Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Процент компромисса


После пятикратного снижения своих процентных ставок в этом году Банк России сохраняет их неизменными с начала августа.

После пятикратного снижения своих процентных ставок в этом году Банк России сохраняет их неизменными с начала августа.

Банку России предстоит сопоставить текущие макропоказатели экономики и микроожидания населения

Совет директоров Центрального банка (ЦБ) России в пятницу примет очередное решение по главным процентным ставкам. По ним ЦБ кредитует коммерческие банки, определяя таким образом стоимость заемных денег во всей экономике. В декабре прошлого года Банк России резко повысил ставки, чтобы остановить панику на валютном рынке и предотвратить “бегство” вкладов из банков. С тех пор ставки снижались уже пять раз, нынешние сохраняются с начала августа. Снижение процентных ставок ЦБ ведет в итоге к удешевлению кредитов, что стимулирует внутренний спрос, но при этом возрастают риски роста цен, коль скоро деньги становятся доступнее. Инфляционные ожидания в стране по-прежнему высоки, тогда как экономика демонстрирует первые слабые признаки завершения спада, оставаясь при этом сильно зависимой от цен на нефть. Экономисты оценивают варианты очередного решения ЦБ.

Фактически регулятору предстоит решить, какой из факторов – слабый внутренний спрос или высокие инфляционные ожидания – имеет сейчас большее значение, отмечает в очередном обзоре старший стратег банка “ВТБ Капитал” Максим Коровин: “Мы полагаем, что на заседании будут рассматриваться два варианта: сохранение ключевой ставки на текущем уровне, либо ее снижение на половину процентного пункта”.

Ни того, ни другого в России пока не наблюдается: ни импортозамещения – на фоне рецессии в экономике, ни роста экспорта – так как его основой является сырье.

И бизнес, и финансовый сектор, безусловно, добиваются от властей снижения ставок, что позволило бы оживить кредитование, однако такое решение чревато рисками для рубля, а девальвация – одна из главных причин падения платежеспособного спроса в экономике, напоминает ведущий научный сотрудник Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР) Российской экономической школы Алексей Девятов. Получается, по его словам, что, с одной стороны, мы стимулируем внутренний спрос, снижая ставки по кредитам, а с другой стороны, через ослабление рубля этот же спрос сокращаем: “Поэтому, на мой взгляд, в нынешних условиях ЦБ лучше оставить все, как есть. По крайней мере, до тех пор, пока цены на нефть не начнут более-менее устойчиво расти”. Эти цены вновь снижаются и в среду достигли очередных месячных минимумов.

В сентябре, по оценкам Министерства экономического развития, в стране, впервые за многие месяцы, был отмечен небольшой прирост экономики – на 0,3% - после нулевого ее спада в течение июля и августа. Это дало повод руководителям министерства заявить о том, что “дно” нынешнего кризиса уже пройдено. А статистика за сентябрь по промышленности и вовсе превзошла прогнозы. Но при этом инфляционные ожидания населения в стране, один из главных факторов для принятия решений Центральным банком по ставкам, по-прежнему растут. В частности, оценки текущей годовой инфляции в России участниками очередных социологических опросов, проводимых по заказу ЦБ, более чем в полтора раза превышают нынешние оценки Росстата. По крайней мере, пока.

Снижение Центральным банком ключевой ставки, скажем, на половину процентного пункта с нынешних 11% годовых, если такое произойдет, в принципе соответствовало бы той траектории инфляции в стране, которую ЦБ ожидает на ближайшие 12 месяцев, полагает макроаналитик австрийского банка Raiffeisen в Москве Мария Помельникова. Помесячные темпы инфляции в России возвращаются к своим привычным уровням, напоминает она: “Вопрос больше в том, снизит ли ЦБ свои ставки уже сейчас и продолжит их снижение в декабре-январе или отложит это решение до первого квартала 2016 года? С точки зрения фундаментальных факторов, второе выглядит логичнее: к тому времени годовые темпы инфляции резко замедлятся уже чисто статистически – на фоне стремительного взлета цен в первом квартале нынешнего года”.

На покупательную способность населения снижение ставки ЦБ действительно повлияет мало. В стоимости кредитов это традиционно отражается и с большой задержкой, и в гораздо меньшей степени.

В контексте сентябрьской статистики, текущая ситуация такова, что, Центробанк, если и снизит ставки, то сделает это не для стимулирования промышленного роста, а, скорее, из некой уверенности в том, что ослабевает угроза роста инфляционных ожиданий, полагает главный экономист исследовательского института “Центр развития” Высшей школы экономики в Москве Валерий Миронов. Он считает, что статистика по промышленному производству в России за сентябрь показала некие признаки его перехода от “дна” к возобновлению роста. Впервые с апреля темпы годового падения промпроизводства оказались ниже 4%. А с учетом сезонного фактора промышленное производство, впервые с декабря 2014 года, когда проявился фактор ажиотажного спроса, показало заметный рост: 0,5% к уровню августа по промышленности в целом и 0,9% - в обрабатывающих отраслях. Причем в обработке рост был отмечен в подавляющем большинстве секторов, включая автопром, что особенно показательно, так как на него работает целый ряд других отраслей.

Тем не менее, этот сигнал роста пока очень слабый, продолжает Миронов. “Скажем, сентябрьские опросы предприятий данных статистики не подтверждают. Но, учитывая, что статистике верят больше, чем опросам, ЦБ не стал бы снижать ставку просто для того, чтобы стимулировать промышленность. В ней рост, вроде, и так намечается. Или, по крайней мере, “дно” она уж точно не углубляет. Поэтому ЦБ будет ориентироваться, скорее, на инфляционные ожидания населения”.

Если ЦБ и снизит, скажем, ключевую свою ставку (ныне - 11%) на половину или даже на целый процентный пункт, на стоимости банковских кредитов это отразится отнюдь не сразу. В гораздо большей степени на такие изменения реагируют ставки, которые банки предлагают вкладчикам по депозитам у них. Но коль скоро кредиты, даже если ЦБ и снизит ставки, дешеветь особо не будут, стало быть и на текущих объемах внутреннего спроса в стране такое решение регулятора не отразится.

Получается, что, с одной стороны, мы стимулируем внутренний спрос, снижая ставки по кредитам, а с другой стороны, через ослабление рубля этот же спрос сокращаем.

На покупательную способность населения снижение ставки ЦБ действительно повлияет мало, соглашается Мария Помельникова. В стоимости кредитов это традиционно отражается и с большой задержкой, и в гораздо меньшей степени, чем снижается эта ставка. Другое дело, что снижение ставок ЦБ в принципе стимулирует инвестиции компаний и предприятий как в собственное развитие, так и в персонал. В итоге потребительский спрос выиграет, но должно пройти время. “Поэтому умеренное снижение ставок ЦБ, в случае такого решения, в принципе окажет позитивное влияние на ожидания компаний”.

Для расширения бизнесом своих инвестиций ему, как минимум, необходимо быть прибыльным. “Примерно 60% всех своих инвестиций российские предприятия осуществляют за счет либо собственных средств, либо средств материнских компаний, если речь идет о холдингах”, - уточняет Алексей Девятов. Однако данные Росстата показывают, что чистая прибыль российских компаний и предприятий, резко выросшая (в 2-3 раза по экономике в целом к прошлогодним уровням) весной на тогдашней девальвации рубля, уже к лету вновь стала сокращаться. А в августе, на фоне второй волны девальвации, и вовсе рухнула – почти в пять раз к уровню августа 2014 года.

Обычно эффект девальвации проявляется с лагом в 3-4 месяца, продолжает Девятов: на время за три месяца до августа, то есть на май, пришелся пик тогдашнего укрепления рубля. “Поэтому августовский спад прибыли – следствие не повторного ослабления рубля в конце лета, а его укрепления в мае. Так что подождем еще пару месяцев и увидим, что прибыль компаний вновь начнет расти, как было и весной”.

Фактически регулятору предстоит решить, какой из факторов – слабый внутренний спрос или высокие инфляционные ожидания – имеет сейчас большее значение.

Всплеск роста прибыли предприятий в первом полугодии отразил “накопленный” эффект девальвации рубля в конце прошлого – начале нынешнего года, и понятно, почему он проявился столь резко, добавляет Мария Помельникова. На этот раз такого не будет: летнее ослабление рубля по своим масштабам несопоставимо с зимним. Кроме того, основная часть этой прибыли концентрируется в относительно немногочисленной группе компаний-экспортеров. “Поэтому даже тот резкий прирост прибыли компаний, который отмечался Росстатом весной, в итоге отразился на отраслях экономики в целом отнюдь не равномерно”.

После девальвации национальной валюты прибыль местных производителей, по идее, увеличивается, однако этому должен предшествовать рост объемов внутреннего производства, связанный либо с экспортом, либо с импортозамещением, отмечает Валерий Миронов. По его словам, ни того, ни другого в России пока не наблюдается: ни импортозамещения – на фоне рецессии в экономике, ни роста экспорта – так как основой российского экспорта является сырье. “К тем ценовым преимуществам, которые в принципе дает внутренним производителям девальвация национальной валюты, должны еще добавиться мощности в экономике, способные производить конкурентоспособную продукцию, - продолжает Миронов. – Для этого российским предприятиям необходимы инвестиции, а они пока не растут”.

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG