Ссылки для упрощенного доступа

"Возьмем любого, но не аутиста". Образование не для всех


Первоклассники в День знаний 1 сентября в одной из российских школ

Родители детей с расстройствами аутистического спектра добиваются от мэрии Москвы увеличения финансирования инклюзивных программ в столичных школах. По данным профильных НКО, московские чиновники выделяют на эту проблему гораздо меньше денег, чем многие российские регионы, например Волгоград и Воронеж.

Прыжки в длину

"Я спрашиваю учителя физкультуры: чем мой сын на уроке занимается? Он отвечает: по программе у нас прыжки в длину. Только мой сын – колясочник… Выяснилось, на физкультуру его не водят вообще. Теперь ищу другую школу", – типичная история из чатов родителей, дети которых имеют аутистические расстройства.

Обычные дети должны становиться терпимее к непохожим на себя, а дети с особенностями – социализироваться

В Советском Союзе людей с физическими и ментальными отклонениями стремились изолировать от общества. В том числе была создана сеть коррекционных школ. В 2012 году были внесены изменения в российское законодательство, в соответствии с мировыми тенденциями был взят курс на создание инклюзивного образования. Его идея в том, что обычные дети и дети с особенностями развития должны учиться вместе. При хорошей реализации инклюзивной программы обычные дети должны становиться терпимее к непохожим на себя, а дети с особенностями – социализироваться. Некоторые коррекционные школы ещё работают, но многие закрыли.

У Евгения – расстройство аутистического спектра. Его семья была вынуждена эмигрировать в Израиль, отчаявшись отдать его в инклюзивную школу в России
У Евгения – расстройство аутистического спектра. Его семья была вынуждена эмигрировать в Израиль, отчаявшись отдать его в инклюзивную школу в России

В московской системе образования каждый дом привязан к определенной школе. Школа обязана дать среднее образование всем детям, зарегистрированным в том или ином доме. Ребенок может учиться и "не по прописке", если родителям удастся договориться с директором другой школы, что обычно достаточно сложно. Если ребенку требуются специальные условия, он проходит психолого-медико-педагогическую комиссию и получает образовательный маршрут. Есть несколько десятков типовых маршрутов, описывающих примерный план социализации и специализированной программы обучения нуждающегося ребенка.

Инвалид из соседнего дома фактически лишен права на бесплатное среднее образование

С начала 2021 года родители и профильные НКО, помогающие детям с расстройствами аутистического спектра, ведут обширную переписку с депутатами Московской городской думы и чиновниками столичной мэрии (есть в распоряжении Радио Свобода). Они требуют увеличения финансирования инклюзивных программ.

В одних школах инклюзивные программы работают неплохо, в других – практически не действуют. Если ребенок с особенностями развития прописан в одном доме, государство неплохо его обучает и социализирует. А инвалид из соседнего дома может быть фактически лишен права на бесплатное среднее образование.

По данным родителей, Москва – единственный регион России, не предоставляющий в Министерство просвещения данные о детях с расстройствами аутистического спектра в рамках федеральных мониторингов. Судя по ответам столичных чиновников на обращения родителей, в Москве четыре тысячи детей-аутистов в школах и детских садах. Родители же считают, что это цифра намеренно и значительно занижена.

Ребенок с расстройством аутистичнеского спектра, иллюстративное фото
Ребенок с расстройством аутистичнеского спектра, иллюстративное фото

Получение образовательного маршрута не привязано к официально оформленной инвалидности. У очень многих детей с аутистическими расстройствами официальной инвалидности нет.

Во многих школах детей с особенностями стараются выдавить на домашнее обучение

– На организацию специальных образовательных условий и адаптацию программ для ребенка с ограниченными возможностями, у которого нет официально оформленной инвалидности, в Москве выделяется около 25 тысяч рублей в год. При этом образовательный маршрут для таких детей обычно требует не менее пяти занятий в неделю с психологом, логопедом и дефектологом. Может требоваться сопровождение тьютора, разработка индивидуальной образовательной программы. Школы, которые данные требования стараются выполнять, вынуждены финансировать эту работу из сэкономленных на чем-то другом средств. Поэтому во многих школах детей с особенностями стараются выдавить на надомное обучение или вообще на семейную форму образования, сняв с себя всякую ответственность. В системе рейтингов, являющейся основой работы московских школ, не предусмотрена мотивация для развития инклюзивных программ, – рассказывает Радио Свобода Елена Багарадникова, исполнительный директор региональной организации помощи детям с аутистическими расстройствами "Контакт".

В ряде регионов, где ассоциации родителей смогли добиться содействия от местных властей, ситуация гораздо лучше, чем в Москве. Столица уступает, например, Воронежу и Волгограду. Лидером по финансированию обучения детей-аутистов неожиданно оказался Волгоград. В Москве на обучение обычного ребенка мэрией выделяется примерно 150 тысяч на год, ребенка-инвалида – до 500 тысяч рублей. В Волгограде на ребенка-аутиста – вне зависимости от оформленной инвалидности – власти тратят более 660 тысяч в год. В 2020 году средняя зарплата московского педагога, согласно официальным данным, была более 98 тысяч рублей, волгоградского – 22 тысячи.

Зарплата как у уборщицы

– По Москве ставка школьного психолога, дефектолога и логопеда – от 49 до 55 тысяч рублей. В детские сады за такие деньги берут нянечек, в школы – уборщиц. Им никакое образование не требуется. В нашей школе социальный педагог проявила интерес к детям-инвалидам, когда узнала, что за участие в каком-то конкурсе или Олимпиаде будут двойные баллы [в общий рейтинг школы] за детей-инвалидов. Она ловила их, уговаривала родителей и учителей – это было достаточно цинично. В большинстве школ инклюзивные программы выполняются формально, нет единых стандартов, финансируются непрозрачно и по остаточному принципу, – рассказывает школьный психолог Ольга Василиадис.

Василиадис руководит ячейкой профсоюза "Учитель" в московской школе №199. Её сократили, и она восстанавливается на работе по суду.

Будь рядом с таким ребенком тьютор, многие проблемы можно было бы решить

– Таким детям нужно уделять особое внимание. Ребенок с особенностями развития и поведения попадает в обычный класс: в подавляющем большинстве случаев учитель не знает, что делать с таким ребенком, у него нет достаточной квалификации и опыта. Становится сложно детям в классе, родители жалуются, что особенный ребенок отвлекает на себя внимание педагогов. Будь рядом с таким ребенком тьютор, многие проблемы можно было бы решить. Но далеко не во всех школах есть тьюторы, несмотря на то что дети с особенностями развития имеют на них законное право, – добавляет она.

Родители в своем обращении к заместителю мэра Москвы по социальным вопросам Анастасии Раковой описали условия, в которых находятся их дети: "Не хватает индивидуальных тьюторов или их вообще нет. Для детей-аутистов это главное в обучении"; "Вынуждена третий год обучать своего ребенка с РАС (расстройство аутистического спектра. – Прим. РС) дома на семейном образовании. Тем более обидно, что эта форма никак не компенсируется государством"; "При обращении в школу по месту регистрации тьютор отговаривал подавать документы в школу, ибо "у вас славный мальчик, но мы возьмём кого угодно, но только не РАС", "Нет никаких условий обучения для ребенка с РАС, нет групповой работы психолога с классом, где организована травля. Никто не занимается включением ребенка в коллектив! Ответы формальные. Письменные обращения не дают результата. По факту не может получать образование, в школе все выполняется формально, для галочки и красивой отчетности"; "Всё, что положено, приходиться выискивать самостоятельно и ходить доказывать, что и как положено ребенку, в каких количествах, какие специалисты. И даже в этом случае не всегда получаешь то, что положено".

Подопечные российского благотворительного фонда для детей с расстройством аутистического спектра "Антон тут рядом"
Подопечные российского благотворительного фонда для детей с расстройством аутистического спектра "Антон тут рядом"

Требуется дополнительно почти полмиллиарда рублей. Не уверен, что это будет принято

Председатель комиссии Мосгордумы по образованию, депутат от "Яблока" Евгений Бунимович отметил в разговоре с Радио Свобода, что он был одним из инициаторов создания законодательной базы инклюзивного образования в России. Бунимович говорит, что требования родителей полностью реализовывать образовательные маршрут их нуждающихся детей – совершенно справедливые.

– Если возникают претензии, надо разбираться, что именно школа не дает. Школы сейчас входят в большие [образовательные] комплексы. Благодаря им предполагается, что деньги на образование могут использоваться не только из средств, выделяемых на конкретного ребенка. Если хотите, из общего котла, – объясняет Евгений Бунимович.

Но проблему нехватки финансирования он признает.

– Сейчас [обсуждается] бюджет города. Я внес поправку по детям, которым требуется сопровождение и коррекция. Для удовлетворения потребностей по очень разным диагнозам (не только аутизма. – Прим. РС), я считаю, требуется дополнительно почти полмиллиарда рублей. Не уверен, что это будет принято, тем более в таком объеме, – полагает депутат.

Пресс-служба Департамента образования и науки мэрии Москвы предоставила комментарий Радио Свобода. По данным чиновников, объемы финансирования для решения этой проблемы и сейчас достаточно большие:

На обучение каждого ребенка с ОВЗ выделяются повышенные коэффициенты финансирования

"Дети с особыми образовательными потребностями могут обучаться в любой школе с учетом их психофизических особенностей, индивидуальных возможностей и состояния здоровья. Всем им предоставляется психолого-педагогическая и медико-социальная помощь. [...] На обучение каждого ребенка с ОВЗ выделяются повышенные коэффициенты финансирования. Средства направляются на адаптированные образовательные программы, индивидуальные программы реабилитации, а также специальные учебные пособия, технические средства обучения, условия организации пространства, услуги ассистента или тьютора. Так, объем дополнительных средств на оказание адаптированных программ обучения составляет 7,9 миллиарда рублей, из них – 2,3 миллиарда рублей предусмотрено для создания условий обучения детей с ограниченными возможностями здоровья".

Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG