Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Автора российского закона о гей-пропаганде в Лейпциге встретили акциями протеста

Депутат Госдумы Елена Мизулина была гостем проходившей в Лейпциге конференции "Будущее семейных отношений". Участников конференции встречали немецкие антифашисты и ЛГБТ-активисты, протестующие против российского закона о гей-пропаганде и правоконсервативных идей, которые отстаивались на конференции.

Елена Мизулина утверждает, что в давке члены российской делегации получили травмы. Во время выступления Мизулиной на сцену вышел активист организации русскоговорящих ЛГБТ в Германии "Квартира" Иван Кильбер, развернул радужный флаг и стал кричать: "У Мизулиной руки в крови".

О своей акции протеста Иван Кильбер рассказал Радио Свобода:

– Это очень одиозная конференция маргиналов даже не от политики, а от журналистики. Была приглашена Ева Херман, которая потеряла шансы получить работу на каком-нибудь нормальном телеканале, так как прославилась своими профашистскими взглядами. Там были знатные антисемиты. В публике сидели люди из нацистских группировок. Были просто правые и левые популисты. Всех их объединяла только вера в теорию заговора. В перерывах ко мне подходили люди, в основном пожилые, кто-то говорил, что всем правят евреи, кто-то – что геи, кто-то – что русские или американцы. Конференцию устраивал очень странный журнал "Компакт", который воспринимается в Германии как маргинальное явление: что-то вроде тех газет за Сталина, которые в Москве продают дедушки у метро. А финансировалась эта конференция, в частности, парижским "Европейским Институтом демократии и сотрудничества" во главе с Натальей Нарочницкой, который себя называет НКО, но на самом деле, конечно, финансируется из кремлевского кармана и занимается пропагандой путинских идей на Западе.

– Ваша акция протеста не была спонтанной. Вы приехали в Лейпциг именно из-за Мизулиной?

– Дискуссия на этой конференции вообще не предполагалась. Несколько человек после их комментариев вывели из зала. Например, человека, который выкрикнул "Расист!" Тило Саррацину, утверждающему, что некоторые народы интеллектуальнее других. Я заранее знал, что задать вопрос не получится. Было примерно 7-10 секунд на то, чтобы подняться со своего кресла, прорваться к сцене, открыть тюбик красной краски, испачкать себе руки, поднять радужный флаг и прокричать: "У Мизулиной руки в крови геев, лесбиянок и трансгендеров, погибших или совершивших самоубийство". Я кричал очень громко, заглушая ее речь, но она никак не отреагировала. Это было очень странное зрелище: она говорила дальше абсолютно на автомате, будто робот, а не человек. Меня увели, и потом я еще поговорил с охранниками: они извинялись передо мной, говорили, что просто здесь работают.

– В российских СМИ со ссылкой на Мизулину распространяется версия о том, что на представителей российской делегации напали, что они получили травмы. Было ли что-то еще, помимо вашей одиночной акции?

Иван Кильбер

Иван Кильбер

– Я был одним из немногих, кто потратил 70 евро на то, чтобы войти внутрь и послушать всю эту околесицу, в частности, о том, что феминизм убивает мужские сперматозоиды. Большинство протестующих, конечно, находились снаружи. В основном, это были антифашисты. Во время открытия конференции они стучали по жестяной стене, так что речи немецких праворадикалов сопровождал жуткий грохот. Саксония – колыбель неонацизма в Германии, но там очень сильны и антифашистские организации. Так что участникам конференции пришлось пройти через толпу протестующих. Я надел пиджак, чтобы слиться с гостями, так что и мне пришлось пробиваться через толпу антифашистов. Думаю, то же самое произошло с Мизулиной. Ни о каком избиении говорить невозможно. Но я этого не видел, поэтому не могу ничего сказать.

– Очень странный был комментарий Мизулиной: "У нас геи другие. Они не такие агрессивные, более интеллектуальные и дружественные. Нет такого безобразия, как было в Лейпциге".

– Молодец, что хотя бы своих похвалила. На самом деле, она, конечно, хочет сказать, что у нас геи молчат, когда их избивают. Она не привыкла к такому противостоянию. Но главное – другое. Суть в том, что она врала на каждом шагу. Я такой агрессивной, уверенной в себе Мизулиной не знаю. Она приехала в Германию и в каждом предложении оскорбляла Европу. Она говорила, что Европа поддалась гей-тоталитаризму, а Россия не поддается на эти популистские педерастические уловки и сохраняет традиционные семейные ценности. Вы все падете, как Древний Рим и т. д. Мне кажется, она успешно в себе уничтожила все человеческое, и теперь просто функционирует как говорящая голова. А вот слова из выступления ее помощницы Ольги Баталиной: "У нас в Думе четыре партии, настоящая демократия, но в противостоянии гомосексуализму они все едины, всегда голосуют единогласно. Не ведутся на поводу у агрессивного гей-лобби. Но я спрашиваю вас, уважаемая немецкая публика, почему сегодня в зале не присутствуют немецкие политики, защищающие традиционные семейные ценности? За кого голосовал немецкий народ? Мне становится страшно за вас". Но Баталина просто не понимает, куда она попала. Ни один действующий немецкий политик или представитель церкви и не мог прийти на такую конференцию антисемитов, праворадикалов, гомофобов и мракобесов.

– Немецкие журналисты заметили ваш протест? Есть отклик на вашу акцию?

Это была абсолютно маргинальная конференция, над которой потешаются все СМИ
– Во всех репортажах c этой конференции говорится об акциях протеста. Журналисты, с которыми я был на этой конференции – с портала "Шпигель" или немецкого телеканала NTV, говорили, что их коллеги не пришли на эту конференцию, чтобы не давать слово этим помешанным людям. Когда читаешь репортажи, трудно сдержать улыбку. Ну и, конечно, ужас вызывает то, как российская делегация открыто агитировала за Путина. Так что во всех репортажах было дано слово протестующим, в отличие от русской прессы, которая интервьюировала только Мизулину и других членов российской делегации и представляла дело так, что их с овациями принимают в Германии. На самом деле это была абсолютно маргинальная конференция, над которой потешаются все СМИ.

– Иван, вы перед конференцией читали в Лейпциге доклад о том, как российские геи получают политическое убежище в Германии. По крайней мере, один человек с помощью вашей организации "Квартира" убежище уже получил. Много ли таких заявок?

– Заявок очень много. Два года назад нам приходил один запрос в месяц – какими методами можно получить убежище, как уехать из России, – сейчас это один запрос в день. У нас организация меленькая, волонтерская. Мы с таким потоком писем не справляемся. И уже подготовили стандартизированные ответы, в которых большинство отговариваем просить политубежище и предлагаем посмотреть, не могут ли они поехать на учебу, на работу или еще как-то. Потому что убежище – это не сладкий хлеб. Шансов мало. Но сейчас уже два человека получили убежище, и еще 12 случаев, которые мы сопровождаем, в том числе лесби-семьи с ребенком, которые уехали из абсолютного кошмара, который описывать я не имею права, потому что дело все еще находится у адвокатов. Это настоящая волна беженцев. Их будет еще больше. Об этом нам говорят дружественные ЛГБТ-организации в Москве и Питере, которые просто фиксируют панику в сообществе, особенно среди однополых семей с детьми. Потому что после того, как все журналисты и спортсмены уедут из Сочи, Россия сможет дальше рассматривать законопроект о том, как отбирать детей из однополых семей. Он уже в Госдуме. Это сеет панику. Люди продают квартиры, уезжают, не зная немецкого языка. Мы пытаемся как-то помочь, ходим с ними, переводим, собираем для них деньги, чтобы хотя бы оплатить языковые курсы.

– Вы сказали, что шансов не так много. Стало быть, слухи, что в Европе сейчас беженцам из России по этой линии дают убежище автоматически, сильно преувеличены?

– Очень сильно преувеличены. Никакого прецедентного права. Каждый случай рассматривается отдельно. Хочу сказать тем, кто хочет уехать: пожалуйста, просите убежище только в той стране, в которую вы получили визу, в которую вы прилетели на самолете. Нельзя ехать транзитом через какие-то страны. Вас отправят в ту страну, где вы впервые пересекли границу. Если у вас финская виза, а вы просите убежище в Германии, вас отправят в Финляндию, а в Финляндии вообще шансов нет. Никаким автоматом никто ничего не получит. Если есть шансы получить работу, устроиться на учебу, лучше воспользуйтесь ими. Но если нет никаких шансов, а катастрофа уже стоит у дверей, то пишите нам.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG