Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Квоты торгуются, модернизации все нет


В преддверии поездки в Копенгаген президент России опубликовал "зеленое" сообщение в своем видеоблоге

В преддверии поездки в Копенгаген президент России опубликовал "зеленое" сообщение в своем видеоблоге

Россия готова поставить перед собой задачу сокращения выбросов парниковых газов к 2020 году на 25 процентов относительно уровней 1990-го, заявил президент страны Дмитрий Медведев в своем видеоблоге в понедельник. Ожидается, что на этой неделе глава государства посетит Копенгаген, где продолжается крупнейшая в истории Организации объединенных наций международная конференция по проблемам изменения климата Земли и сокращения выбросов в атмосферу так называемых парниковых газов.


Одним из главных инструментов такого сокращения считается рыночная торговля квотами на выброс этих газов предприятиями разных стран. Самый крупный в мире рынок квот уже несколько лет действует в Европейском союзе, а в США вопросы создания общенациональной системы торговли квотами стали едва ли не главными в проекте нового законодательства страны по энергетике.


Европейский рынок торговли квотами на выброс в атмосферу парниковых газов возник в начале 2005 года, и быстро стал крупнейшим в мире, хотя еще за два года до этого биржевая торговля этим "товаром" началась на Чикагской климатической бирже — причем как сугубо добровольное начинание американских промышленных компаний, то есть собственно участников торгов.


"Основатели Чикагской климатической биржи рассчитывали на то, что со временем в США возникнет общенациональная система торговли квотами на выбросы, — рассказывает научный сотрудник исследовательского центра American Progress (Вашингтон) Эндрю Лайт. — Тогда многие штаты планировали открывать региональные климатические биржи. Их возникло три — на Западе, Северо-Востоке и Среднем Западе. Основатели Чикагской биржи поняли, что на общенациональном уровне это может оказаться прибыльным делом".


Однако на общенациональном уровне торговля квотами в США так и не возникла. Один из возможных вариантов ее регламентирования содержится в обсуждаемом сейчас законодателями проекте нового закона об энергетике. "Европейская" же схема рынка квот предполагает два сценария. Промышленная компания, которая не укладывается в установленные для нее нормативы по объемам выбросов парниковых газов в атмосферу, может либо купить недостающие ей квоты на рынке, либо компенсировать это превышение за счет инвестиций в новые энергоэффективные проекты в других странах, в основном развивающихся. Еще один путь — инвестиции в модернизацию собственного производства. Если в итоге объем выбросов окажется ниже нормативного, предприятие уже само сможет продавать излишки на рынке. При этом нормативы устанавливаются не для всех, а лишь для наиболее энергоемких производств, например, электростанций, целлюлозно-бумажных, химических или металлургических комбинатов, угольных шахт или предприятий цветной металлургии — то есть тех, на чью долю приходится основная часть выбросов.


Но пока получается так, что если квоты на рынке компании еще покупают у других, то новых инвестиционных проектов почти не предлагается.


"К сожалению, распределение квот до сих пор было во многом произвольным, и рыночные цены на них оказывались минимальными. Поэтому предприятиям было и проще, и выгоднее купить на рынке недостающие им квоты, чем заниматься хлопотными и рискованными инвестициями в собственную модернизацию, — объясняет научный сотрудник отдела проблем окружающей среды и энергетики Центра по изучению европейской экономики (Мангейм, Германия) Тим Меннель. — Но, думаю, уже в ближайшем будущем страны Европы попытаются стимулировать в первую очередь именно инвестиции в более энергоэффективные проекты. Хотя предпосылкой для этого, на мой взгляд, должен стать новый международный закон об охране авторских прав. Многие предприниматели опасаются, что их идеи и технологии могут быть просто скопированы другими. Увы, в области технологий, касающихся охраны окружающей среды, эту проблему лишь предстоит еще решать".


Из-за произвольности распределения квот компаниям проще было купить недостающий объем на рынке, чем вкладываться в модернизацию
В Европе многие страны столкнулись с тем, что основным "загрязнителям" атмосферы в большинстве случаев оказывается гораздо дешевле ежегодно покупать на рынке определенное количество квот у других, более экологически чистых производств, чтобы формально выполнить требования регуляторов, чем тратить средства на модернизацию.


"На мой взгляд, главная проблема европейской системы поначалу сводилась к тому, что она, возможно, непреднамеренно, но поощряла не столько экологически чистые предприятия, сколько, как это ни парадоксально, предприятия неэффективные, — говорит Эндрю Лайт из исследовательского центра American Progress. — В США этот опыт учли, и предлагаемая американским законопроектом система предусматривает механизмы, призванные предотвратить возникновение подобных ситуаций. Например, предлагается ввести меры, ограничивающие спекуляцию на рынке квот. С другой стороны, я вижу в нынешнем законопроекте и такие аспекты, которые могут привести к повторению ошибок, допущенных в Европе. Например, некоторые предприятия могут получить слишком большие квоты бесплатно, тогда как на мой взгляд их следует продавать на аукционе".


"Одно из главных различий, на мой взгляд, заключается в том, что американская система, как она представлена в законопроекте, рассчитана на десятилетия, тогда как европейская программа — лишь на пять лет, с возможностью дальнейшего продления, — рассуждает научный сотрудник исследовательской организации Resources for the Future (Вашингтон) Энтони Пол. — Есть и другие различия, но в целом обе системы призваны задействовать именно рыночные механизмы для сокращения выброса парниковых газов в атмосферу".


Европейская система предусматривает бесплатную раздачу компаниям и предприятиям определенных отраслей неких "базовых" квот. В первые пару лет действия этой схемы их раздали столько, что рыночные цены на квоты упали чуть ли не до нуля.


"В теории механизм раздачи базовых квот не должен оказывать никакого влияния на рыночные цены, — отмечает Энтони Пол. — В Европе действительно распределили немало бесплатных квот, на чем, кстати, многие компании хорошо заработали. Американский законопроект также предусматривает такую раздачу, но по минимуму. Она, в первую очередь, должна защитить американские компании от неравноправной конкуренции со стороны иностранцев, у которых такие бесплатные квоты уже есть. Американский законопроект содержит также положение, согласно которому 30 процентов всех бесплатных квот будет выдано не промышленным предприятиям, а потребителям электроэнергии. Это как бы компенсация повышения цен на электроэнергию, которое последует после вступления закона в силу. Более того, значительная часть бесплатных квот предназначена для поощрения инвестиций в более энергоэффективные технологии".


Европейский рынок торговли квотами на выброс в атмосферу парниковых газов пока ориентирован только на европейские страны. Такие страны, как Китай, Индия, Бразилия или Россия (БРИК), участвовать в европейской торговле квотами могут лишь опосредованно, например, вложив деньги в энергоэффективные проекты в других государствах, отмечает председатель правления компании Allianz Climate Solutions Армин Зандхёфель (Мюнхен). "Но, как правило, им необходимо будет получить сертификаты для своих компаний и предприятий в специальном ведомстве Европейского союза. Страна, подающая заявку на участие в европейской торговле квотами, должна иметь на этом рынке в Европе некое представительство — например, тепловые электростанции, работающие по европейским экологическим нормам", — уточняет господин Зандхёфель.


Страны БРИК сегодня фактически лишены возможностей участвовать в европейской торговле квотами на выбросы парниковых газов
"На сегодня возможностей для стран БРИК фактически не существует, — соглашается сотрудник немецкого Центра изучения европейской экономики Тим Меннель. — Ведь они, в отличие от стран Европейского союза, до сих пор не взяли на себя никаких конкретных обязательств по сокращению выбросов парниковых газов. Разве что Россия заявила, что готова в принципе подключиться к этому процессу. Что же касается дальнейших мер Европейского союза, то я не исключаю даже введение здесь дополнительной таможенной пошлины на импортные товары. Это означает, что компании из стран, не взявших на себя конкретных и эффективных обязательств по сокращению выбросов в атмосферу, будут вынуждены платить дополнительно так называемую "углекислую" пошлину за свои товары, экспортируемые в Европейский союз. Конечно, по этому поводу сегодня горячо спорят эксперты и политики. Многие опасаются, что под предлогом охраны окружающей среды могут появиться новые чисто протекционистские меры. Кстати, и в Сенате США раздаются голоса в поддержку введения "углекислой" пошлины. А так как в Европе эта идея уже получила поддержку канцлера Германии Ангелы Меркель и президента Франции Николя Саркози, то появление такого инструмента дополнительного "экологического" нажима становится все более вероятным".


Помимо новой таможенной пошлины, в Европе активно обсуждается и возможность введения специального налога на выбросы парниковых газов.


"На мой взгляд, торговля квотами целесообразнее и выгоднее, чем введение налога, — отмечает руководитель компании Allianz Climate Solutions Армин Зандхёфель. — В рамках системы квот четко определяется общий лимит выбросов парниковых газов для той или мной страны, тогда как в случае налога такие ограничения фактически не оговариваются. И сомнительно, что налог будет способствовать сокращению объемов парниковых газов в атмосфере. Имея точные предписания, особенно для крупных предприятий или электростанций, регулировать общий объем выбросов намного проще. И в целом идея введения налога на выбросы углекислого и других парниковых газов поддержки в Европе не находит".


"Еще недавно в Европе приводились аргументы в пользу введения именно налога, так как участники рынка квот постоянно жаловались на произвольность складывающихся цен, — рассуждает сотрудник исследовательского Центра по изучению европейской экономики Тим Меннель. — Одновременно признавалось, что "налог на воздух" в качестве инструмента для общего сокращения выбросов парниковых газов малоэффективен. Кстати, уже в следующем году в Европе большинство квот на выбросы таких газов, которые ранее распределялись бесплатно и во многом произвольно, будет уже продаваться на аукционе. А это, в свою очередь, может стимулировать новые инвестиции в энергоэффективные проекты. Правда, некоторые европейские предприятия — например, алюминиевые заводы, работающие в условиях особенно сильной зарубежной конкуренции, — могут еще получить квоты бесплатно. В случае существования специального налога такое даже представить невозможно. Но в принципе мало кто в европейских странах готов отказаться от рыночных механизмов торговли квотами в пользу налога. И в Европе он вряд ли появится".


В то же время, научный сотрудник исследовательской организации Resources for the Future (Вашингтон) Энтони Пол отмечает, что между квотами и налогом больше сходства, чем различий. "Можно предложить заведомо худший вариант, а именно не вводить ни налог, ни рыночную торговлю квотами, а просто начать регулировать энергетический сектор в приказном порядке, — напоминает американский эксперт. — Поэтому любой из этих двух вариантов явно предпочтительнее такой альтернативы".


Сегодня рынки биржевой торговли квотами на выброс парниковых газов в Европе и США фактически изолированы друг от друга, что принципиально отличает их от, например, фондового или валютного. Тем не менее, ясно, что в будущем, — хотя и отдаленном, — их объединение неизбежно.


Чтобы в развивающихся странах появлялись энергоэффективные производства, частным инвесторам нужна защита от политических и финансовых рисков
"Как и любой финансовый рынок, рынок квот на выброс парниковых газов лишь многократно выиграет, если выйдет за пределы одной страны и станет международным, — говорит сотрудник исследовательского центра American Progress (Вашингтон) Эндрю Лайт. — Было бы замечательно, если эффективные рынки квот действовали и в США, и в Австралии, и в Европе, да еще и взаимодействовали. Это не только сделало бы международную систему контроля более эффективной, но и привело бы к удешевлению любых мер по сокращению выбросов этих газов в атмосферу. Однако создание такого единого рынка, естественно, сопряжено и с риском. Если система торговли квотами окажется несовершенной в какой-то одной стране, аналогичные проблемы могут возникнуть и в других".


Инвестиции западных компаний в энергосберегающие и энергоэффективные проекты в развивающихся или беднейших странах мира не появятся сами по себе. Инвесторы должны получить определенные гарантии от государств, полагает Армин Зандхёфель. "Во-первых, нужны четко обозначенные цели, чтобы компании смогли разработать программу собственных инвестиций, рассчитанную на 15-20 лет. Плюс к этому нужны отлаженные механизмы передачи средств от развитых стран развивающимся, — перечисляет руководитель компании Allianz Climate Solutions (Мюнхен). — Во-вторых, ввиду масштабов такой финансовой помощи ее невозможно переложить на налогоплательщиков. Как минимум, на 90 процентов это должен быть частный капитал. А ему, естественно, нужны определенные гарантии в том, что касается политических и финансовых рисков, например, в случае девальвации валюты той или иной страны или резких колебаний ее обменного курса. Если мы хотим стимулировать именно инвестиции и получить эффективно работающий международный договор, который сменил бы Киотский протокол, именно эти проблемы нужно решить в первую очередь".

XS
SM
MD
LG