Ссылки для упрощенного доступа

Конец католической Польши? К чему приведет церковный кризис


Статую Христа, несущего крест, в центре Варшавы протестующие активисты "украсили" радужным флагом ЛГБТ-сообщества и розовой маской

Католическая церковь переживает кризис. Образ церкви как морального авторитета распадается на глазах. Не стала исключением и Польша – страна, к которой определение "католическая", казалось бы, издавна относится так же, как слово "зеленая" – к понятию "трава". Росту недоверия к церкви способствуют, как ни странно, сами ее попытки навести порядок в своих рядах.

Последним в череде недавних скандалов стала публикация отчета Ватикана по делу бывшего архиепископа Вашингтонского, кардинала Теодора Маккэррика. Он был лишен сана после того, как Конгрегация доктрины веры подтвердила выдвинутые против него обвинения в сексуальных домогательствах к несовершеннолетним. США, Ирландия, Австралия – верующие в этих странах были возмущены историями о злоупотреблениях и преступлениях, прежде всего на сексуальной почве, совершенных рядом католических священнослужителей. Польша, где 87% населения считает себя католиками, не стала исключением.

В отчете, касающемся Маккэррика, в частности, говорится, что тогдашний папа римский Иоанн Павел II мог знать о злоупотреблениях архиепископа, но все же способствовал его продвижению. Вопросы возникли и к приближенным понтифика. В частности, в 449-страничном отчете 45 раз упоминается имя польского кардинала, в то время – личного секретаря Иоанна Павла II Станислава Дзивиша. Одна из жертв Теодора Маккэррика заявила, что лично обращалась с жалобой к кардиналу Дзивишу, но тот не принял никаких мер.

Этот отчет, как и другие церковные документы такого рода, вызывает много вопросов о том, как выглядит процесс выбора кардиналов, насколько сильно влияние дружеских связей в церковной среде, а самое главное – каковы масштабы омерты – взаимного укрывательства и круговой поруки в церковных кругах. Слово "омерта" обычно относят к мафии – это так называемый кодекс чести членов мафиозных группировок, запрещающий им сотрудничать с властями. Как подметил польский обозреватель Томаш Терликовский, подобные правила действовали и среди клира.

Католическая церковь в Польше в сравнении с США и некоторыми другими странами только начала разбираться со злоупотреблениями в своих рядах. Началу этой дискуссии, в частности, способствовали фильмы братьев Секельских о педофилии в церкви, о которых Радио Свобода писало ранее.

Отцеубийство

Последние протесты в Польше, связанные с законодательством об абортах, показали, насколько снизилось доверие молодых людей к церкви. Еще два года назад международный Pew Research Center опубликовал исследование о разнице в отношении к религии у людей различных возрастных групп в 106 странах мира. Уже тогда Польша оказалась мировым лидером по этому показателю. Молодежь отрицательно отвечала на вопрос о важности религии в ее жизни. Один из вопросов, к примеру, касался участия в религиозных обрядах. 55% поляков в возрасте 40 лет и старше ответили, что посещают церковные службы не реже одного раза в неделю, а вот среди людей моложе 40 лет утвердительно ответило только 26% опрошенных.

Протестующие у здания Конституционного суда Польши
Протестующие у здания Конституционного суда Польши

Секуляризация молодых поляков началась не сегодня. Сейчас же, во время массовых протестов против постановления Конституционного суда Польши, запрещающего делать аборты в случае необратимой инвалидности плода или его неизлечимого заболевания, молодежь заявила о своем крайне критическом отношении к церкви с ее консервативными доктринами. При этом протестующие отождествляют позицию правительства "Права и справедливости" и судов, которые, по словам оппонентов ПиС, эта партия сделала орудием своей политики, с постулатами католического вероучения, в частности, крайне отрицательно относящегося к абортам. В результате демонстранты атакуют как правительство, так и поддерживающую его польскую церковь.

10 ноября в Кракове общественное движение "Всепольская забастовка женщин", которое организовывает протесты против запрета абортов, призвало поляков выйти на улицы, чтобы выразить свое недовольство ситуацией в церкви – в связи с отчетом Ватикана. Демонстранты, придя прямо под окна кардинала Станислава Дзивиша, выкрикивали: "Дзивиш, Войтыла – ваша эра закончилась", "Преследуйте епископов, а не граждан", "Государство и церковь – соблюдайте дистанцию!".

Впервые в Польше с такой силой звучит Non possumus ("не можем") – формула категорического отказа, которую использует папский престол в ответ на требования светской власти, – только теперь это говорит польской церкви светская общественность, отмечает журналист издания Gazeta Wyborcza Михал Ольшевский.

Репутация церкви рухнула, и нет никакой возможности ее восстановить

"Одно дело – это недовольство светской властью, которое санкционировано в Польше. Совсем другое – недовольство церковью, которое носит характер своего рода отцеубийства. Я не знаю, откажется ли "Право и справедливость" (правящая с 2015 года консервативная партия. – РС) от положений, которые нарушают свободу выбора и совести. Вне зависимости от этого уже сейчас понятно, кто проиграл эту битву: репутация церкви рухнула, и нет никакой возможности ее восстановить", – считает публицист.

Журналист и писатель Томаш Терликовский подтверждает, что католическая Польша, какой мы ее знаем, перестает существовать.

– Это происходит прямо сейчас, на наших с вами глазах. Во-первых, молодежь, которая всегда была очень сильным элементом польского католицизма, оказалась вне церкви. Во-вторых, сама католическая церковь не наладила коммуникацию с молодыми людьми. Нет языка, на котором можно было бы с ними общаться на разные темы. В-третьих, впервые после падения коммунистического режима мы наблюдаем попытки политиков коррумпировать церковь. Можно сказать, что сейчас это видно лучше всего. В-четвертых, ошибки самой церкви: сексуальные скандалы, неумение справляться с ними. Все это приводит к тому, что Польша становится обществом, в котором молодежь быстрее всего отказывается от религии.

Раз польский католицизм теряет свое влияние, то рано или поздно произойдет переосмысление его роли в обществе. Здесь Томаш Терликовский проводит аналогии с другими католическими странами, которые пережили подобную трансформацию:

– К примеру, Бавария находится на этапе либерализации, хотя там этот процесс проходит медленнее, чем в других немецких землях. С чистой совестью можно сказать, что Ирландия уже прошла через этот процесс. В этой стране конституция гарантирует роль католической церкви, но там появляются законы, ограничивающие ее влияние. В Испании спор между католицизмом и левыми, социалистическими и анархистскими движениями всегда был очень обостренным, но и там религия утрачивает свое влияние. Можно сказать, что Польша идет в том же направлении. Если несколько лет назад у меня складывалось впечатление, что этот процесс идет очень медленно, то сейчас мы наблюдаем ощутимое ускорение.

Убежище антикоммунистов

Несложно понять, почему молодое поколение поляков выступает против клерикализма. Но почему представители старших возрастных групп готовы закрывать глаза на грехи церкви? Похоже, дело в воспоминаниях о прошлом: для поляков, родившихся до 1980 года, сопротивление антирелигиозной пропаганде было самым эффективным способом сохранить свою идентичность.

"Принадлежность к церкви была убежищем. Мы были молчаливым обществом, которое продолжало польскую, а не советскую традицию, – вспоминает польская актриса Йоанна Щепковская. – Солдаты и милиционеры тайно крестили своих детей. Принадлежность к кругу верующих, молящихся, религиозных была не только вызовом. Это была "польская, а не русская" территория. Польская – значит свободная. Церковь равнялась Родине. Вечерний "Отче наш" – это был польский язык, а не язык Сталина".

Совсем другие времена: Иоанн Павел II приветствует верующих в своем родном городке Вадовице на юге Польши, 7 июня 1979 года
Совсем другие времена: Иоанн Павел II приветствует верующих в своем родном городке Вадовице на юге Польши, 7 июня 1979 года

В период Польской Народной Республики католическая церковь формировала альтернативную официальной иерархию ценностей, которой руководствовалось почти все польское общество. Она сыграла значительную роль в свержении коммунистического строя. После 1989 года, когда были проведены первые частично свободные выборы, роль церкви только усилилась. А авторитет папы Иоанна Павла II, выходца из Польши, привел к тому, что церковь получила влияние на самые важные решения в стране.

В отчете Ватикана по делу кардинала Маккэррика также упоминается специфика Польши. При коммунистах священники в этой стране иногда становились жертвами клеветнических кампаний с целью дискредитировать их в глазах общественности. Поэтому авторы доклада предполагают, что Иоанн Павел II мог не поверить в слухи о злоупотреблениях Маккэррика, предполагая, что это сговор. Однако не все готовы верить в такие объяснения. Во время протестов против запрета на аборты в городе Констанцин памятник Иоанну Павлу II был облит красной краской, которую вылили на руки понтифика.

Автор – корреспондент русской службы Польского радио, специально для Радио Свобода

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG