на протяжение 70 лет, для самолегитимации и восстановления российской идентичности после распада СССР. Поправка об исторической правде способствуют укреплению такой трактовки как во внешней, так и во внутренней политике.

Во внешней политике поправки представляют собой юридический аргумент – выраженный в Основном законе страны и поддерживаемый общественным плебисцитом, то есть мнимым волеизъявлением российского народа, – о суверенитете нации. Таким образом создается противодействие политике "внешних врагов", в основном западноевропейских стран, которая может повредить нарративу о победоносной нации. Внутри страны конституционные поправки дают основания для дальнейшего ограничения свободы выражения мнения тех, кто продолжает отстаивать правдивое виденье советского прошлого. Это видение сосредоточено на памяти жертв сталинских репрессий и других преступлений советской эпохи.

Мы уже сталкивались с попытками зажима правды о советских репрессиях, высказываемой иностранными и отечественными критиками, и с попытками легализации и обеления советских преступлений нынешней властью. Например, в ответ на запреты советской символики в странах Балтии и грядущую декоммунизацию в Украине, в 2014 году в России был принят закон, предусматривающий уголовное наказание за распространение "заведомо ложной информации о деятельности Советского Союза во время Второй мировой войны" или неуважительных сведений о днях воинской славы. В сентябре 2019 года Европейский союз принял резолюцию о важности исторической памяти для будущего Европы, осуждающую преступления нацизма и сталинизма, определив пакт Молотова – Риббентропа в качестве ключевого момента в развязывании Второй мировой войны. Путин назвал этот документ "беспардонной ложью" и прочитал лекцию лидерам европейских стран и стран СНГ о целесообразности пакта, тем самым оправдывая действия Сталина. Затем последовали обвинения в адрес Финляндии в фактическом геноциде, возбуждение уголовного дела против муниципальных властей Праги за демонтаж памятника маршалу Ивану Коневу и упомянутая уже статья Путина, где, кроме прочего, аннексия Балтийских стран преподносится как их "инкорпорация" в СССР в соответствии с международным правом.

Формирование исторической памяти не следует оставлять на усмотрение власти

К сожалению, примеров борьбы против исторической правды внутри России тоже много. Карельский историк Юрий Дмитриев, бывший председатель местного отделения Международного Мемориала, вместе со своими коллегами обнаружил в 1990-х годах следы массового захоронения жертв сталинских репрессий в Сандармохском лесу под Петрозаводском. С тех пор Сандармох стал местом паломничества родственников погибших и иностранных делегаций – и костью в горле российских властей. В результате в 2016 году Дмитриев предстал перед судом по сфабрикованному, как считают очень многие, обвинению в сексуальном насилии. А Российское военно-историческое общество, без заметной научной поддержки, начало проводить раскопки в Сандармохе в поисках останков советских военнопленных, казненных финскими военными во время Второй мировой войны.

Вместо того чтобы обеспечивать полное раскрытие исторических фактов о преступлениях советской эпохи и сохранять память о жертвах сталинизма, нынешним режимом взят курс на укоренение собственной трактовки исторической памяти о победе и героизме Советского Союза во Второй мировой войне. Такая установка российских руководителей идет вразрез с международно признанным "правом на истину" (или "правом на правду"). В доктрине международного права уже давно укоренилось это понятие. Ежегодно 24 марта Организация Объединенных Наций отмечает Международный день права на установление истины в отношении грубых нарушений прав человека и достоинства жертв. Это своего рода напоминание государствам об их обязанности расследовать случившиеся в прошлом массовые нарушения прав человека. ООН призывает чтить память жертв и обеспечивать доступ к исторической правде, раскрывающей обстоятельства преступлений. Однако в России право на правду ограничивается исключительно памятью о советских подвигах и попирается государственными структурами.

В свете значимости исторической памяти для путинского режима заключения Конституционного Суда Российской Федерации от 16 марта, гласящие, что данные положения носят "неполитический" характер и не могут "расцениваться, толковаться и применяться как устанавливающие государственную или обязательную идеологию", являются издевательством над здравым смыслом россиян. Решение суда о том, что новый конституционный запрет не будет вводить неприемлемых ограничений прав и свобод граждан, не менее абсурдно. Положение об "исторической правде" ограничит свободу слова, потому что "умалять" достижения Советского Союза невозможно иначе как в устной или письменной форме.

Память о миллионах людей, погибших во время Второй мировой войны, так же как и о миллионах жертв сталинских преступлений, должна быть сохранена. Но формирование этой памяти не следует оставлять на усмотрение власти. Тем более когда и если эта власть цинично эксплуатирует историческую память о своих предках в одиозных политических целях, таких как "обнуление" президентских сроков. Принимая участие в голосовании по поправкам к Конституции, россияне должны вспомнить о "праве на правду" и миллионах жертв советской эпохи, погибших от пуль СС или НКВД, останки которых так и не были обнаружены и чья память не была почтена.

Илья Нузов – руководитель отдела стран Восточной Европы и Центральной Азии Международной федерации за права человека, Париж

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции​ и организации, которую представляет автор публикации

Смотреть комментарии

XS
SM
MD
LG