Ссылки для упрощенного доступа

Кому нужны книги о репрессиях


Такие посылки с книгами отправляет Музей истории ГУЛАГа в дар библиотекам

В Государственном музее истории ГУЛАГа решили подарить российским библиотекам 4000 книг. Посылки будут отправлены в 40 регионов. Цель проекта – сделать для широкой аудитории доступными книги об истории советских массовых репрессий.

Совместный проект Музея истории ГУЛАГа и Фонда Памяти называется "Другие книги". Другие – это уж точно не развлекательные, и их редко встретишь в обычном книжном магазине. Тем более если магазин где-то в провинции. Библиотеки тоже не избалованы такой литературой. В Музее истории ГУЛАГа есть своя библиотека и своя книжная лавка. Там хорошая подборка такого рода изданий. Теперь с некоторыми из них могут познакомиться посетители 400 библиотек.

Как сообщает заведующий Научной библиотекой Музея истории ГУЛАГа Алексей Миронов, посылки уже начали отправлять. В каждом фанерном ящике – комплект из десяти книг:

– Это книги, которые мы выпускали как в рамках нашей собственной издательской программы, исключительно на основе музейных фондов, так и в рамках совместных партнерских проектов. Например, с издательством "НЛО" был выпущен двухтомник "Поздний сталинизм" Евгения Добренко.

По какому принципу вы комплектовали посылки, ведь нужно было отобрать всего десять книг?

– Это основные наши издания за последние три года. В первую очередь, упомяну "Атлас ГУЛАГа". Он является и неким путеводителем по нашей музейной экспозиции, и ориентиром в целом по теме. В "Атласе" подробно рассказывается об истории возникновения системы лагерей.

–​ Поместили ли вы туда карту лагерей, которая есть в постоянной экспозиции вашего музея?

– Да, такая карта есть в комплекте с изданием. Как раз второй тираж, который мы выпустили специально к этому проекту, идет именно с подробной картой.

Также в эту подборку вошла самая первая книга, которая стала началом нашего большого издательского проекта. Это лагерный дневник Ольги Раницкой "Метео-чертик". Эта книжка также уже выпущена вторым тиражом. Книга заинтересовала нашу аудиторию, и первый тираж разошелся очень быстро.

Страницы лагерного дневника заключенной Карлага Ольги Раницкой "Метео-чертик. Труды и дни"
Страницы лагерного дневника заключенной Карлага Ольги Раницкой "Метео-чертик. Труды и дни"

Серия авторских книг представлена книжкой Ирины Ратушинской "Серый – цвет надежды" и сборником рассказов Леонида Городина "Одноэтапники".

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:03:16 0:00
Скачать медиафайл

Особо хочу упомянуть папку с эскизами Бориса Крейцера из серии "Вещдок". Находясь в заключении в лагере, этот художник-график по заказу НКВД создавал эскизы токарных детских игрушек.

–​ Конечно, это производит сильное впечатление. Подневольный труд в лагере в Коми (Севжелдорлаг) и такие веселые остроумные вещи. Неизвестно, воплотились ли эти эскизы в производстве. Если это так, то, скорее всего, родителям, покупавшим для своих детей такие игрушки, в голову не могло прийти, в каких условиях они создавались.

– Поэтому мы этой истории уделили особое внимание. С эскизами Бориса Крейцера могли познакомиться не только обладатели этого издания. У нас была подготовлена выставка, посвященная этому художнику. Сначала она была показана у нас, а впоследствии стала передвижной. Она путешествует по регионам России, – говорит Алексей Миронов.

Директор Музея истории ГУЛАГа и руководитель Фонда памяти Роман Романов рассказывает, как возникла идея безвозмездной передачи книг библиотекам:

– Корни проекта находятся в деятельности общества "Возвращение". Его в свое время организовал Семен Самуилович Виленский. Это человек, который сам отсидел в колымских лагерях. Мы с ним очень дружили. Я считал его своим старшим товарищем. Это общество и само слово "возвращение" для меня очень многое значит. Семен Самуилович передал нам свой уникальный архив, но до того он на основе этого архива долгие годы издавал книги, посвященные нашей тематике. Еще в то время, когда это было запрещено, он собирал воспоминания людей, которые прошли через лагеря. Вот эти материалы он и издавал. Семен Самуилович безвозмездно отправлял книги своего издательства в библиотеки по всей стране. Мы где-то ему помогали в этом. У нас были вместе с ним совместные с обществом "Возвращение" книги. К сожалению, Семена Самуиловича уже несколько лет нет с нами, но его завет и пример послужили появлению проекта "Другие книги".

Семен Виленский с ножом, который ему подарили воры перед освобождением, фото автора
Семен Виленский с ножом, который ему подарили воры перед освобождением, фото автора

Еще хочу упомянуть двух замечательных человек. В 2010 годах писатель и литературовед Мариэтта Омаровна Чудакова и председатель общественной организации ВИНТ ("Ветераны + интеллигенция") Андрей Юрьевич Мосин проводили огромный просветительский проект – доставляли важные книги постепенно во все массовые и школьные библиотеки страны, в том числе и книги издательства "Возвращение". Они загружали машину в Москве и сами ездили по городам и сёлам, проводили встречи с читателями.

Я понимаю, что зачастую библиотеки в регионах – это единственные очаги культурной жизни. В поселках, в маленьких городах, в деревнях. Нам хотелось бы из московского круга перейти к людям, которым эти книги тоже нужны, но которые не могут по ряду причин их приобрести, заказать, ведь у всех библиотек есть свои сложные регламенты. У кого-то помимо регламентов просто нет средств, а востребованность в этой теме, в этих книгах есть. Я не раз убеждался в этом на проходивших у нас в Москве книжных фестивалях. Во-первых, разговаривал там об этом с библиотекарями и с издателями. Во-вторых, на таких книжных ярмарках ты просто видишь, что таких книг на стендах не так много. К примеру, в "Манеже" (а это – последний книжный фестиваль, на котором я был) книг нашей тематики оказалось совсем уж мало. Поэтому мы решили сделать дополнительные тиражи именно для того, чтобы передать эти книги коллегам в региональные библиотеки. И это наш первый шаг. Проект "Другие книги" будет развиваться.

–​ Не боитесь ли вы, что эти книги где-то окажутся мертвых грузом, что они просто осядут и затеряются в библиотечных фондах?

– Наша задача – не только просто передать куда-то книги. Была проделана предварительная работа, мы получали запросы из разных регионов. Так что посылки отправляются тем библиотекам, которым они действительно нужны. Кроме того, мы не собираемся ограничиваться только передачей книг. Библиотекам предлагается специально разработанная программа. Это могут быть и презентации конкретных книг. Это может быть и рассказ о том, как искать информацию о репрессированных родственниках. Это может быть и кинопоказ интервью с бывшими заключенными или их родственниками, которые мы записывали в разных регионах. Тут многое зависит от активности самой библиотеки.

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:30 0:00
Скачать медиафайл

Помимо того, что мы можем давать, мы еще спрашиваем – есть ли кто-то рядом, кто прошел лагеря, или их дети, которые тоже являются репрессированными. Если такие люди находятся рядом с библиотекой, потому что часто в небольших поселениях при библиотеках существуют такие объединения жертв политических репрессий, мы готовы туда приехать, чтобы записать на видео интервью.

–​ Вы отправляете посылки в 40 регионов. Много ли среди них территорий, где располагались исправительно-трудовые лагеря?

– Здесь не было прямого отбора и сопоставления с картой ГУЛАГа. Но если сопоставить, то все равно это совпадает, потому что лагеря были на всей территории нашей страны. Однако для нашего музея есть особенные регионы, с которыми мы заключили соглашения. Это Коми, Магадан и Томская область. В этих трех регионах мы еще музеефицируем объекты лагерной инфраструктуры, – говорит Роман Романов.

Заброшенный лагерь в Магаданской области
Заброшенный лагерь в Магаданской области

Одной из первых посылку из Музея истории ГУЛАГа получила Архангельская областная научная библиотека. Ее специалист Галина Титова говорит, что в библиотеке и рады были бы провести в связи с новым поступлением какие-то особенные мероприятия, да коронавирус вносит в жизнь свои коррективы:

– Пока еще нельзя приглашать людей на какие-то большие события. Не знаю, каким будет 2021 год, но, скорее всего, принимать целые коллективы мы не сможем. Но мы все равно, конечно, очень рады были получить этот комплект. Книги замечательные, совершенно уникальные.

Наша территория была большей частью затронута репрессиями. Огромная Архангельская область была в свое время центром ссылок людей. Нам близко то, что здесь происходило. Конечно, кроме того, что мы будем представлять комплект, я думаю, что будут и встречи, будут и презентации, будут и какие-то вещи транслироваться на всю область, потому что у нас вебинары проходят – такая форма онлайн-общения. Пока еще, к сожалению, это основной способ общения с коллегами, с читателями. И все равно, о каждой книге поподробнее будем рассказывать. Может быть, какой-то комментарий будем просить у специалистов из наших музеев и архивов.

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:08:42 0:00
Скачать медиафайл

Отмечу, что не только наша библиотека получила этот комплект, а еще 12 библиотек муниципальных Архангельской области. То есть и в наших районах, в глубинке эти книги станут доступны читателям.

–​ До того как ваша библиотека и другие библиотеки, о которых вы упоминали, получили эти посылки, имелась ли такого рода литература в ваших фондах?

– Да. Дело в том, что у нас издается краеведческий материал. В регионе есть что-то вроде мартиролога и Книги памяти, которые издают общественные организации соответствующего направления. Ну а мы получаем обязательные экземпляры краеведческих книг, выходящих на территории области. Естественно, тему эту поддерживаем, следим и продвигаем, потому что издается все, конечно, по-разному – у кого какие возможности. Как бы то ни было, этот материал, конечно, мы стараемся отслеживать. Кроме того, работаем с областным архивом, работаем с людьми, которые инициируют эту деятельность, с различными фондами. Нельзя сказать, что на пустом месте эти книги получили и не знаем, что с ними делать. Основа есть, по крайней мере.

–​ Вы упоминали, что на вашей территории была разветвленная сеть лагерей. Как сейчас архангелогородцы относятся к этой странице истории? Я спрашиваю об этом, потому что все чаще и чаще в России встречаются утверждения, что сведения о репрессированных преувеличены и вообще не нужно ворошить прошлое. Это темная сторона, надо делать акцент на светлом.

– Да, есть такие мнения: зачем это все нужно, зачем об этом нужно знать. Это достаточно тяжелый материал – это страшные вещи, страшная статистика. Но у нас, по крайней мере, в городе, в области нет такого отношения – зачем это? Потому что тут очень много семей, в которых родные были репрессированы, – говорит Галина Титова.

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG