Ссылки для упрощенного доступа

Свобода внутри. Юлия Вишневецкая – об общении с президентом


На пресс-конрефенцию Владимира Путина я надела майку с символикой "Мемориала" (признан в России "иностранным агентом", оспаривает этот статус. – РС). Костромичка пришла в костюме Снегурочки, журналистка из Нижнего – в платье с видами набережной Оки, специально сшитом по такому торжественному поводу. Маша из Владивостока взяла с большие настенные часы, чтобы попросить президента опять поменять часовые пояса. Калмыки, буряты и якуты явились в национальных костюмах, Ксения Собчак в красном пиджаке. “Ксения, дайте нам комментарий! – просит журналист из телекомпании “Брянская губерния”. – Какие чувства у вас вызывает Брянск?” – “Очень теплые”, – отвечает Собчак. “Почему так много женщин в красном? – возмущается телеведущая НТВ Ирада Зейналова, в чёрном костюме. – Все хотят обратить на себя внимание президента”.

Шанс задать вопрос в такой большой и яркой компании невысокий, особенно у СМИ-"иноагента" – ни “Дождь”, ни “Медуза”, ни Радио Свобода в итоге не получили возможности поговорить с президентом страны. Как, впрочем, и еще больше 400 журналистов. Последовательность вопросов выбирал пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков. Иногда Путин сам указывал пальцем на кого-то, кто ему понравился: “Вот девушка с красным сердечком, давайте ее спросим!” Он очень хорошо подготовлен (некоторые журналисты признавались, что организаторы мероприятия заранее интересовались их темами) – слова льются рекой, шутки спонтанны, цифры наизусть. Объёмы строительства выросли, среднемесячная зарплата увеличилась, уровень безработицы снизился.

Кажется, даже если спросить Путина про вечную мерзлоту, он будет уверять, что в Америке она тоже есть

Большая часть журналистов из регионов приехали не с вопросами, а с просьбами. Провести железную дорогу, расселить жителей аварийных домов, отремонтировать больницу, повысить субсидии многодетным семьям, выделить средства на городской праздник. Путин обещает позвонить, дать поручение, разобраться. К критическим вопросам (BBC, "Эхо Москвы", "Новая газета", Sky News) он тоже готов, сам попросил одним из первых выступить журналиста BBC – кажется, чтобы сразу "отстреляться" по Навальному и "иноагентам". Всё это он говорил уже много раз: человек, которого "якобы отравили", сидит за уголовное преступление, "закон об "иноагентах" у нас очень гуманный, не то что на Западе". Любое упоминание какой-либо системной проблемы, будь то снижение рождаемости или низкий уровень вакцинации, ведёт к президентским рассуждениям о том, что на Западе и во всем мире так же. Если не хуже.

Собчак задала задуманный мною вопрос о пытках. Слава богу, что она спросила, и слава богу, Путин считает, что за пытки надо наказывать, и дела уголовные дела по этим преступлениям доводить до конца, “чтобы всем было понятно, что наказание за эти правонарушения неизбежно”. И опять переключается на критику Запада: “Это общемировая проблема… Очень много и в Европе, скажем, в той же Франции, в Штатах, таких мест, которых, мне кажется, уже и в странах третьего мира нету”. Кажется, даже если спросить Путина про вечную мерзлоту, то он будет уверять, что во Франции и Германии она тоже есть.

По-настоящему неожиданный вопрос задала, мне кажется, только журналистка телеканала “Культура” Яна Музыка. Ей дали возможность высказаться уже под конец. “Давайте кого-нибудь из девушек спросим”, – сказал Путин. Песков указал на Музыку, видимо, рассчитывая услышать в финале что-то доброе и аполитичное. Но он ошибся: “Всё больше и больше появляется административных и даже уголовных дел, связанных с обвинениями в пропаганде экстремизма, в оскорблении чувств. Под статью могут попасть и творческие люди, и обычные граждане, которые просто разместили какую-то фотографии в сети. Где грань между защитой чьих-то чувств, моральной нормой, и правом художника на свободу творчества и самовыражение?”

Это было круто, особенно по меркам государственного телеканала. Путин еле заметно замешкался, стал говорить про Гитлера на сайте "Бессмертного полка", абстрактно рассуждать про свободу, а потом сказал нечто совсем уж странное: “Оскорбления в адрес пророка Мухаммеда – это свобода творчества? Я считаю, что нет. Это нарушение свободы на вероисповедание, нарушение святых чувств людей, которые исповедуют ислам. И это вызывает к жизни другие, еще более экстремистские проявления. Вот в "Шарли Эбдо" зашли в Париже и расстреляли всю редакцию. Зачем же это допускать? Свобода должна быть внутри”. Видимо, президент хотел опять как-то элегантно перевести стрелки на Запад, но получилось неуклюже. Я пока не смогла связаться с Яной Музыкой, но мне действительно интересно, был ли этот вопрос согласован с редакцией.

На выходе я разговорилась с главным редактором пензенской газеты “Молодой ленинец” Юлией Измайловой. Она скромная, задумчивая, говорит тихо и медленно. Уже пятый раз она приезжает на пресс-конференцию президента и задает один и тот же вопрос об индексации пенсий. Каждый раз ей дают слово, и Путин обещает в следующем году повысить пенсии. “Наша газета существует уже 100 лет, в новом формате последние 10 лет, – рассказала Юлия. – Мы создали идеальную бизнес-модель – заточены исключительно на пенсионеров. Наши темы – ЖКХ, дачи, рецепты, здоровый образ жизни. У нас около 20 тысяч подписчиков, мы считаемся самой популярной газетой в регионе”. Измайлова рассказала, что редакция “Молодого ленинца” не только информирует читателей, но и стала для них чем-то вроде центра соцобслуживания: каждую неделю в редакции проходят прямые линии, “Молодой ленинец” помогает пенсионерам связаться с чиновниками, получить консультацию врача, проводит для пенсионеров сеансы восстановительной гимнастики после ковидной пневмонии. Газета коммерчески независима: четыре журналиста, редактор, три корректора, ответственный секретарь живут на редакционные доходы от подписки и рекламы. “Обычно у нас газеты просят и выживают, а у нас уникальный случай. Мы не просто газета. Я иду по городу, и продавец в ларьке мне говорит: “Все ждут лунный календарь дачника, опубликуйте в следующем номере!” И конечно, все каждый раз ждут, что президент мне ответит про пенсии”.

После утомительного четырехчасового Путина этот разговор придает мне сил. Всё-таки радостно, что представитель независимого издания может приехать в Москву и задать президенту хороший вопрос на тему, которая реально волнует население. А на вопросы, которые мне не удалось задать, – “Мемориал”, выборы, политическая оппозиция, сменяемость власти – президент ответил исчерпывающе: свобода должна быть внутри.

Юлия Вишневецкая – журналист Радио Свобода

Высказанные в рубрике "Блоги" мнения могут не совпадать с точкой зрения редакции

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG