Ссылки для упрощенного доступа

In Memoriam. Галина Сидорова – о воспроизводстве ненависти


Внешняя политика и правозащита, права человека и безопасность: в огороде – бузина, а в Киеве – дядька? Разве что на первый взгляд. В начале 1990-х частым гостем в козыревском МИДе был Сергей Ковалёв. Другой известный советский правозащитник Вячеслав Бахмин, проведший не один год в советских тюрьмах за разоблачение карательной психиатрии, распространение антисоветской литературы, а потом ещё и годик "сверху", за "антисоветские разговоры", погрузился в дипломатию, что называется, с головой. Он руководил отделом глобальных проблем и гуманитарного сотрудничества МИД, был членом коллегии министерства и заместителем руководителя российской делегации в Комиссии ООН по правам человека.


Многих дипломатов "старой школы" такое "правозащитное нашествие" раздражало. За спиной министра судачили – мол, не в себе, раз прислушивается к непрофессионалам. Наверное, только с "высоты" (точнее, из глубины той ямы, в которой мы оказались сегодня), видится и осознаётся, как важно было присутствие этих "странных" людей в орбите внешнеполитического ведомства. Это был своего рода камертон. Маяк, чтобы не сбиться с пути, пример честности, благородства, достоинства. Но правозащитники не только служили моральным ориентиром, они несли в себе понимание ключевого места, которое занимают права человека во внутри- и внешнеполитической системе координат современного государства. Их опыт оказался бесценен, когда Россия начала, наконец, встраиваться в международные демократические институты, а в российском законодательстве установились приоритеты международного права в части защиты прав человека и гражданских свобод.

"Тяжёлое" наследие 1990-х – нынешний департамент МИД по гуманитарному сотрудничеству и правам человека, ведь защищать права человека за пределами страны не выйдет, пока у тебя дома они целенаправленно попираются. Формально-то всё, конечно, тип-топ. Даже принятый в 2012 году пресловутый "закон Димы Яковлева" (именно он в конце 2020-го был обогащён статьёй 2.1, в которой прописаны условия признания "иностранными агентами" физических лиц) имеет "говорящее" официальное название: "О мерах воздействия на лиц, причастных к нарушениям основополагающих прав и свобод человека, прав и свобод граждан Российской Федерации".

И вот на глазах у шокированного мирового сообщества российская власть добивает созданный свободными гражданами "Мемориал" – совесть нации, память о её подлинной истории. Ведомая Владимиром Путиным Россия докатилась до того, что уже даже иностранцы пытаются образумить кремлевских небожителей: "Не злоупотребляйте законодательством об иностранных агентах...", "Откажитесь от планов ликвидации…" Но они злоупотребляют. Лицемерного пафоса у гонителей не отнимешь. Дмитрий Песков твердит о том, что всё должно быть "в рамках закона": мол, у "Мемориала" давным-давно проблемы с его соблюдением.

Воспроизводство ненависти к инакомыслящим внутри собственной страны и к окружающему миру – фишка путинского режима и не лучшая основа для того, чтобы граждане России могли чувствовать себя в безопасности. По большому счёту неважно, что там в путинской голове – хочет ли он реальной войны с Украиной, или провоцирует напряжение на границе просто ради того, чтобы таким образом показать собственную значимость и выманить Джо Байдена на новые переговоры, – вокруг него достаточно горячих голов, вполне допускающих боевое столкновение даже с американцами. Угрозами отметилось ближайшее окружение: Патрушев, Шойгу, Нарышкин, Бортников – в общем, те, кто внутри страны делают всё для того, чтобы лишить сограждан возможности даже пикнуть против самых бредовых замыслов. Когда с государственного телеэкрана то и дело льётся про "нацистский Киев" и "Донбасс как преемник Украинской Советской Социалистической Республики" (соло Владимира Соловьёва от 24 ноября в одноимённом ток-шоу) под припев Маргариты Симоньян о том, что "договоры нужно игнорировать", понимаешь: оружие в сторону Украины выстрелит. Рано или поздно, так или иначе.

Интересы государства, как их понимали властители, превыше прав человека

Вот уже второй век пошёл с той поры, как человечество пытается выработать эффективную систему собственной безопасности. Каждая попытка, будь то создание Лиги Наций или учреждение ООН, фактически сводится к тому, чтобы придумать, как общими силами "обезвреживать" возмутителей спокойствия – лидеров-плохишей. Каждая такая попытка – шаг вперёд по сравнению с предыдущей. Но в конце концов благое начинание с треском проваливается, потому что интриги и интересы властителей оказываются превыше прав управляемых ими граждан. Интересы государства, как их понимали властители, превыше прав человека. Выстроенная после Второй мировой войны странами-победительницами система, в которой одни имеют право вето "по рождению" (плюс по праву обладания ядерной дубинкой), а другие вообще не при делах, явно себя изжила. Как и понимание разоружения в качестве панацеи. После рывка, связанного с падением коммунизма и окончанием холодной войны, прогресс застопорился. Не в последнюю очередь потому, что права человека снова оказались "не в фокусе". Но разве не с их нарушения начинаются войны?

Александр Лукашенко, наплевавший на волеизъявление сограждан, отправивший полстраны в тюрьму, "разошёлся на мемы", однако продолжает не только издеваться над белорусами и здравым смыслом, но и терроризирует всю Европу, спровоцировав миграционный кризис. В России свои безумства: фактически похерены выборы, в XXI веке людей бросают за решётку за мыслепреступления, называемые "терроризмом" и "экстремизмом"; в тюрьмах пытают заключённых, словно в застенках средневековой инквизиции, просто ради того, чтобы пытать. Всё передовое в российском законодательстве, принятое в 1990-е годы при участии ещё советских правозащитников и установившее приоритет международного права в части защиты гражданских свобод, растоптано с особым цинизмом.

Понятие "права человека" превращено в пустой звук, ведь и сегодняшнее мироустройство предполагает фактическое заигрывание с диктаторами, их умиротворение, от чего мир становится всё менее безопасным. Как же тронуть Путина, когда он у руля ядерной державы, когда он может пригодиться, чтобы разрулить очередной конфликт? Для диктаторов помельче вообще лафа: главное, чтобы "великие" между собой задирались. В итоге лидеры по старинке мерятся количеством ядерных ракет – оружием, которое, как все понимают, невозможно применить, не уничтожив планету.

Американская идея созвать саммит демократий, где в списке приглашенных представителей 110 государств отсутствует имя президента России, выглядит как новая попытка изолировать мировых "плохишей", показать, что их поведение в приличном мировом сообществе неприемлемо. Но это скорее полумера. Реальный прогресс, на мой взгляд, возможен только при полном обновлении структур и правил ООН, и прежде всего Совета Безопасности. Только при превращении Совбеза из говорильни сильных мира сего в эффективный инструмент поддержания миропорядка, соответствующий современным вызовам и надеждам людей, в какой бы части мира они ни жили. Где во главу угла поставлены права человека, а не то, сколько ядерных боеголовок в кармане у того или иного лидера, который в какой-то момент может оказаться плохишом.

Галина Сидорова – московский журналист

Высказанные в рубрике "Право автора" мнения могут не отражать точку зрения редакции Радио Свобода

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

Сказано на Эхе

XS
SM
MD
LG