Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Политолог Александр Кынев – об имитации реформы Совета Федерации


Александр Кынев

Александр Кынев

Владимир Путин внес в Госдуму проект нового закона о формировании Совета Федерации. В его основу положен проект рабочей группы Валентины Матвиенко, который в начале апреля был вынесен на общественное обсуждение. Правда, в президентском варианте отсутствуют те пункты, которые предполагали более активное участие граждан и которые сама Матвиенко называла выборностью сенаторов.

Новый порядок формирования Совета Федерации по просьбе Радио Свобода комментирует ведущий эксперт ассоциации по защите прав избирателей "Голос" Александр Кынев:

– Это пример имитационной реформы, которая не меняет сути государственного института, но сопровождается очередным сотрясанием воздуха при признаках якобы демократизации. Называть это выборами невозможно. Выборы – это когда граждане могут выразить отношение к людям, которые участвуют в неком конкурсе на некую должность. В данном случае и конкурса, по сути, никакого нет, и граждане тоже никакого участия не принимают.

В случае с той половиной Совета Федерации, которая делегируется губернаторами, есть прямая зависимость от персоны губернатора. Он сам лично будет выбирать, кого предпочтет из трех условных претендентов, к которым граждане даже не смогут выразить никакого отношения. Их просто проинформируют, что есть три человека, одного из которых губернатор, может быть, назначит.

Так что получается совершенно непрозрачная схема, с неизвестным результатом, притом, что и сами выборы губернаторов – не совсем выборы, поскольку количество фильтров запредельно. Это, скорее, референдум по отношению к заранее отобранному властью кандидату, который сам для себя заранее решает, кого он куда-то будет делегировать. То есть, в общем, это делегирование неких людей человеком, который, в свою очередь, тоже не избран на свободных и конкурентных выборах.

Вторая половина в Совет Федерации будет делегироваться так же, как сейчас: законодательные собрания будут направлять своих представителей. Учитывая ограничения по цензу оседлости, по поводу того, что надо перед этим быть депутатом заксобрания или нет – это все игры, которые на практике никак на политический вес данного органа не повлияют. Реальная независимость появляется у того или иного представителя политического института тогда, когда у него есть собственный независимый статус, который позволяет принимать независимые решения. И этот статус достигается путем прямой легитимности, получаемой от избирателей. Разделение властей именно на этом и базируется: независимость различных органов власти друг от друга и взаимный контроль. В данном случае верхняя палата российского парламента сохраняет свое, по сути, подчиненное положение, а его конкретные представители оказываются в очень тесной связке с множеством других чиновничьих лиц.

Поэтому в итоге на практике верхняя палата российского парламента останется тем же, чем она была до этого – узким элитным клубом, где определение тех или иных должностей является элементом взаимоотношений губернаторов с группами региональной и федеральной элиты, но совсем не с населением. Надеяться, что в таких условиях верхняя палата вдруг превратится в реальный орган защиты интересов регионов, было бы, по меньшей мере, наивно. Это очередной эрзац, имитирующий реформу, та же система элитного междусобойчика, что и сейчас.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG