Ссылки для упрощенного доступа

Работа – не сверхценность. Как справиться с выгоранием?


Спектакль-терапия "Что делать с выгоранием". Фото: Анна Дмитри

Отсутствие интереса к жизни, апатия, усталость – все это яркие признаки выгорания. Истории людей, которым известно это состояние, звучат со сцены. Зрители делятся своими переживаниями. "Все это напоминает групповую терапию. Формат очень простой", – рассказывает куратор спектакля-терапии "Что делать с выгоранием" Юрий Муравицкий. Его показ пройдет в Москве в Театре.doc 25 ноября.

Я и не знал, что так много людей выгорало

"Мы очень долго думали над названием, – признается Юрий Муравицкий. – Спектакль-терапия, кажется, наиболее точно описывает суть происходящего. На сцене актеры зачитывают реальные истории людей, которые сталкивались с выгоранием. Потом звучат выдержки из статей на эту тему, статистические данные".

Спектакль-терапия "Что делать с выгоранием". Фото: Анна Дмитри
Спектакль-терапия "Что делать с выгоранием". Фото: Анна Дмитри

Во второй части спектакля зрителям предлагают присоединиться к действию. Каждый может рассказать о своем опыте, поделиться советом или высказать отношение к проблеме. "Когда играли спектакль в прошлый раз, меня удивило то, какое количество людей захотело высказаться. Я и не знал, что так много людей выгорало, выгорает или постоянно находится в этом состоянии", – добавляет режиссер Владимир Морозов.

Театр должен задавать вопросы

Сам он с выгоранием никогда не сталкивался. "Я довольно ленивый человек, никогда так сильно ничем не увлекаюсь. Я могу чем-то заморочиться, но так сильно, как герои, о которых мы рассказываем, не уставал никогда", – говорит режиссер.

В момент, когда из зала начинают звучать истории, происходит единение зрителей и актеров, считает Муравицкий. Начинается дискуссия, которая может закончиться по-разному. К окончательному выводу участники спектакля не приходят. "Так и должно быть, – уверен куратор. – Театр должен задавать вопросы и побуждать к размышлениям. У нас на сцене происходит честный диалог между зрителем и актерами, обмен опытом и попытка понять, что же делать с выгоранием".

Спектакль-терапия "Что делать с выгоранием". Фото: Анна Дмитри
Спектакль-терапия "Что делать с выгоранием". Фото: Анна Дмитри

Все истории, которые звучат со сцены, основаны на реальных интервью. Их драматург Настя Николаева брала во время подготовки спектакля.

Я всегда жила в состоянии повышенной активности

Термин "эмоциональное выгорание" в 1974 году ввел американский психиатр Герберт Фрейденбергер. В 2019 году ВОЗ внесла синдром эмоционального выгорания в Международную классификацию болезней. В качестве основных признаков выгорания ВОЗ перечислила ощущение мотивационного или физического истощения, нарастающее психическое дистанцирование от профессиональных обязанностей и снижение работоспособности. В России общая статистика по этому поводу не ведется. Однако во время самоизоляции все больше россиян стало обращаться к психологам и психиатрам, жалуясь в том числе на выгорание.

Жительница Москвы Вера (имя изменено) столкнулась с выгоранием как раз во время пандемии. "Я всегда жила в состоянии повышенной активности. Я учитель, и привыкла работать без выходных. Раньше я хотя бы ездила от ученика к ученику. Это помогало разгружать голову. Потом начался карантин. Я постоянно сижу дома. Приходится переключаться между задачами, совмещая в том числе домашние дела", – рассказывает Вера.

Она начала чаще раздражаться и резко реагировать на происходящее. В итоге поняла, что не справляется с задачами, которые перед ней стоят. "Я привыкла жить в состоянии низкого ресурса, сейчас просто начала это отслеживать: могу попросить отсрочку по работе, если возможно, пойти отдохнуть или не отвечать друзьям, если чувствую, что не могу включиться в диалог эмоционально", – добавляет Вера.

Справиться с накатывающей усталостью и апатией ей помогает поддержка друзей и близких, а также сессии у психолога. После них Вера начала менее критически относиться к себе и пытается не брать на себя слишком много.

"Выгорание в целом возникает чаще всего у людей, для которых работа и их эффективность – это некая сверхценность", – отмечает психолог Сергей Скворцов. Сначала, по его словам, человек перестает получать удовольствие от работы, даже если она всегда была любимым делом. Каждый рабочий день становится попыткой преодолеть апатию. В итоге работоспособность снижается. Чтобы повысить ее снова вместо того, чтобы отдохнуть, человек начинает работать еще больше. К видимым результатам это не приводит. Появляется еще большая апатия.

Чтобы справиться с выгоранием, прежде всего нужно позволить себе отдыхать, замечает психолог. "Большинство людей страдают от этого состояния, потому что у них есть установки, которые мешают им разграничивать работу и отдых, – добавляет Скворцов. – Скорее всего, у них просто слишком высокие требования к себе".

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG