Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Потерпевший не уверен, что он потерпевший


"Узники Болотной" в Московском городском суде

"Узники Болотной" в Московском городском суде

В четверг в здании Московского городского суда продолжился суд над первыми двенадцатью обвиняемыми в участии в массовых беспорядках на Болотной площади 6 мая прошлого года. Накануне суд был отложен из-за того, что обвиняемого Сергея Кривова попросту забыли доставить в суд. Сегодня накладок не произошло. С показаниями выступил один из сотрудников ОМОНа, считающийся потерпевшим.

Итог заседания 4 июля в интервью Радио Свобода подвел один из адвокатов, Дмитрий Аграновский, представляющий на этом процессе интересы Ярослава Белоуслова и Владимира Акименкова:

­– Я оцениваю этот день весьма позитивно. И допрос Архипова – тоже. Это был первый допрос, поэтому он так затянулся. Он нам пояснил, что потерпевшим не является. Есть статья 252 УПК, где сказано, что судебное исследование проводится только в отношении обвиняемого и только по предъявленному обвинению. Гражданин Архипов прямо сказал, что подсудимые ему неизвестны, никаких претензий он к ним не имеет, потерпевшим себя от их действий он не считает. На первом же допросе мы увидели, что обвинения не имеют под собой почвы. Из 82 потерпевших, включая физические и юридические лица, к 12 подсудимым имеют отношение только трое или четверо. Зачем сюда за уши притянуты остальные? Я могу предположить только одно: иначе "массовых беспорядков" не будет. Если не будет массовости, то разрушается все дело. А массовости-то нет. На допросе потерпевшего очень хорошо видно, что дело неправомерно соединено в одно производство. 12 человек надо было рассматривать отдельно, тогда бы процесс еще в сентябре прошлого года закончился бы. А их искусственно объединили, чтобы создать видимость массовости.

На заседании 4 июля было несколько десятков человек, в их числе были социолог, президент фонда ИНДЕМ Георгий Сатаров, политик Геннадий Гудков, лидер движения "За права человека" Лев Пономарев. Были также и просто гражданские активисты, узнавшие о процессе из СМИ. Вот мнение одного из них, Геннадия Заикина: "Приходить сюда - долг каждого честного гражданина, у которого есть совесть, есть гражданственность. Я пришел поддержать ребят, которых, как я убежден, судят не по закону, не по справедливости, не по конституции. Эти ребята такие же люди, как мы. Их коснулось 6 мая 2012 года, не исключено, что однажды что-то подобное коснется каждого из нас, живущего в этой стране. При этой власти никто не застрахован".

А вот мнение Льва Пономарева, который 4 июля впервые присутствовал непосредственно в зале суда:

- Это унижение, невозможность работать. Ребята сидят в клетке, адвокаты, чтобы поговорить с ними, становятся в очередь. В "стакане" дышать нечем. Первая задача - вытащить их из клетки. Вторая задача - прекратить процесс, потому что он позорит страну. На скамье подсудимых обычные, рядовые люди, которые пришли на согласованную акцию и получают наказание за это. При этом они ничего не делали. Я знаком со всеми обвинениями, которые им предъявляют: они защищались - кто защищал женщину, стоящую рядом, пытался сам обороняться от нападений полицейского. Максимум – кто-то бросил неустановленный предмет в полицию. Один подсудимый бросил кусок асфальта, из-за чего у полицейского пострадал палец. Возникает вопрос: адекватна ли мера наказания? Они уже отсидели год, а всем сейчас грозит от 5 лет и больше.

Это процесс, бесспорно, войдет в историю страны, если мы не сумеем его остановить. И он станет прецедентом: если за это можно дать 5 лет, то за все остальное можно давать еще больше. Он откроет этап жестоких политических процессов в стране, поэтому задача общества – остановить этот процесс. И задача это конкретно москвичей. Это замечательно, что сюда пришло несколько десятков человек, но каждый москвич должен задуматься над тем, что нужно сделать, чтобы остановить этот процесс. Надо чтобы люди выходили на площадь. Тут мало людей. Сказывается усталость общества, равнодушие. Но надо чтобы каждый понял, что на месте этих людей он мог сидеть сам или его сын или дочь. Надо будить людей. Если общество не проснется, то значит, оно заслуживает такие процессы.


Весь минувший день в Московском городском суде работала корреспондент "Радио Свобода" Наталья Джанполадова. Вот хроника этого заседания:

19:40 Очередное заседание по "болотному делу" завершено. Слушания возобновятся 9 июля.

19:30 Полихович заявляет ходатайство о смене статуса Архипова с потерпевшего на свидетеля. Судья постановила отклонить ходатайство Полиховича.

19:20 Допрос Архипова продолжается. Клювгант просит уточнить, кто, где, когда, в кого бросал камни. Архипов ничего не помнит. Клювгант просит занести в протокол, что омоновец чувствует себя потерпевшим в целом от событий 6 мая, а не от 12 подсудимых.

19:14 Защита ходатайствует об исключении из доказательств показания Архипова, поскольку он сам сказал,что не является потерпевшим от присутствующей в зале суда группы людей. Через несколько минут Архипов на вопрос обвинения, чувствует ли он себя потерпевшим, отвечает утвердительно.

18:53 Защита продолжает допрашивать потерпевшего омоновца Архипова по "болотному делу":

– Вам предлагали ознакомиться с материалами дела?

– Да, но я отказался.

Духанина: Вы писали заявление о том, чтобы вас признали потерпевшим?

– Не знаю.

16:47 Суд переходит к допросу потерпевшего сотрудника ОМОНа Архипова. Вопросы задает сторона обвинения:

– Где вы работали 6 мая?

Архипов: Сотрудником полиции. По распоряжению руководства сформировали цепочку в районе Большого Каменного моста. Я задержал одного человека, отвез его в автобус. Кого именно – не помню. Когда вернулся в цепочку, беспорядки продолжались. Мне попал камень в нижнюю часть подбородка, я обратился в скорую, стоявшую на Болотной, потом поехал в больницу. В какую – не помню.

Прокурор: У вас был шлем, как камень попал в подбородок?

Архипов: Стекло было опущено.

Задача Архипова была не пропустить людей на Большой Каменный мост. А люди пытались туда прорваться.

Духанина: По каким признакам вы поняли, что речь идет о массовых беспорядках?

Архипов: Люди сопротивлялись полиции.

Кривов: Кто отдавал приказ на задержание?

Архипов: Не помню, но решение мы не сами принимали. Спецсредства я лично не применял.

Кривов: Если вы задержали человека, то как оформляли протокол?

Архипов: Про протокол не знаю.

Судья: Вопрос снимается.

Кривов: Вы сказали, что вам наложили швы. В деле написано, что у вас ссадина и ушиб. Куда вам наложили швы?

Архипов: Вопрос не ко мне.

Во сколько люди двинулись к Болотной, Архипов не помнит, во сколько начались массовые беспорядки – тоже не помнит.

– Сколько митингующих было около вас?

Архипов: Несколько тысяч, агрессивно вели себя только некоторые, человек 50-100.

– Вы говорили, что слышались призывы к массовым беспорядкам: поджигать, стрелять, громить?

Архипов: Не помню, призывали прорывать оцепление.

Защита пытается выяснить, за что Архипов задержал человека. Тот ничего не помнит. Также защита интересуется, каким образом он получил ранения, о которых говорил во время дачи показаний.

Клювгант: Вы употребляете термин "массовые беспорядки" в юридическом смысле или в общежитейском?

Архипов: В общежитейском, юридическое определение я не знаю.

16:46 Акименков жалуется на пыточные условия содержания: ранним утром забирают из камер, поздно привозят назад (вчера привезли в камеру в полночь), приходится долго и практически постоянно находиться в ожидании, три дня не ел горячей пищи. Судья сначала его не слышит, потом вступает с Акименковым в спор, но в итоге дает ему возможность высказаться.

16:38 Адвокат Макаров просит приобщить к делу характеристику Кривова с места работы: в ней исправлены ошибки. После того, как с документом ознакомились стороны, суд постановляет приобщить характеристику к делу.

16:33 Адвокаты и подсудимые ходатайство о приобщении доклада поддерживают, один из оставшихся в зале потерпевших уповает на усмотрение суда. Прокуратура против: обстоятельства событий 6 мая должен установить суд, а не доклад, к тому же в нем нет печатей и подписей составителей. Суд постановил не приобщать доклад к делу.

16:17 Подсудимые ознакомились с докладом. Теперь на доклад желает взглянуть сторона обвинения.

16:02 Заседание началось. Адвокат Кривова Макаров с докладом ознакомился, ходатайство поддерживает. Кавказский просит просмотреть доклад.


14.33 Судья: перерыв полтора часа для ознакомления с докладом, о котором говорит Кривов. Кто еще не успел – можете последовать ее примеру.

14.25 Кривов просит ознакомить его с протоколом заседания и приобщить к делу доклад общественной комиссии о событиях на Болотной площади.

14.17 Николай Кавказский жалуется, что его вчера до 8 часов держали в тесном конвойном помещении, болела спина. Судья: "Это не относится к ходатайствам".

14.15 Судья оставила меру пресечения Кривову в силе. "Доводы защитника несостоятельны, защита затягивает дело".

13.06 Пока судья думает, поговорили со Львом Пономаревым: "Надо, чтобы общество, москвичи проснулись, иначе политические репрессии будут в порядке вещей".

12.39 Прокурор: отказать в ходатайстве Мохнаткина о вызове Собянина – оно расплывчато и немотивировано. А вот над изменением меры пресечения Кривову пошла думать.

Сергей Мохнаткин

Сергей Мохнаткин

12.21 Никишина вернулась: Борко до защиты допущен. У Сергея Мохнаткина, бывшего политзаключенного, а ныне защитника Кривова, ходатайство: после вчерашнего (когда Кривова забыли привезти на заседание) просит разрешить Кривову являться в суд самостоятельно. А еще Мохнаткин просит допросить в качестве свидетеля мэра Москвы Сергея Собянина.

11.55 Потерпевших омоновцев сегодня только двое. Духанина снова поднимает вопрос об отказе от услуг адвоката Арутюнова. Никто не возражает, судья тоже не против. Арутюнов покидает зал. Духанина просит также допустить до процесса защитника Дмитрия Борко. Судья пошла думать.

11.48 Публику запустили в зал. Те, кто остался за дверью, скандируют "свободу политзаключенным". Вошла судья Наталья Никишина. Начинается перекличка. Все подсудимые и их защитники на месте.

11.25 Возле здания суда пока спокойно. Пикетчиков нет, только журналисты. Поддержать "узников Болотной" пришли лидер движения "За права человека" Лев Пономарев и президент фонда "Индем" Георгий Сатаров.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG