Ссылки для упрощенного доступа

"Эксперт" по выводу денег. Как работает российский ландромат в Эстонии


Money-laundering - generic

Две глобальные утечки секретных документов – "архив Swedbank" и "файлы FinCen" – помогли эстонским журналистам обнаружить неизвестный доселе канал отмывания денег, украденных из российского бюджета. В центре расследования – крупный оптовый торговец электронным оборудованием, в недавнем прошлом российский банкир Роман Стройков.

Подозрительные миллиарды в Swedbank

Два года назад датский Danske Bank вынужден был закрыть три балтийских филиала из-за грандиозного скандала. Аудит выявил в эстонском филиале 230 миллиардов долларов неизвестного происхождения, которые прошли по счетам клиентов-нерезидентов с востока в период с 2007 по 2015 год. В начале 2019 года журналисты Шведского телевидения SVT, получившие доступ к внутренним документам банка, выяснили, что объем подозрительных сделок между клиентами балтийских отделений Danske и Swedbank Eestis за тот же период достиг 10,2 миллиарда долларов. Расследование вышло на эстонскую компанию Formus Baltic OÜ, которая получила от подозрительного офшора Wireberg Company LLP, зарегистрированного на Британских Виргинских островах, 98,7 миллиона долларов за электронное оборудование.

Специалисты по отмыванию отметили красным флажком сделки Wireberg из-за бывших владельцев, компаний Milltown и Ireland & Overseas, связанных с "прачечными" экс-президента Виктора Януковича, счетами "путинского виолончелиста" Сергея Ролдугина и многими другими аферами. Это "базовые" компании ирландского коммерческого регистратора IOS Group, созданного в 1992 году для обслуживания восточноевропейского бизнеса. В 1998 году было основано его рижское отделение. За почти три десятка лет франшиза IOS создала огромную паутину совершенно непрозрачных фирм в различных офшорных юрисдикциях, многие со счетами в балтийских банках, и прекратила существование в 2017 году. В сочетании названий компаний, переходивших из рук в руки, адресов и имен номинальных руководителей, идентичности которых зачастую были просто украдены, проступали следы машинных алгоритмов.

Здание головного офиса Swedbank AB в пригороде Стокгольма
Здание головного офиса Swedbank AB в пригороде Стокгольма

Журналист-расследователь издания Eesti Päevaleht Мартин Лайне рассказывает Радио Свобода: "В массивной утечке из Swedbank Formus Baltic была одной из крупнейших компаний. Она получала огромные суммы, цифры повторялись, описание трансакций было всегда одинаковым, деньги приходили по одному и тому же контракту. Тогда мы не знали, что Роман Стройков был аффилирован с Wireberg и даже что он был связан с Formus Baltic, потому что возглавляли эти компании другие люди. Мы не были на сто процентов уверены, что эти деньги грязные, но не видели логики в этой бизнес-деятельности".

Двадцатый номер в списке миллионеров

Бизнесмен Роман Стройков, связь которого с Formus Baltic удалось установить довольно скоро, в прошлом году с капиталом почти 115 миллионов евро занял 20-е место в рейтинге эстонских миллионеров. Но в России его дела шли не столь успешно: в ноябре 2019 года принадлежавший ему "Эксперт банк" (209-е место в банковской системе РФ) был лишен лицензии за отмывание денег и незаконные операции с валютой. Основной бизнес Стройкова – посредничество в поставках промышленных товаров, в основном электроники из Юго-Восточной Азии, в Россию и Казахстан через таможенные склады в Эстонии. Там ему принадлежат (все данные за 2019 год) торговая компания Antonio Trade OÜ, транспортная Esterson OÜ, ее "дочки" Komerk OÜ со складами в таллинском порту Мууга и Intersad OÜ. Совладельцем Esterson OÜ кроме Стройкова, в частности, числится Esterson Enterprises S.A., зарегистрированная в карибском островном государстве Сент-Китс и Невис.

Впервые в криминальном контексте это имя и это название встречаются еще в 1999 году: "Коммерсант" со ссылкой на правоохранителей сообщил тогда, что Роман Стройков организовал схемы по перекачке денег за рубеж с помощью сети фирм-однодневок, которые по фиктивным контрактам перечислили на счета калифорнийской компании Esterson Enterprises S.A. и нескольких французских фирм 11 миллионов долларов. В деле фигурировали некий служащий Минатома РФ и уголовные авторитеты.

А в апреле прошлого года глава инвестиционного фонда Hermitage Capital Уильям Браудер направил в эстонские правоохранительные органы сообщение о преступлении в Swedbank, попросив проверить некоторые счета. В списке подозрительных трансакций, упомянутых Браудером, есть переводы на 35 млн долларов с пометкой "электронное оборудование" на счет Esterson Enterprises S.A. (Невис) из литовского банка Ukio. И небольшой, но примечательный платеж на 16 тысяч долларов, полученный в 2009 году со счета кипрской фирмы Altem Invest Limited, которую связывают непосредственно с Дмитрием Клюевым. Именно к нему ведут следы похищенных из российского бюджета денег в деле Hermitage Capital, стоивших жизни юристу этого инвестфонда Сергею Магнитскому. Клюев считается одним из пионеров схемы налогового вычета. Ее суть в том, что компании-однодневки выставляют фирмам-налогоплательщикам счета по фиктивным сделкам и генерируют убыток. Это позволяет возвращать из бюджета якобы переплаченный налог на прибыль или НДС. Затем через подконтрольный банк деньги выводятся за рубеж. Впрочем, журналистам "Новой газеты Балтия" Роман Стройков сказал, что господин Клюев ему не знаком.

Стройкова  больше знают в среде бизнес-журналистов, и там его считают подозрительным

"Публичной известности у Романа Стройкова в Эстонии нет, – рассказывает Мартин Лайне. – И это удивляет, потому что он владеет множеством оптовых компаний с огромными оборотами, на сотни миллионов евро в год. Эти компании тоже не пользуются известностью. Стройкова больше знают в среде бизнес-журналистов, и там его считают подозрительным. Мы знаем, что после наших публикаций банки закрыли несколько его счетов. После того, как мы рассказали о Formus Baltic, например, мы слышали, что Swedbank закрыл счет этой компании".

Деньги на дороге

Фирмы, которым налоговики отказывают в возмещении, судятся с ФНС в арбитраже. Документы российского арбитража раскрыли журналистам целый цветник схем, в центре которых стоял "Эксперт банк" и две российские финансовые компании, аффилированные с Романом Стройковым, "КангаРус" и "Ре-Порто": в них стекались деньги по фиктивным контрактам. В 2012 году, к примеру, несколько российских фирм-однодневок продали производителю первого российского смартфона "Хайскрин", группе "Вобис" Вадима Копина, ее собственные телефоны. В этом деле о налоговой недоимке почти на 50 миллионов рублей, которое ФНС проиграла в апелляционной инстанции, встречается и название Wireberg Company.

Однако торговля электроникой была не единственной сферой приложения сил Романа Стройкова. В 2011–2012 годах фирма "Ермак" погорела на цепочке фиктивных сделок по поставке мясных продуктов Росрезерву. Предприниматель, задумавший через фирму "КангаРус" обналичить возвращенные из бюджета налоги, не истратил на выполнение госконтракта ни рубля, поскольку заказ был оплачен авансом. В 2012 году нефтетрейдер "Рус-Ресурс Логистик" отчитался по поддельным договорам, отражавшим движение товара, который на самом деле продавала и транспортировала "Транснефть". Российско-эстонский бизнесмен и юрист Владимир Салберг, лично знакомый с этим кругом предпринимателей, описал в интервью "Новой газете Балтия" обычные для них "бизнес-практики". По его словам, организатор использует не только однодневки, но и полагается на партнерские компании. Их владельцы ведут самостоятельный бизнес или крутят собственные схемы, но выступают номиналами в сделках, организованных махинатором. Тот предоставляет им тему бизнеса, то есть какую-то финансовую комбинацию, обеспечивает оборотными средствами и административной поддержкой. Иногда он предлагает им просто нажимать на кнопки. Сделок так много, что чистые деньги от грязных отделить фактически невозможно.

Вид на острова Сент-Китс и Невис, "офшорный рай"
Вид на острова Сент-Китс и Невис, "офшорный рай"

В 2013 году Главное управление МВД по Волгоградской области объявило председателя совета директоров "Эксперт банка" Романа Стройкова в федеральный розыск по подозрению в причастности к краже 31 миллиона рублей на ремонте трассы М6 Москва – Астрахань. Полиция сочла его организатором схемы и координатором преступной группы. Якобы генподрядчик срезал с дороги асфальт собственными силами и дешево, а выделенную на эти работы сумму по фиктивному контракту отправил на счета некой московской фирмы-однодневки. Оттуда деньги были перечислены в инвестиционную компанию родственника Стройкова, арестованного на момент выпуска релиза, а затем выводились в страны Балтии на счета фирмы, на две трети принадлежащей Роману Стройкову. Однако тот спокойно продолжал жить в России на свободе. В 2015 году директор "Ре-Порто" пыталась через райсуд в Волгограде добиться снятия ареста со счетов компании, которые были заморожены в рамках уголовного дела о хищениях при ремонте автодороги. Объявление о розыске с сайта полиции исчезло, а в 2016 году сам банкир разослал по редакциям письма с требованием опровержения. Он прислал также справки из МВД о том, что не является и никогда не являлся подозреваемым по данному делу, не имеет судимостей и не подвергался уголовному преследованию.

Никаких претензий к господину Стройкову со стороны государственных органов и должностных лиц РФ не поступало

Директор Antonio Trade Ирина Рубцова от имени владельца сообщила: "Никаких претензий к господину Стройкову или к "Эксперт банку" со стороны официальных государственных контролирующих органов и должностных лиц РФ не поступало. Информация о привлечении Стройкова в качестве подозреваемого или обвиняемого по какому-либо уголовному делу не соответствует действительности". Это дело не сдвинулось с места даже к 2019 году: на запрос журналистов о Романе Стройкове, компании "Ре-Порто", ее учредителе Вячеславе Полуянове и их возможной связи с хищением на трассе М6 ГУ МВД Волгоградской области ответило, что информация не может быть предоставлена согласно статье 161 Уголовно-процессуального кодекса РФ, которая запрещает разглашение данных предварительного расследования.

Реальный бенефициар

Изучив данные из "архива Swedbank", предоставленные SVT, эстонские журналисты подсчитали, что с 2007 по 2015 год структуры Романа Стройкова в целом получили от различных подозрительных офшорных фирм более 210 миллионов долларов. Из них больше половины – от Wireberg Company. Кроме 98,7 миллиона, которые были перечислены Formus Baltic, было еще 34,17 миллиона, переведенных Esterson Enterprises, тоже за электронику. Сколько всего перетекло денег по счетам Wireberg, невозможно даже приблизительно оценить, поскольку известно, что у компании имелись счета как минимум в пяти балтийских банках.

В 2017 году в издание BuzzFeed News попали секретные файлы американской Сети по борьбе с финансовыми преступлениями (FinCen). Большой массив данных был передан для анализа Международному консорциуму журналистов-расследователей (ICIJ). "Мы работали с Международным консорциумом над проектом "Файлы FinCen", – рассказывает Мартин Лайне. – В основном там были отчеты американских банков о подозрительной деятельности европейских банков, оперирующих долларами США. Мы нашли многие десятки документов о подозрительной активности компаний Романа Стройкова. В Эстонии в отношении Danske Bank было заведено уголовное дело. В руки итальянских журналистов попали файлы из полицейского расследования – внутренние банковские документы, и в одном из них назывались имена бенефициаров офшорных компаний – клиентов Danske. Эти файлы затем перекочевали в "проект FinCen". Мы обнаружили, что бенефициар Wireberg Аркадий Гурцак руководил и другими компаниями, связанными с Романом Стройковым".

Трудно расследовать отмывание, если изначальное преступление произошло в России

Аркадий Гурцак два десятка лет был директором и учредителем разных фирм в теневой империи Стройкова и является им до сих пор. В 2011 году во главе "Арктор-1" он участвовал в "мясной" схеме "Ермак" и точно такой же схеме "Томской электронной компании" с молибденовым концентратом. В 2016 году Басманный районный суд Москвы признал Гурцака виновным в уклонении от уплаты налогов. Он был приговорен к уплате штрафа в размере 300 тысяч рублей, но освобожден от наказания по амнистии в связи с 70-летием победы в Великой Отечественной войне. В прошлом году он возглавил фирму "ПК Тул-Рус". В январе нынешнего года эта компания переняла у структур Романа Стройкова Ферзиковский завод "Зенча ТЭН" – завод трубчатых электронагревателей из его производственного холдинга "Зенча".

Сам господин Стройков заявил журналистам "Новой газеты Балтия" по телефону: "Никакого вывода денег никогда не было".

Могут ли журналистские публикации повлечь уголовные последствия для Стройкова в Эстонии? Мартин Лайне указывает на связанные с этим проблемы: "Расследовать деятельность Стройкова очень тяжело, потому что он ведет бизнес по всему миру, а деньги имеют российское происхождение. Особенно трудно расследовать отмывание, если изначальное преступление или правонарушение произошли в России, потому что эстонская и российская прокуратуры не сотрудничают. Согласно эстонскому законодательству, расследовать отмывание можно только в том случае, если совершено преступление. Если это случилось в России, надежды на преследование по этой статье почти нет".

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG