Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Эколог Евгений Витишко, осужденный на 3 года, объявил голодовку, а представители МОК удовлетворились объяснениями России по его делу

Краснодарский эколог Евгений Витишко, приговоренный к трем годам колонии-поселения по делу о порче забора вокруг так называемой "дачи Ткачева", объявил голодовку, протестуя против судебных решений в его отношении. Международный олимпийский комитет, который ранее обращался к российским властям за объяснениями по делу Евгения Витишко, объявил, что дело эколога не связано с Олимпийскими играми. Коллеги Витишко реакцией МОК недовольны и считают, что комитет даже не попытался разобраться в ситуации.

Сейчас Евгений Витишко находится в спецприемнике ОВД по Туапсинскому району, где отбывает 15 суток административного ареста. Его задержали 3 февраля за нецензурную брань на остановке общественного транспорта. 15 февраля Евгений Витишко объявил голодовку в знак протеста против судебных решений в его отношении.

Евгений Витишко

Евгений Витишко

В этот же день в спецприемнике его посетили члены Общественной наблюдательной комиссии по Краснодарскому краю. В ОНК обратились близкие Витишко с жалобами на то, что эколога лишили права на ежедневный телефонный звонок, на невозможность свидания с ним и на отсутствие информации о графике приема передач в спецприемник. Член Общественной наблюдательной комиссии Анна Митренко, рассказала в интервью Радио Свобода о том, как прошла встреча с Евгением Витишко:

– Евгений немного простужен. Он сказал, что в предыдущий день, когда было прохладно, в камерах было достаточно холодно, некоторые люди простывали. Однако медицинское обслуживание было, им прописали простейшие лекарства. В целом, по условиям содержания и по обращению сотрудников у него нет никаких претензий, замечаний. Более того, видно, что там человеческие отношения.

Отсутствие звонков в спецприемнике объясняют тем, что там сейчас идет ремонт. После ремонта планируют повесить таксофон, по которому люди будут иметь возможность звонить со своей карты, за свой счет, как то прописано в законе. Сейчас предоставляется возможность для звонков с городского внутреннего телефона, но оттуда невозможны звонки на сотовый телефон, междугородние звонки. Мне пообещали, что что-нибудь придумают, может быть, для Евгения найдут какой-то сотовый телефон и разрешат свою сим-карту вставить. При всем понимании обстоятельств, эта ситуация нездоровая, так быть не должно.

– Что вам сказали про передачи и свидания?

– По поводу неразберихи с графиком передач сказали, что не каждый дежурный имеет перед глазами график. Это для меня немного странно, потому что как же так – дежурный и не знает, когда передачи передают? Это странно. Со свиданиями интересно. Человек, который хочет свидания, написала заявления, но ей никак не ответили. У административно осужденных есть право в течение административного срока на одно свидание либо с родственниками, либо с иными лицами. Что такое иные лица? Нигде в этом законе не дается расшифровка того, кто подпадает под категорию "иных лиц". Вот такая дыра в законе. Сотрудник, который с нами находился, сказал, что не знает и попросит комментарии у своего руководства. По большому счету, завтра Евгений уже выходит, но хотелось бы, чтобы его права соблюдались и сегодня. Это принципиальный вопрос. Его права и права других заключенных, которые там находятся, – все это должно быть нормой. Конечно, такая ситуация очень возмущает.

– Не говорил ли Евгений, как долго он собирается голодать? Что должно стать поводом для прекращения его голодовки?

– Он не озвучивал перспектив по этому поводу. Дело в том, что он пока не получал никаких предписаний относительно того, когда, каким способом и где ему придется отбывать срок. Все повисло в неизвестности, но голодовка есть, и речи о том, что после выхода он ее собирается бросать, не было.

Анна Митренко добавила, что, находясь в спецприемнике, Евгений Витишко написал более десяти заявлений с жалобами в различные инстанции, однако в журнале учета заявлений не было зарегистрировано ни одно из них.

17 февраля в Сочи состоялся одиночный пикет в поддержку осужденного краснодарского эколога Евгения Витишко. В пикете участвовал местный активист Давид Хаким, он призывал прекратить уголовное преследование Витишко. Через несколько минут после начала акции Хаким был задержан нарядом полиции.

Срок административного ареста эколога истекает 18 февраля, после чего он должен отправиться в колонию-поселение, чтобы отбыть трехлетнее наказание по так называемому делу о "даче Ткачева". Евгения Витишко признали виновным в "порче забора" вокруг строения, которое экологи считают дачей губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. Как и куда именно Евгений Витишко отправится отбывать наказание, пока неизвестно. Вот что говорит заместитель координатора Экологической вахты по Северному Кавказу Дмитрий Шевченко:

– Административный арест и назначение нового наказания по уголовной статье не связаны друг с другом. Если все будет происходить по закону, то Витишко должны отпустить из спецприемника. Он должен прийти домой, собрать вещи и спокойно доехать до колонии своим ходом. Но это если будет по закону, по-человечески. А если будет не по-человечески, не по закону, то, скорее всего, Витишко прямо из спецприемника под конвоем доставят в саму колонию и передадут в руки Уголовно-исполнительной системы.

17 февраля Экологическая вахта по Северному Кавказу распространила заявление, в котором выражает недовольство реакцией Международного олимпийского комитета на дело Евгения Витишко. Ранее МОК обращался к российским властям с просьбой прояснить ситуацию с заменой условного наказания для эколога на реальное. Пресс-секретарь МОК Марк Адамс 15 февраля заявил, что в комитете удостоверились, что это произошло не в связи с Олимпийскими играми и не связано с тем, что Витишко критиковал российские власти. По словам Адамса, Олимпийский комитет получил от российских властей убедительные свидетельства того, что дело Витишко связано с вандализмом, а замена условного приговора на реальный обусловлена нарушением правил условного приговора.

Заместитель координатора Экологической вахты по Северному Кавказу Дмитрий Шевченко, говорит о том, что так называемое дело о "даче Ткачева" действительно не связано с Олимпийскими играми, однако в Международном олимпийском комитете, по мнению экологов, не достаточно хорошо разобрались в ситуации:

Поврежденный забор

Поврежденный забор

– Господин Адамс, как мы поняли, абсолютно не владеет ситуацией. Он говорит о каком-то доме, о каком-то вандализме, чего не было в принципе. Витишко вменяют нанесение надписи на забор. То, что дело напрямую не связано с Олимпиадой, – это правда. Фактически речь шла о том, что Витишко и Газарян занимались проблемой незаконного забора, который был установлен на территории общедоступного государственного лесного фонда, вокруг дачи губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. Другое дело, что данный процесс по изменению наказания для Витишко попал на момент Олимпиады. И Витишко был сейчас арестован в тот момент, когда ходил подавать заявление в Уголовно-исполнительную инспекцию о том, что он намеревается выехать в Сочи для встречи с журналистами. В этот момент его задержали и обвинили в том, что он якобы нецензурно выражался на остановке общественного транспорта. МОК об административном аресте не говорит вообще. Налицо вопиющий произвол правоохранительных органов накануне Олимпиады, но это как-то совершенно замалчивается. Мне кажется, что Олимпийский комитет, во-первых, не разобрался досконально в ситуации, а во-вторых, совершенно на слово, не обращаясь к нам, поверил российским чиновникам.

– Тогда зачем МОК вообще заинтересовался делом Витишко? Почему они обратились с запросом к России?

– Потому что было несколько обращений в МОК со стороны правозащитных организаций, шумиха в прессе с указанием на то, что МОК не принимает меры. Естественно, им надо было как-то оправдываться. Оправдались они самым неуклюжим образом, на наш взгляд. Все было сделано для того, чтобы не портить имидж России в период проведения Олимпиады, чтобы, не дай Бог, не обидеть российские власти какими-то заявлениями, – полагает Дмитрий Шевченко.

Летом 2012 года Туапсинский городской суд приговорил экологов Евгения Витишко и Сурена Газаряна к трем годам лишения свободы условно. Их признали виновными в "причинении значительного повреждения имуществу из хулиганских побуждений" – фактически в порче забора вокруг здания, которое, как утверждают экологи, является дачей губернатора Краснодарского края Александра Ткачева. В конце декабря 2013 года Туапсинский городской суд изменил Евгению Витишко наказание с условного на реальное. В материалах дела указывалось, что эколог трижды уклонялся от проверок контролирующих органов и не являлся в срок на "отметки" в органы ФСИН. 12 февраля 2014 года Краснодарский краевой суд подтвердил это решение. Правозащитники и коллеги эколога считают, что преследование Витишко политически мотивированно. Международная правозащитная организация Amnesty International признала Витишко узником совести и призвала российские власти немедленно его освободить.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG