Ссылки для упрощенного доступа

"Ясный сигнал – закройте рот". Приговор Кириллу Серебренникову


Кирилл Серебренников и Софья Апфельбаум на оглашении приговора по делу "Седьмой студии"

В пятницу суд вынес приговор по одному из самых громких процессов России последних лет – делу режиссёра Кирилла Серебренникова и его коллег по "Седьмой студии". Большинство обвиняемых, процесс над которыми оппозиция считает политическим, признали виновными в хищении и присудили к условному заключению. Сам Серебренников получил три года условно и 800 тысяч рублей штрафа. Кроме этого осужденные должны возместить государству 128,9 млн рублей, которые суд счёл похищенными.

Тимофей Дзядко

⚡️Кирилл Серебренников (Kirill Serebrennikov) получил условный срок

Алексей Малобродский и Юрий Итин - тоже.

Все было срежиссировано, как в театре, - сначала объявили, что приговор будет до 1 июля (и все, кто следил за процессом, подумали, что никого не посадят, чтобы не портить картинку перед голосованием). Потом в понедельник, 22 июня, прокурор попросил реальные сроки и все напряглись. Затем Симоньян накануне приговора пишет: сидите тихо и тогда все будет хорошо (явный знак, что решили не сажать, но могут же и кинуть). И, наконец, сегодня полдня напряженного чтения мотивировочной части решения (зачем? ее могли юристы почитать. чтобы всех держать в напряжении и обмануть ожидания?) А условные сроки - как новая нормальность - скажите спасибо, что не посадили.

Михаил Козырев

Кирилл Серебренников:
— 3 года условно
— штраф 800 тысяч рублей
— 3 года испытательного срока
— Запрет на смену места жительства + постановление на учет
— Запрет занимать должности в госучреждениях (под вопросом)
— Арест имущества пока не отменяется

Юрий Итин:
— 3 года условно
— штраф 200 тысяч рублей.
— Запрет занимать должности в госучреждениях
— Арест имущества пока не отменяется

Алексей Малобродский:
— 2 года условно
— штраф 300 тысяч рублей.
— Запрет занимать должности в госучреждениях
— Арест имущества пока не отменяется

Софья Апфельбаум:
— признана виновной в халатности, но дело закрыто
— штраф 100 тысяч рублей, освобождена от оплаты

Иск Минкульта удовлетворить, взыскать солидарно с Серебренникова, Итина и Малобродского – 128,9 млн руб. (Суки!!!)

В последние годы оппозиционных деятелей, арестованных по "коммерческим" делам, несколько раз отпускали с условным сроком или штрафом – как это случилось, например, с Алексеем Навальным. Надеялись на такое и для Серебренникова – на оправдание никто всерьез не рассчитывал, поскольку подобных прецедентов не было. Но некоторые наблюдатели перед оглашением приговора были уверены, что Серебренников получит реальный срок.

Екатерина Шульман

Не очень мне понятно, на чем основаны ожидания условного срока. Вина, по тексту судебного решения, доказана, умысел был, корысть была, организованная группа была, размер особо крупный. Признания вины, сотрудничества со следствием, возмещения ущерба нет. Чем обосновать наказание, не связанное с лишением свободы?

Поэтому первой реакцией сторонников Серебренникова на приговор стала радость или, по крайней мере, облегчение.

Ксения Ларина

Ужасное счастье и ужасное унижение.
«Объявить о помиловании лишь в ту минуту, когда все будет готово к исполнению казни» ( резолюция Николая I на приговоре к смертной казни Фёдора Достоевского)

Илья Красильщик

уффффф. все на свободе, все закончилось. хочется забыть как страшный сон

Галина Тимченко

Смешные люди какие. Запрет занимать должности. У него одна должность — Кирилл Серебренников. И да, это свобода. Пусть так. Но свобода. И не забыть выдохнуть. Кириллу миллион объятий.

Евгения Альбац

Ну что ж, мы можем себя все поздравить: условный срок Серебренникову, Малобродскому, Итину и штраф Апфельбаум ( истек срок давности) говорит о том, что система не хочет переходить в людоедскую фазу. У кого-то из верховных людей есть инстинкт самосохранения.

Ольга Григорьева

Адвокаты. Любимые, лучшие, прекраснейшие. Восхищаюсь и буду очень скучать по ним. Наблюдать за их работой — интеллектуальный оргазм, общаться с ними — счастье. Огромная благодарность им и заслуженные восторги

Ксения Чудинова

Условный срок — это последний нормальный выдох.

Я для себя вывела такой урок: дышать после этого кафкианского процесса можно только очень мелкими глотками.

Но они продолжались недолго.

ПЭН-Москва и Ассоциация "Свободное Слово"

ЗАЯВЛЕНИЕ ПЭН-МОСКВА И АССОЦИАЦИИ «СВОБОДНОЕ СЛОВО»

Завершилось «Театральное дело». Приговор гораздо мягче, чем ожидалось, но все равно обвинительный. Показания бухгалтера Масляевой, уже имевшей судимость за хищение, и повторная экспертиза, которую открыто подгоняли под выводы следствия, перевесили всё:
- и практически единогласное свидетельство специалистов, что воровства здесь не было, хотя и был плохой контроль за бухгалтерией;
- и показания бывшего министра культуры Авдеева;
- и ложь обвинителей, которые объявили несуществующими спектакли, показанные публике, телезрителям, жюри «Золотой маски».

Да, сроки условные; мы не можем не радоваться за коллег, которые останутся на воле. Но честных людей приравняли к преступникам. Им измотали нервы, отняли несколько лет жизни, кому-то подорвали здоровье. И все – только ради того, чтобы убедить обывателя: все эти «альтернативные художники», живущие не по законам правящего клана, а по законам вольного искусства, всего лишь обычные воры, в лучшем случае беспомощные управленцы.

ПЭН-Москва и Ассоциация «Свободное слово» заявляют: театральное дело было заказным, политически мотивированным. Его целью было устрашение, напоминание культурному сообществу о том, у нас нет прецедентного права, но есть беспрецедентное бесправие. И что никто не может чувствовать себя в безопасности, если не следует единственно верному курсу не только в политике, но и в искусстве.

Единственным ответом на это «послание страха» должно стать новое «послание свободы». Культура не нуждается в указке. А Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Юрий Итин, Софья Апфельбаум должны быть полностью оправданы.

Антон Долин

УСЛОВНО

Сроки условные. Вся жизнь и культура в нашем государстве - условные. И то облегчение, которое мы (и я, не буду врать) сейчас испытываем - условные.

Это был главный киносеанс года. Самый поучительный. Ну, как сеанс? Условно.

Екатерина Винокурова

Внимание, риторический вопрос. Если вот наказание - условка, а Софье так и вовсе штраф, зачем было людей(кроме Серебренникова) мучить в СИЗО, как убийц каких-то, когда их под домашний вырывали буквально с боем? Зачем были нужны все эти издевательства до приговора?

Ольга Вайсбейн

Еле живая доплелась до дома. Чувства очень сложные. Радость? Ну конечно, ведь никого не увели из суда в наручниках, Кирилл Серебренников, Алексей Малобродский, Софья Апфельбаум и Юрий Итин свободны! Соня так вообще без аннексий и контрибуций.
Когда узнали приговор, толпа просто взревела от радости. Видели бы вы эти счастливые лица, слышали бы эти аплодисменты и крики восторга! Люди ликовали и обнимались, наплевав на социальную дистанцию. Многие отправились праздновать.
Мне стыдно, но не могу присоединиться ко всеобщему ликованию. На сердце тяжелый осадок и мысли о том, что же сделали с нами со всеми за последние годы, если мы вынуждены радоваться тому, что ни в чем не повинных людей оклеветали, мучали, унижали три года, порочили их честь и достоинство, украли бесценное время жизни и работы, вынесли обвинительный приговор с огромными штрафами и предписанием возместить мифический ущерб на нереальную сумму в 129 миллионов, но все-таки не посадили, благодетели! А ведь могли бы бритвой по глазам, как говорится. Я, честно говоря, не верила в реальные сроки, но судя по невероятному ликованию вокруг, большинство людей верило и даже не сомневалось. Нашей власти и нашему самому гуманному в мире суду удалось заставить поверить, что они способны на любую самую чудовищную гнусность, а когда эта гнусность вдруг оказывается не самой чудовищной, мы празднуем победу...
И все равно я всех поздравляю! Впереди еще долгий путь к настоящей победе, то есть к полному оправданию. Но проходить его, находясь на свободе, а не за решеткой, гораздо легче.
И еще я испытываю огромную благодарность ко всем, кто сегодня пришел. Нас было так много, и это была лучшая толпа в моей жизни. И в ней было очень много молодёжи. Это внушает надежду. Бог даст, у них получится то, чего не получилось у нас.
И последнее. Хочу выразить свое глубочайшее презрение нашему, прости господи, министру культуры Ольге Любимовой. У нее было много шансов заслужить к себе уважение или, как минимум, нейтральное отношение. Но она не использовала ни один. Даже шанс просто промолчать и не позориться. Предпочла плюнуть в вечность своим сегодняшним заявлением. Теперь она для меня хуже своего кукловода Мединского, потому что от последнего никто ничего не ждал, а на нее многие надеялись.

Алена Карась

Опустошённость такая, точно вытащили все силы. Приехала вчера домой, выпила коньяку, хотела лечь спать в 9 - такая была усталость. Инфернальная. Встреча с Левиафаном, для большинства из нас - всего лишь семичасовое свидание со зверем, запредельная (просто потому, что привычная, холодная) игра на нервах, парад цинизма, вранья и подлости. Власть в очередной раз показала нам наше место, вываляв в дерьме. И предложив радоваться и одобрять. Радуемся, конечно, что не довелось видеть, как наших товарищей выводят в наручниках. Это было бы совсем невыносимо. Но прямо во время оглашения приговора нам успели дать ещё пару сигналов. От Пескова мы услышали, что за нами наблюдают, держат так сказать на мушке. А от министра культуры, получившей отмашку сверху,что они разрабатывают закон, оберегающий творцов от денег!
Вполне реализованная с ее стороны ненависть к искусству, которая казалось в начале лишь подростковым жестом.

Андрей Плахов

Кирилл Серебренников и фигуранты дела "Седьмой студии" приговорены условно. Слава Богу, не тюрьма.
Заранее знаю, что будет говорить "народ". Ах, наше гуманное государство, его ограбили на такие суммы, а этой "тилихенции" все сходит с рук. То, что у людей украли 3 года жизни (не говоря о здоровье), похерили множество творческих планов, посеяли ненависть и раздор в обществе -- это, конечно, мелочи. Так мы живем. Условно.

Лена Слатина

ДЕЛО СЕДЬМОЙ СТУДИИ - позор для страны, немыслимый, непростительный, уму непостижимый позор. Позор и стыд, за который и заказчикам, и исполнителям неминуемо придет расплата. Я верю в это, хочу верить. Кирилл Серебренников - человек выдающегося таланта, страна должна была бы гордиться им, но вместо гордости - этот изуверский процесс. Я не слишком верю в справедливость, милосердие и здравый смысл нашей правоохранительной системы, и при этом не могу поверить, что фигурантам дела дадут реальные сроки. Даже если условные дадут - это все равно изуверство. И даже если сейчас перед голосованием перед нами разыграют спектакль с помилованием, все это будет немыслимый стыд. И я не понимаю - за что нам это все? почему на глазах всей страны можно вот так бездоказательно закапывать одного из самых талантливых и самых достойных людей страны, в честности которого никто не сомневается, а бесчестности никто доказать не может. Почему мы заслужили это и почему мы это терпим? Почему позволяем так с ними и так с нами?

Я тут недавно писала пост, о том, как встретилась с одной судьей в медкабинете. Знаете, мне даже жалко этих судей и прокуроров - они же сгорят в аду и знают об этом уже сегодня, но все равно молчат и обслуживают этот Молох. Но будет, надеюсь, когда-нибудь и суд над судьями. Или, как писал поэт, "Но есть и божий суд, наперсники разврата"...

Сергей Кальварский

Услышав по радио фразу - "Преступное сообщество в составе Серебренникова, Малобродского, Итина и Апфельбаум", где то на охоте, откусывая кабанью колбаску, раскатисто засмеялся Игорь Иванович С.

Многие задаются вопросом, куда делись похищенные Серебренниковым и его коллегами деньги?

Аркадий Кайданов

Ну хорошо, 129 лямов или почти два миллиона долларов фигуранты дела Седьмой студии не вложили, безусловно, с нарушением финансовых законов, в свои постановки, а для личного употребления.
Мне говорят - я верю.
Но где доказательства, где бабки, где счета, офшоры, проводки, недвижимость, где имущество, переписанное на родственников, где кубышки, закопанные в огороде и чемоданы денег, найденные под кроватью?
Покажите хоть что-нибудь!
Не сумели найти? Не искали?
Я почему-то верю, что нашли бы даже монетку евро, украденную Серебренниковым и брошенную им в фонтан Треви.
И уж эту монетку мне тыщу раз показали бы по всем каналам!
Покажите мне ее! Избавьте от сомнений мою доверчивую душу!


Виктор Шендерович

Если предположить, что три этих знаменитых расхитителя государственного бюджета – Серебренников, Итин и Алексей Малобродский – делили похищенное поровну (а как выясняется, с Софья Апфельбаум они не делились), то каждый из них украл по 43 миллиона рублей.
Это, согласитесь, довольно большая сумма.
То есть, для ментовского полковника Захарченко с его девятью миллиардами это, конечно, слезы, но для режиссера с мировым именем - сумма вполне серьезная. И ею надо как-то распорядиться. Она не может исчезнуть бесследно, эта материя, - это противоречит как закону Ломоносова-Лавуазье, так и нашим коллективным впечатлениям от аналогичных дел.
А впечатления, надо сказать, сильные и многочисленные. Мы с вами видели и ментовские кладовки, набитые налом, и железнодорожные шубохранилища, и таможенные золотые слитки... Видели депутатские коллекции антиквариата, сенаторские пентхаусы, министерские асьенды, панамские виолончели, чекистские оффшоры и альпийские шале мэров маленьких русских городов…
Куда же делось, во что перетекло похищенное фигурантами дела «Седьмой студии» – ну, вот хотя бы моим добрым приятелем Алексеем Малобродским? Не мог же он, на пару с женой, проесть эти сорок три (прописью) миллиона рублей? где-нибудь прячут, небось, распиленное...
Их съемную квартиру обыскали, причем внезапно, но слитков и антиквариата, странным образом, не нашли. А квартира в Подмосковье – явно не шале в Альпах, вполне по заработкам... Как он ловко, однако, затаился, этот Малобродский!
Но раз уж следствие раскрыло его коварные схемы, найти маршрут, которым уходило похищенное, в наше-то цифровое время, – дело техники, не правда ли?
И что же?
Где деньги, Зин?
Где счета Малобродского с суммами необъяснимого происхождения, где его оффшоры, переписанные на двоюродных племянников? Дорогое следствие, ау! Что ж вы не нашли ничего, кроме Масляевой? Масляева гроша не стоит, а деньги, сворованные злоумышленниками, - деньги государственные, и хорошо бы их вернуть пострадавшему Минкульту, вон г-жа Любимова ночей не спит от такой душевной травмы…
Можно, конечно, ничего не искать, а просто назначить подсудимым, с потолка, неподъемный татаро-монгольский ясак, как сделала судья Менделеева, но это туповатый путь: генерал не может обернуться морской чайкой (см.Экзюпери)...

Малобродскому, Итину и Серебренникову неоткуда взять по сорок три миллиона рублей - они интеллигентные люди, а не кооператив «Озеро»…
Похищенные деньги – как спектакли: либо они есть, либо их нет.
И вот - спектакли, поставленные Серебренниковым, есть! А похищенных денег - нет. И это прямо связанные между собой явления.
Закон Ломоносова-Лавуазье, не писаный для Мещанского суда.

Александр Рыклин

А это изящный такой способ государственного хозяйствования. Вы сначала выделяете деньги на какой-то проект, перечисляете их тому, кто его реализует, а по окончании работ просто отбираете у него ровно эту сумму. То есть, получается, государство как бы осталось при своих, а Серебренников с коллегами проект "Платформа" осуществили на свои собственные средства. Такой меценатский вклад в развитие родной культуры. (Три года мытарств за скобками)...
Рачительный подход, ничего не скажешь... Но тогда уже надо быть последовательными... Строительство Крымского моста обошлось, примерно, в 300 млрд. рублей. Ну, так отберите теперь у Ротенберга эти деньги... Если Серебренников со товарищи могут спонсировать отечественную культуры, то почему Аркадий Ротенберг не может за свои деньги построить такой важный объект?

Николай Подосокорский

Режиссер Андрей Звягинцев: "Вообще говоря — дело дрянь. Впечатление такое, будто страна ссохлась до Путина с его обнулением и переписыванием Конституции. От одной мысли об этом его самого искренне морщило ещё недавно, году в 2008, например. (Если было и позже, кто вспомнит, милости просим, нет никакой охоты рыться в этих анналах).

Сегодня объявили приговор по «театральному делу». Согласитесь, мы не ждали милости Серебренникову? Ясно было ещё вчера, что закатают Кирилла как смогут и в пределах требуемого прокурором. Никто и слушать не хотел адвоката, который сказал трезвую мысль в тот день — «вместо того, чтобы судить преступников — бухгалтеров с их подельниками «обнальщиками» — судят тех, кто занят творчеством. Вместо того, чтобы этим бухгалтерам сидеть на скамье подсудимых, они — в роли свидетелей обвинения». Страна так и живёт — всё перевёрнуто с ног на голову. Душно и тошно. Чего нам ждать? Серебренникову объявили обвинительный приговор, а с ним вместе и его коллегам. Если наказать хотели Кирилла, то досталось и остальным, кто был рядом. Блюстителям вертикали всё равно, кто ещё попадёт под раздачу, чьи ещё судьбы разрушить — блюстителям всё равно.

Одуревшее совсем от своей безнаказанности полицейское, этатистское, лживое, роботизированно-бюрократическое, густо замешанное на православии, напрочь лишенном человечности — вот фасад нашего общества, поделённого на два лагеря. Первый — тот, что я описал. А второй, тот, что по другую сторону этой разделительной черты — не зрящее уже перспективы или будущего, распадающееся на осколки, мыкающееся, бесправное большинство. Всё это вместе — кошмар, который похуже именуемого «временами застоя».

Как и многие, я следил за событиями этого судебного процесса. И отмечу - в прениях Серебренников назвал вещи своими именами. Кирилл сказал на последнем заседании, и практически прямо, что дело не в финансовых претензиях министерства культуры — дело только в уроках несвободы. Власть обществу прямо заявляет в лице своих опричников, что свободы ему не видать как своих ушей. Речь идёт о том, чтобы отказать нам мыслить самих себя, как рождённых для свободы, рождённых для творчества и дерзания, рождённых для будущего. Нам заслоняется перспектива. Страна без перспективы — обречена.

Вот уж картина, достойная кисти нового Босха: в стране свирепствует смертельная болезнь, разящая ежедневно по нескольку тысяч человек; огромная толпа людей в масках голосует за вечность правления монарха, сидящего в «бункере» с дезинфекционным туннелем. Корона на голове у вируса.

Прокремлевским блогерам приговор тоже не понравился.

Сергей Марков

Ликование противников Путина по поводу условного срока Кириллу Серебренникову уравновешивается негодованием сторонников Путина, которым это решение кажется политической коррупцией. Решением, принятым под давлением. Разрешением всем противникам Путина воровать миллионы и миллиарды из бюджета. И обещанием бюджета платить и платить противникам Крмымского Большинства откупные. Ни у кого нет сомнений, что это решение суда является политически мотивированным и что его пролоббировали те люди около власти, кому очень нравится политическая позиция Серебренникова и его эстетический подход, бросающий моральный вызов моральному большинству.
Политические последствия будут немедленно. Это решение суда уберет массовые волнения в Москве и Питере, которым угрожали властям открытые сторонники Серебренникова и которыми пугали российские власти те скрытые сторонники Серебренникова, которых много в элите. Но оно приведет к уменьшению голосования за Конституцию, потому что сторонникам Путина из Крымского Большинства не нравится слабая российская власть, виляющая хвостом перед явным врагом. А 120 миллионов теперь дадут Серебренникову российские олигархи, которые по этому решению суда сделали вывод, что у врагов Путина есть возможность повлиять на решение суда.

Часть "государственников", очевидно, готовилась к куда более жесткому решению суда.

Но главный урок, который извлекли из этого дела многие наблюдатели – включая и тех, кого не причислишь к либеральной оппозиции, – в России нельзя приятельствовать с властями и тем более брать у них деньги.

Арина Холина

Серебренникову дали условно, и люди стали объяснять, что ты получаешь за государственную материальную поддержку (адов вынос мозга)

И парадокс, что при всех этих вводных существуют хитроумнейшие системы откатов, при которых на руки творцам попадают лишь 40% бюджета. Чиновник в одном месте офигительно ловко пихает те же госденьги себе с карман, а потом требует отчета за каждую пылинку.

телеграм канал Антиглянец @sncmag

"Почему-то в России принято думать, что госденьги - это такой, в хорошем смысле, золотой дождь. А на деле получается, что золотой дождь как раз в плохом смысле.

За этими деньгами стоит скрупулезнейшая серьезнейшая отчётность, когда зафиксирован должен быть каждый чих, каждый гвоздик, каждый долбанный (простите) сантиметр площадки, постройки, декораций, столов, каждая минута работы подрядчиков и так далее до бесконечности. Творческих людей, ясное дело, трясёт и выворачивает от неподъемных стопок бумаги (тридцать раз переделенных по велению принимающих органов), да и деревья, ушедшие на эту бумагу, тоже могли бы прожить лучшую жизнь.

Дело не только в отчетности - все тот же каждый чих нуждается в отдельном тендере, и существуют огромные кассовые разрывы, когда надо заплатить сантехнику Петровичу, а ты не можешь просто взять и дать ему эти 2 тыщи рублей. А фраза "У меня нет ИП, я работаю только за нал"? От скольких творческих людей, работая в журнале, мы ее слышали! Конечно, никому не хочется возиться с переводами, договорами и актами.

Мы не про политику совсем, но очень хотели бы попросить читателей, власть имущих, пересмотреть систему выделения и отчетности грантов и бюджетов культурным институциям, чтобы не хоронить заживо. Тогда, может, нам и не придется краснеть за самый гуманный суд в мире".

Аркадий Кайданов

Наконец-то завершилось дело «Седьмой студии», а по сути – «Дело Серебренникова».
Завершилась эта тягомотная бодяга приговором не самым страшным из возможных.
Завершилась к неудовольствию поклонников режиссера и тех, кто жаждал его крови.
Судили Серебренникова не за его неуправляемую гениальность и не за финансовые нарушения – за них все руководители государственных театров должны дружною толпою сами отправиться в места не столь отдаленные.
Руководить бюджетным театром, не нарушая закон, НЕ-ВОЗ-МОЖ-НО!
Такие у нас законы.
А судили Серебренникова за то, что в свое время он слишком приблизился к власть имущим, попытался вести с ними свою игру, не обладая житейской мудростью Олега Ефремова, Олега Табакова, Марка Захарова и Галины Волчек.
Во взаимоотношениях с властью Серебренников преступил красную черту, он не почувствовал, что уже слишком горячо, когда с удовольствием принял театр им.Гоголя, пусть никакущий, пусть полумертвый, но со своей труппой, с людьми, у которых семьи,больные родители, дети, у которых своя судьба и своя единственная жизнь.
Серебренников не удержался от публичного заявления о том, что сожалеет, не имея права махом уволить всю труппу.
Можете не поверить, но тогда мне подумалось, что зря он так вот сразу потерял нравственные берега и ему это аукнется.
Режиссер – профессия жестокая, и проявляя жестокость к другим, ты не вправе рассчитывать на милость к себе, падшему.
В дружбе с власть имущими Серебреннков оказался чрезмерно и недопустимо активен.
Странно, что ему, человеку начитанному, не послужили предостережением многочисленные примеры дружб ярких представителей советской творческой интеллигенции с представителями власти в 30-е годы.
Он получил условный срок.
Его даже не расстреляли.
Времена, по большому счету, покамест еще практичеки вегетарианские, но правила игры вечные.
Он ими пренебрег.
Хорошо, что все закончилось так, как закончилось.
Если без эмоций и захлеба, приговор справедлив.
Права на профессию Серебренников не лишен.

Мария Лекух

Над Россией стоит бормотание судей. Они читают абсурдные приговоры часами себе под нос и сажают, сажают, сажают... Забалтывая и себе, и тех кому ломают жизнь.
Я всегда удивлялась, зачем брать деньги у государства, про которое хорошо известно – оно людоед. Но русский бизнес устроен так, что у кого бы ты их не взял, это всегда немного государства. Да и дающие вроде понимающие друзья, до поры...
А сейчас вижу изумление людей, собравшихся у здания Мещанского суда. Как же так! Это же абсурд.
Нет, друзья, мои, это – крепостной театр, он так выглядит. Нравится актер – ему приятные штучки всякие, не нравится - на конюшню. Элитка, вылупившаяся из детей советского аппарата, очень быстро поняла это несложную формулу.
И еще, мы сами разрешили этот абсурд, потому что мы все ждем и ждем от государства какой милости и финального добродушия. С процесса Пусси Райт все ждем. А государство нами питается. Поедая по одному.
Иногда государство пугается и отпускает, но все реже и реже.

Эль Мюрид

По поводу "дела Серебренникова" осторожно, но вполне определенно высказались люди из его же среды. Суть высказываний - "так поступают все" (имеются в виду вмененные ему хищения бюджетных средств, о которых минкульт, конечно же, ни сном, ни духом не ведал.) И в слова коллег Серебренникова сложно не поверить. Хотя бы потому, что в России бюджетные деньги выделяются по стандартной схеме - через откат выделяющему. Вот так просто получить бюджетные миллионы и не поделиться - возможно, и есть такие счастливчики. И возможно, их много. Но это никак не отменяет общее правило. А потому любой, кто припадает к бюджетному ручью (а уж тем более целой реке), попадает в одну и ту же мясокрутку, замазываясь в хищениях, так как иначе откатить невозможно.

Собственно, вот и все "дело". Единственное отличие Серебренникова от прочих мастеров культуры лишь в том, что они расплачиваются не только откатами, но и лояльностью, со всей страстью и актерским талантом призывая нас к чему-нибудь скрепному. Сходить, к примеру, на голосование за обнуление срока Путина. Серебренников демонстративно якшался с оппозицией, за что и был показательно, хотя и мягко, покаран. То, что мастера культуры сегодня в массе своей все выглядят, скажем мягко, отвратительно, не оправдывает и не обвиняет лично их - дерьмовому режиму требуются и соответствующая его потребностям "культур-мультур". А потому всё вот такое и всплывает. Разница в сортах вторичной субстанции в данном случае играет глубоко вторичную роль.

Ольга Вершинина

Сегодня много читала и слушала относительно "театрального дела" и Серебренникова в частности.
Я рада, что его не посадили, по нынешним временам приходится радоваться и этому.
Единственное что хочу сказать, как человек немного понимающий как устроены в нашей стране обвинения по "экономическим преступлениям", друзья мои, даже самые казалось бы безопасные предложения с госденьгами никогда не принимайте, просто говорю вам как есть, это всегда яма.
Я понимаю творческих людей нужны деньги для воплощения того или иного, это всё понятно и вполне нормально.
Просто я вам говорю сразу, вы как только захотите взять эти деньги, сразу представьте себе тюремную камеру. Если вы готовы на этот риск, а он не то что реальный, он 99%. Вам оно надо такой ценой?
Ничего и никогда не берите у этого "государства", немного дольше проживёте.

Зоя Светова

По итогам этого дела для меня очевидно, что важна поддержка и солидарность. Конечно, она может сработать, а может и нет. Но без нее совсем хана.
А министерство культуры и я об этом уже писала , должно быть презираемо и министру стоило бы выразить недоверие.
Сомневаюсь, что главные режиссеры театров и директора это сделают. Проглотят.
А значит, в будущем огребут. Огребут, когда возникнет новое "театральное дело". Когда на другого режиссера или актера поступит "заказ" от силовиков . Министерство культуры сдаст его , как сдало Серебренникова, Малобродского и Апфельбаум.

Иван Давыдов

Пока шел еще суд, мелькнула ссылка - "Бойкотировать деятелей культуры, поддержавших следствие!" Не сохранил, к сожалению, забыл, кто призывал, не важно.

И подумал: ну, да, увы, бойкотировать государственные деньги у деятелей культуры не получается и не получится, похоже, хотя именно это и было бы максимально правильной методой выстраивания взаимоотношений с путинским государством. Оно и безопаснее, и для души пользительней. Но.

Но было бы здорово начать бойкотировать тех деятелей культуры, которые себя и других деятелей культуры всерьез обзывают "деятелями культуры".

Многовато все-таки совковой вони в этих двух словах.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG