Ссылки для упрощенного доступа

Без первого лица. Анатолий Стреляный – о диалектике украинства


Чтобы составить себе представление о том, что происходит в Украине, следует сначала бросить взгляд на Россию: что там? На месте ли путинизм? Если на месте, значит Россия продолжает своё – пытается так или иначе, в том или ином виде вернуть себе Украину, тем более что в Украине достаточно людей, готовых вновь оказаться под Москвой.


Всякая мирная революция щадит опору свергнутого порядка. Отсюда тягомотина, в которую превращается становление нового. Гражданская война – это плохо, зато победитель выходит из неё с развязанными руками, а побежденный обессилен, обескуражен и более-менее покорен. В своё время Украине слишком легко досталась юридическая независимость, отчего так долго и опасно тяготеет над нею прошлое. Над Россией по той же причине – имперско-советское, над Украиной – колониально-советское. Украинцы из национально озабоченных говорят об этом с той же горечью, что и четверть века назад.

Это, кстати, особенность украинских злободневных политических разговоров: они не просто политические, а философско-политические, историко-политические, даже литературно-политические; в них присутствуют все эпохи и века, кроме, может быть, каменного. Так и в жизни. Писатель Владимир Яськов замечает в связи с последними событиями: "Я тут на днях смотрел инфографику по местным выборам. В Западной Украине венгерские и румынские сёла голосовали (внимание!) так: те, что до 1918 года были в Австро-Венгрии, – за ЕС; те, что до 1918 года были в Российской империи, – за ОПЗЖ". Даже на востоке Украины, добавлю от себя, в той же Слобожанщине, есть села-соседи, жители которых понятия не имеют о местном прошлом, но на всех выборах голосуют противоположно. Некогда казацкое село – за свободу и Европу, барское-подневольное – против свободы, за Москву.

ЕС, кто не знает, – это партия "Европейская солидарность", она борется за то, чтобы Украина скорее стала полноценной частью свободного мира, а это значит отойти, отодвинуться, отползти, если не получается отпрянуть, как можно дальше от Москвы. ОПЗЖ – это "Оппозиционная платформа – За жизнь", она за топтание в привычной упряжке, в птице-тройке с Москвой-коренником. Не скрывающаяся, опытнейшая ударная сила путинизма в Украине. Она прекрасно оснащена, в том числе пропагандистски. Сейчас она представляет себя поборницей не чего-нибудь, а суверенитета Украины. Придумка, надо признать, заслуживает места в анналах гибридных войн.

Под лозунгом "Даёшь суверенитет!" предпринято наступление на службы, созданные в последние годы для борьбы с коррупцией. Мол, американцы глазами этих служб хотят следить за каждым шагом украинских чиновников, чтобы они безропотно принимали внешнее, "колониальное" управление страной, боясь "дергаться, рыпаться и быковать". Эти бы подозрения да до Бога, чтобы он их оправдал, не без грусти замечают порохоботы, как называют сторонников пятого президента. Ныне – шестой; не исключено, что вот-вот грядет и седьмой…

Дело в том, что шестого президента как первого лица в государстве нет. Страна живёт без первого лица. Его в русском смысле не было, правда, и тогда, когда президентом был Пётр Порошенко, иначе он не проиграл бы прошлогодние выборы. Чем больше свободы, тем меньше первого лица. В Украине нет и богатея ("олигарха"), который бы самодержавно возвышался над всем и вся.

Страна вернулась к своему обычному состоянию. Продолжается сосуществование двух украинцев: государственника и малоросса

Президентское место пока занимает самозванец. Многие возражают против этого слова, потому что путают его с "самоназначенцем". Да, человек был свободно избран подавляющим большинством. Но так и должно было быть. В истории, и не только в российской, самозванец – это ловкач, выдавший себя за другого, именно за того, кто будет охотно принят народом, заждавшимся святого и/или героя. Люди держали перед глазами не физлицо по фамилии Зеленский, а сыгранного этим актёром президента Голобородько, выдуманного героя телесериала, воплотившего в себе всё хорошее против всего плохого. Поэтому таки да, самозванец – и без всякой натяжки. И соответствующая дальнейшая судьба.

Недавние местные выборы выдали ему удостоверение, в котором написано: ты никто и звать тебя никак. Ни один кандидат от его скоморошной партии ("Слуга народа") не прошел в мэры сколько-нибудь заметного города. Ни один! Плюс небывало, убийственно низкая явка на избирательные участки. Так проявилось всеобщее равнодушие к первому номеру и его кружку. "Слуги" ещё есть, они занимают видные должности и парламентские стулья, но их уже нет в гражданском сознании страны и, что для них всего хуже, в управленческой повседневности. С ними спокойно или вызывающе не считаются те же мэры.

Это – Украина. Полтора года назад, по казацкому приколу или задорно-легковерно ставя случайного человека на высшую ступень, никто и не думал выйти, "случай чего", за него на улицу – и не выйдет, хотя бы он совсем охрип, оглашая теперь страну своими новыми обещаниями. Последнее из них – "изгнать русских оккупантов с Донбасса, как немцев из Киева 77 лет назад". Среди первых обещаний было: посмотреть Путину в глаза и договориться с ним о мире.

Страна вернулась к своему обычному состоянию. Продолжается сосуществование двух украинцев: государственника и малоросса. Государственник тянется к Западу, малоросс же… О нём даже нельзя сказать, что он тянется к Москве – никуда он не тянется. Государственник, в свою очередь, не становится слабее. Треть или пусть даже четверть сторонников европейского пути – это скорее утешительно много, чем безутешно мало, потому что именно среди них пребывает в постоянной готовности Майдан. Опасливо поглядывая на него, самозванец уже объявляет себя, как мы слышали, патриотом-революционером. Он говорит о "пророссийской контрреволюции", обещает не щадить себя в предстоящих сражениях с нею, хотя такой герой он только в своих глазах.

Происходящее с ним лишний раз показывает, что значит Майдан в новейшей истории Украины. Один его призрак способен отнюдь не призрачно вершить эту историю, даже подчинять себе её вольных и невольных действующих лиц. В общем, можно, наверное, понять какого-нибудь хуторского мыслителя-диалектика, отдающего должное кремлевской имперской замашке. Она помогает украинству держать себя в форме и быть начеку.

Анатолий Стреляный – писатель и публицист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG