Ссылки для упрощенного доступа

Уклонение от объятий. Сергей Елединов – о национальном вопросе


Когда где-то идет война, остальные новости уходят на второй план. Маховик армяно-азербайджанского конфликта набрал обороты, льётся кровь и множится людское горе. Похоже, два народа просто не способны жить вместе, национальная неприязнь перевесила здравый смысл и чувство самосохранения. И в это же время в далекой Африке, в Республике Гана активизировалось политическое движение народа эве, желающего создать собственную мононациональную страну Тоголенд.

Корни армяно-азербайджанского конфликта уходят далеко в прошлое, а вот сепаратистские настроения в Гане достаточно неожиданны. Республика Гана благополучная по африканским меркам, стабильно и вполне динамично развивающаяся страна, одна из немногих, сумевшая сформировать в условиях независимости межнациональную общность – "ганец". Что общего в этих событиях - разные народы, разная история, разные континенты, совершенно разные векторы политических и региональных интересов? Так вот, общее – национализм, нарушающий, казалось бы, естественный ход событий, мирную созидательную жизнь людей.

Существует мнение о том, что вспышки национализма, выражающиеся, в частности, в стремлении к политическому самоопределению, – объективное и закономерное явление. Исторический процесс в глазах сторонников такой теории представляет собой цикличную смену периодов объединений и разъединений наций, "объятий и уклонений от объятий", а национализм выступает в роли своего рода регулятора общественного развития. В качестве примера иногда приводят библейскую притчу о Вавилонском столпотворении: Господь Бог разделил людей языками, когда построенная ими башня слишком уж приблизилась к небесам.

Человек, достигший небес, – свободный человек с пытливым умом, лишенный предрассудков

Именно здесь, на мой взгляд, и кроется подвох. Как раз в этой притче "разделение языками" как форма разделения по национальному признаку выступает не естественным регулятором, а искусственным механизмом общественного управления, наделяя людей несуществующим в реальности признаком, по которому их можно отделять друг от друга. С единственной целью – чтобы они не стали равными Богу. Человек, достигший небес, – свободный человек с пытливым умом, лишенный предрассудков. Отсутствие возможности манипуляции человеком – главный признак того, что он стал равным Богу.

Самые свободные люди в мире, дети, редко упоминают в рассказах о своих сверстниках их расовую принадлежность или их национальность. Их интересуют другие характеристики: умение дружить, интеллектуальный уровень, физические возможности, способности к обучению. Отсутствует национализм и в группах и коллективах, деятельность которых ориентирована на достижение конкретного результата, особенно если это связано с лишениями или риском для жизни. К слову, ссоры среди экипажей моряков по национальному признаку возникают исключительно во время стоянок в портах, а между военнослужащими боевых подразделений – в свободное от служебных обязанностей время. Национализм ярко присутствует в социальных группах, в которых у каждого члена одинаковые цели, но она не является результатом согласованных совместных действий.

Разделение по национальному признаку – действенный механизм управления людьми в местах лишения свободы и в армейских частях, если их деятельность ориентирована на подметание плаца и покраску травы. Притом что общая цель – выйти на свободу из заключения или демобилизоваться из армии – интернациональна. Желание и возможность жить в мире, спокойствии и радости, растить детей, дружить, заниматься любимым делом – общепринятые ценности жизни. Единственная причина для свободного человека забыть об этих желаниях или на время отказаться от них – это когда его жизни или благополучию угрожает опасность.

Упрощенно говоря, формирование наций происходило для сохранения возможностей свободного развития. А основным средством общения, главным национальным индикатором становился наиболее распространённый язык. Временным индикатором, но не константой – языки, как и народы, появлялись и исчезали. При этом не стоит забывать о пропаганде: любое государство определяет себя самоё как место, где "так вольно дышит человек". Элементы национальной гордости за свою историю или за свои традиции, скажем, за умение производить отличный коньяк или лучше всех торговать на рынке, – элемент как раз этой системы государственно-национальной идентификации. Элемент, кстати, сближающий людей.

Но у медали есть и оборотная сторона: национальное легко может стать противопоставлением, вести к открытой неприязни, даже ненависти к "чужим". ХХ век характеризовался обострением идеологических противоречий и закончился их окончательным стиранием. XXI столетие – с транснациональными корпорациями и международным разделением труда, десуверенизацией государств и снижением иммиграционных барьеров, интернетом и современными средствами транспорта – завершило формирование нового типа человека. Не космополита, не человека мира, а человека информированного, понимающего, что истинные ценности не имеют национального оттенка. Вавилонская башня практически достигла небес.

Национализм и расовые предрассудки, наряду с религиозным экстремизмом, остаются главными угрозами свободному обществу, последними действеннно работающими механизмами разделения, управления и манипуляции людьми. Известная мысль Артура Шопенгауэра об убогости индивидуума, гордящегося только своей национальной принадлежностью, не раскрывает до конца сути этого явления. Национализм, подобно религиозным и идеологическим противоречиям, не предполагает компромиссных решений. Фанатичная цель – "победа или смерть", жажда полноты власти. Национализм, как любая форма фанатизма, характеризуется подавленным сомнением. Люди, отравленные этой болезнью, уверенные в своей правоте, не остановятся ни перед чем, пойдут ради неё на любые преступления. История, к сожалению, дает нам много примеров.

Движение Black Lives Matter, при всей своей неоднозначности, показало: под натиском идей, базирующихся на расовом вопросе, ни одно государство не может остаться незыблемым. Быстрота, с которой государства закрылись в своих границах из-за пандемии коронавируса, наглядно иллюстрирует: незыблемым не является и существующий миропорядок. Перед человечеством стоит экзистенциальная задача создания механизмов противодействия национализму. Эту задачу, к сожалению, не способна решить одряхлевшая и самодостаточная ООН. Руководить миром будущего будут те силы, которые смогут объединить людей. Вопрос в том, как и базе каких принципов это объединение произойдёт.

Сергей Елединов – блогер, специалист по управлению

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG