Ссылки для упрощенного доступа

Война и общественное мнение в России


Программу ведет Кирилл Кобрин.



Кирилл Кобрин: В первой части нашего выпуска мы уже поговорили о разных сторонах конфликта: гуманитарной, дипломатической, военной. Сейчас же о том, какое воздействие конфликт оказывает на общественное мнение в России.


Одной из самых чутких подобного рода изменений мест интернета, точнее, интернет-дневники, блоги. О том, как русская блогосфера реагировала на войну, какие выработались там политические позиции и рецепты разрешения конфликтной ситуации, Ольга Серебряная, петербургский литератор, переводчик и, конечно же, блогер.



Ольга Серебряная: Реакцию пользователей "живого журнала" на военный конфликт в Южной Осетии нельзя назвать неожиданной. Зная политические убеждения того или иного юзера, можно было с легкостью предсказать, как он отреагирует на события и отреагирует ли на них вообще.


Либеральный сектор в наибольшей степени озабочен гуманитарной стороной войны. Именно с этой стороны приходят постоянные напоминания о поломанных жизнях мирных жителей, о том, что скоро в России начнут вылетать самолеты с "грузом-200" на борту, даются ссылки на журналы грузинских пользователей, очевидцев событий.


Из либерального сектора ЖЖ исходят и несколько аналитических записей, доказывающих, что за событиями стоят энергетические интересы США и многолетняя деятельность России по взращиванию осетинского и абхазского сепаратизма. Откровенно прогрузинский пост юзера "Мудрость Б." на этом фоне смотрится контрастно. Я его процитирую: "Несколько лет назад Россия начала дискриминацию грузин, теперь затеяла откровенную бойню. Кто следующий? Что сделать? Одеть желтую звезду с надписью "я грузин", выйти на улицу с шарами, на которых написаны имена великих: Окуджава, Данелия..."


Позиция, осуждающая действия России, наиболее четко была сформулирована не в ЖЖ, а в обращении российских правозащитников, опубликованном на ресурсе "Грани.ру". Сергей Ковалев призвал мировое сообщество осудить действия России в Грузии. "Под предлогом защиты российских граждан Россия начала агрессию против Грузии", говорится в заявлении Ковалева.


В ЖЖ одним из первых ссылку на этот источник дал главный редактор журнала "Новый мир" Андрей Василевский. Стоит добавить, что сам Василевский полагает, я цитирую, "России придется воевать до полного разгрома враждебной армии и безоговорочной капитуляции, даже если весь мир "восстанет против нас" или России вообще не будет".


Милитаристские настроения нашли наиболее яркое выражение в записи известного российского журналиста Максима Соколова. Он пишет. Заголовок "Услышал ты, Господи, молитву мою". И далее текст: "Наши танки идут на Цхинвал. Россия не пошла на позорное бесчестие". Похожим образом юзер "Листопад", только что возвратившийся из Стокгольма, где принимал участие в гей-параде, призвал к освобождению грузинского народа от враждебного марионеточного американского режима. Среднюю позицию занял в своем блоге писатель Денис Яцутко. Он пишет: "Теперь все эти тысячи осетинских беженцев в России - российские граждане без прописки и с сомнительным акцентом. Сегодня их приняла Россию, а завтра начнут принимать российские менты". В сообществе "Ру.политекс" было вывешено полушуточное предложение селить беженцев в московских квартирах, купленных ради вложения денег, для чего излишки жилплощади предлагалось конфисковывать.



Кирилл Кобрин: Продолжим тему "Общественное мнение. Россия и война". Итак, патриотическая, если не сказать, националистическая волна постепенно накрывает российское общество. По крайней мере, ту ее часть, голос которой можно увидеть на экране компьютера и на телевизионном экране. Особенно примечателен язык, который сейчас в ходу в конфликтующих странах, это язык войны, но войны странной, уклончивой, не называющей себя таковой. Об этом языке я побеседовал с известным литератором и сетевым журналистом, главным редактором сайта "Полит.ру" Андреем Левкиным.


Андрей, помимо войны, которую ведут, собственно, военные, и войны, которую ведут дипломаты, идет еще, конечно же, и война слов, всегда сопровождающая любую войну, особенно в последнее десятилетие. И вот эта война слов довольно странная. Используются разнообразные словосочетания: наведение конституционного порядка на территории Южной Осетии, это высказывание Михаила Саакашвили, которое отсылает назад к российской операции по наведению конституционного порядка, как они это называли, в Чечне. Ответ Дмитрия Медведева, "военная операция по принуждению Грузии к миру". Затем появляются такие слова, как "маленькая победоносная война", в попытке провести которую обвиняют Саакашвили для укрепления своего внутреннего и внешнеполитического положения, дальше появляются слова "геноцид", "суверенитет" и так далее. Все они отсылают к каким-то событиям, к которым люди, которые их произносят, хотят, чтобы их сравнивали, сопоставляли и оправдывали их действия. Работает ли это?



Андрей Левкин: Давайте сначала уточним такую вещь, где именно эти слова произносятся. Я в пятницу сидел на новостях, новости отсутствуют, журналистов там нет. Сведения, которые происходят, непонятно какие. То есть я к тому, что общей картины не было до вечера, может быть до субботы. Тем не менее, к вечеру пятницы все ленты, комментарии были уже заполнены своими картинами, которые выставили пишущие. То есть надо делить, с одной стороны, есть какие-то официальные заявления, с другой стороны, поток, я даже не знаю, как сказать, риторики или чего-то еще. В первом случае понятно, выставляются какие-то общие фразы, которые, вот для Саакашвили это то-то, его позиция понятна, для Медведева тоже. Это, наверное, какая-то калька, с какого-то инфорсмента или бог его знает что, откуда-то явно взяли. Другое дело то, что касается уже свободного творчества всех остальных людей.


Вот что делает отдельно взятый пишущий, имеющий такую возможность либо в ЖЖ, либо в какой-то колонке, быстренько сделанной? У него нет данных. Он ничего не понимает. Но он внутренне как-то уже соотнеся с тем, что происходит, почему-то он знает. В этом есть какая-то вообще непонятная тайна, создается такое впечатление, что эта война, она внутри у этих людей. Знаете, интел инсайд, вот война инсайд. При любом поводе она в этих людях оживает и, естественно, тут же начинают все слова, которые были в предыдущих этих партизанских войнах отдельно взятого человека. Непонятно, что за механизм заставляет их выйти из леса и снова ощутить себя, как в российском варианте, либо государство хорошее, либо государство плохое. И что это означает в каждом из двух случаев в данный конкретный момент, непонятно. Человек хочет соотнестись с какой-то позиции. При этом, естественно, он не будет ее менять, он хочет получить подтверждение той позиции, с которой вошел в ситуацию. То есть это, в общем, даже не журналистика, это, в общем, без всякого стеба и юмора, это психоаналитика.



Кирилл Кобрин: Андрей, мы не можем сказать, что это какой-то новояз, если вспоминать Орвелла, "1984 год", там все было наоборот, говорится, мир - это война и так далее. Здесь такого нет. Здесь вообще эти высказывания никоим образом не проясняют ситуацию. Но может быть они создают некую новую реальность?



Андрей Левкин: Я не думаю, что они создают новую реальность. Просто какая-то новизна использования штампов. Дело в том, что сейчас поляна очень сильно заштампована. Просто войны давно не было. Это абсолютно такие же постоянные, повторяющиеся штампы, просто не было случая их подменить.



Российский Открытый (Международный) фестиваль документального кино АРТДОКФЕСТ / Russian Open Documentary Film Festival “Artdocfest”
XS
SM
MD
LG