Ссылки для упрощенного доступа

logo-print

Вбросили, подкупили, побили, оттеснили


Листовка, высмеивающая партию "Единая Россия", возле одного из избирательных участков

Листовка, высмеивающая партию "Единая Россия", возле одного из избирательных участков

Технологии борьбы с нежелательными кандидатами, наблюдателями и членами избиркомов в России

В России 22 мая состоялось предварительное голосование (праймериз) "Единой России" по выбору кандидатов в депутаты Госдумы. Из регионов поступают многочисленные сообщения о массовых нарушениях.​ За последнее десятилетие технологии подтасовок на выборах всех уровней в стране значительно развились и расширились, считают независимые от власти аналитики. В этих условиях пространства для выбора уже фактически не остается.

Ведущий инженер летно-исследовательского института Евгений в перерывах между испытаниями новой авиационной техники, которая призвана окончательно поднять Россию с колен, решил выполнить свой гражданский долг и пойти наблюдателем на выборах в своем родном городе. Наблюдатель из него был специфический: законодательство о выборах он прочитал один раз, и то по диагонали, что-то требовать считал ниже своего достоинства ("это же и так очевидно"), конфликтов старался избегать ("крик – это не метод"). Зато он быстро считал и обладал прекрасной памятью. Взвесив все его плюсы и минусы, Евгения решили отправить на самый трудный избирательный участок для подсчета голосов.

На этом участке методично удаляли всех наблюдателей, и стало понятно, что до подсчета голосов никто из них "не доживет". Около 17 часов Евгений пришел в избирательную комиссию с направлением и строгими ЦУ – сидеть тихо и ни во что не вмешиваться. Как настоящий ученый, он педантично выполнял указания. Одна из наблюдательниц, давняя знакомая Евгения, в пылу очередного конфликта с членами комиссии, подбежала к нему и попросила подписать жалобу, а он, скрепя сердце, громко произнес: "Женщина, я вас не знаю, отстаньте от меня". До закрытия участка Евгений сидел в одиночестве, мучаясь угрызениями совести. Из этого состояния его вывел громкий голос председателя УИК, выкрикивающего его фамилию. Прислушавшись, Евгений понял, что идет заседание комиссии по поводу его удаления из избиркома на основании жалобы одного из наблюдателей, которого он даже и не видел. Но потрясло его не это, а заявленная ему причина – алкогольное опьянение.

Он попытался выступить и аргументированно объяснить этим людям, что их подозрения напрасны. Однако его, как ему казалась, железная аргументация разбивалась о шуточки ликующей гопоты. Сотрудник полиции объяснил, что он выполняет указания избирательной комиссии: Евгений нарушил общественный порядок и будет удален из помещения избиркома. Тогда Евгений, произнеся сакраментальную фразу "Господа, вы звери", с достоинством вышел из помещения УИК и отправился в приемный покой городской больницы. Дежурный врач долго не могла понять сбивчивый рассказ Евгения и его требования пройти тест на состояние алкогольного опьянения. В результате Евгений получил справку, подал заявление в суд. И через три месяца после выборов, после разбирательств в суде с приглашением дежурного врача и унизительных вопросов судьи о его здоровье и отношении к алкоголю, получил решение о своем незаконном удалении. В этой истории не пострадал ни один член комиссии, ни один полицейский, сфальсифицированные результаты были признаны законными. А Евгений дал себе слово, что больше не будет отвлекаться на общественные дела и что лучше заниматься наукой – единственной областью, в которой все еще делается по законам.

…На досрочных выборах главы города в подмосковном Жуковском собралось огромное количество наблюдателей. Помимо наблюдения на самих участках, были оперативные группы, состоящие из юристов и журналистов. В течение дня на горячую линию поступило множество звонков от наблюдателей в одной из избирательных комиссий, сообщавших, что председатель четыре раза подряд отправлял на надомное голосование членов комиссии, каждый раз выносная урна возвращалась с двумя-тремя бюллетенями, по остальным адресам просто не открывали дверь и отвечали, что не вызывали комиссию на дом. Ближе к 16:00 члены УИК №649 в очередной, уже пятый раз, отправились на выездное голосование в помещение овощебазы, в которой якобы находилось "предприятие непрерывного цикла". Когда охранники овощебазы увидели, что члены избиркома пришли не одни, а с толпой наблюдателей, они просто закрыли перед их носом дверь. Вызвали полицию. Пока она "оперативно реагировала", началась потасовка и два члена комиссии с урной смогли прошмыгнуть в помещение овощебазы, закрыв за собой дверь.

Приехавший майор Ишкин вместе с наблюдателями пытался ее открыть . Сначала ответом ему была тишина, а потом из-за двери прокричали, что она случайно закрылась и не открывается. Наблюдатели и журналисты убедили майора Ишкина вскрыть дверь с применением силы, но в этот момент ему позвонил вышестоящий начальник и приказал "подождать". Тогда один из наблюдателей, Алексей Миняйло, поинтересовался у полицейского, что ему грозит, если он вышибет дверь. Получив от полиции ответ про хулиганство и 15 суток, Алексей интеллигентно попросил майора отойти, чтобы он мог выбить дверь. В момент разбега дверь открылась сама и в помещении оказались два члена комиссии и генеральный директор фирмы "непрерывного цикла". Никаких сотрудников не наблюдалось, несмотря на то что в дополнительном списке значилось 70 человек. Урна, по счастью, тоже оказалась пустой. В итоге, комиссии пришлось вернуться на участок, все выездное голосование на этом УИК отменили, а генеральный директор отправился в отдел полиции для дачи объяснений…

Эти "зарисовки с натуры" характеризуют одну из важнейших составляющих той атмосферы, в которой, как правило, проходят в России выборы в последние годы. Эта составляющая – отношение власти и ее представителей в лице членов избиркомов к такому важному в демократическом обществе институту, как институт наблюдателей. Подобных "зарисовок", сделанных на основе строгой документальности и касающихся других сторон избирательной кампании в России, можно предоставить во множестве. Но лучше попытаться обобщить наиболее типичные нарушения закона, с помощью которых те, кто по должности призван следить за его соблюдением, пытаются "оттереть" от участия в выборах нежелательных кандидатов, а в случае, если тем все же удается "просочиться", – не дать им ни в коем случае победить.

Все равны, но…

18 сентября 2016 года пройдут выборы депутатов Госдумы, глав пяти субъектов федераций и 38 региональных парламентов. Оппозиция и власть выстраивают сложные стратегические планы избирательных кампаний: оппозиционеры пытаются договориться о коалиции, власть – справиться с пикирующим вниз рейтингом доверия не только к правящей партии, но и к самим выборам. Методы и инструментарий у власти при этом практически ничем не ограничены. Тем не менее, в мегаполисах стараются по возможности действовать осторожно, отфильтровывая неугодных кандидатов на этапе сбора подписей.

Основной принцип равенства участников избирательного процесса нарушен во всем: одни партии должны проходить муниципальные фильтры, сборы подписей, а другим партиям этого не требуется

Избирательное законодательство можно по праву назвать ситуативным, долгие годы его кроят и перекраивают под политическую ситуацию в стране. По мнению руководителя юридического отдела Фонда борьбы с коррупцией Ивана Жданова, сейчас закон о выборах – это подробная инструкция по проведению выборов, однако в нем не нашел отражения главный принцип – равноправия участников.

"Основной принцип равенства участников избирательного процесса нарушен во всем: одни партии должны проходить муниципальные фильтры, сборы подписей, а другим партиям этого не требуется, более того, их деятельность еще и финансируется из бюджета", – говорит Жданов.

Ко всему прочему, технический процесс корректируется под отношение избирателя к партии власти. Многие помнят то время, когда существовал порог явки на выборах: 20% – для региональных, 25% – для федеральных и 30% – для президентских. По мере снижения интереса к выборам стали звучать предложения об отмене этой нормы под тем предлогом, что проведение повторных выборов – это дополнительные траты для бюджета. В 2006 году стараниями "Единой России" порог явки вовсе исключили из закона. Графа "против всех" в бюллетенях то исчезала, то вновь появлялась. Такая же непоследовательность проявилась и в вопросе с досрочным голосованием: в эпоху становления административного ресурса на "досрочке" могли сыграть все стороны, поэтому от нее отказались, однако в 2014-м вернули – для формирования прочного задела провластных кандидатов. Самая интересная история, пожалуй, произошла со сбором подписей. Сначала наряду со сбором подписей кандидаты могли внести денежный залог, этого было достаточно для регистрации, однако с 2009 года эта норма из закона пропала, законодатели посчитали залог коммерциализацией выборного процесса. В 2013-м приняли поправки, по которым "Яблоко", не имеющее своего представительства в Госдуме, получало право также не собирать подписи, как партия, набравшая более 3% на федеральных и региональных выборах. При этом в регионах с сильными протестными настроениями (Москва, Санкт-Петербург, Новосибирская область) для всех остальных принимались нормы о запредельном количестве подписей в поддержку выдвижения кандидатов.

В бой идут графологи

Проверка подписных листов – самый распространенный способ отсева неугодных кандидатов. Причин отказа в регистрации после проверки подписей может быть сколько угодно, и ограничены они только полетом фантазии избирательных комиссий. При этом на авансцену выходит еще один важный игрок – миграционная служба, которая проверяет паспортные данные людей, подписавшихся в поддержку выдвижения кандидата. На выборах в Мосгордуму в 2014 году кандидатам нужно было собрать 5000 подписей за три недели, что в условиях летних отпусков сделать было практически невозможно. Многие оппозиционные кандидаты к концу третьей недели сообщили, что не смогли собрать такое количество, трое – Ольга Романова, Мария Гайдар и Максим Кац – сдали подписные листы в окружные избирательные комиссии. Однако избиркомы и миграционная служба встали грудью на пути к регистрации Гайдар и Романовой. Графологи-эксперты признавали подписи фальшивыми, находили технические ошибки, если и этого не хватало для снятия, то УФМС просто не находили жителей Москвы в своих базах (чиновников и членов избиркома не убедили даже предоставленные паспорта с пропиской "несуществующих" москвичей). Зарегистрирован был только Максим Кац. Между тем, далеких от оппозиции неизвестных кандидатов регистрировали по подписям пачками, а то, что эти кандидаты набрали намного меньше голосов на выборах, чем подписей за свое выдвижение, после выборов уже никого не интересовало.

Партии-киллеры

Иногда активистам удается попасть в список парламентских партий или "Яблока", что позволяет зарегистрироваться без сбора подписей. В этом случае используется излюбленный прием политтехнологов – регистрация кандидата или партийного списка, который потом через суд опротестовывает регистрацию неугодных кандидатов.

Обычно эту почетную миссию на себя берут партии-спойлеры, например, КПСС (Коммунистическая партия социальной справедливости) или "Коммунисты России", которых регистрируют оперативно и без проблем. А после этого они подают в суд на регистрацию, например, списка "Парнаса" или "Яблока". Причины могут быть любыми, в суде избирательная комиссия признает свою ошибку при регистрации оппозиционной партии, посыпает голову пеплом и по решению суда аннулирует регистрацию. На этом бурная деятельность партии-киллера заканчивается, никакой агитации они не ведут и остаются в бюллетене только для того, чтобы оттянуть часть голосов у КПРФ, рассчитывая на ошибку ностальгирующих по коммунизму избирателей. Постепенно оппозиция научилась бороться и с этой уловкой. По закону подать в суд на решение избирательной комиссии о регистрации можно только в 10-дневный срок со дня регистрации, поэтому оппозиционные партии и кандидаты стали проводить конференции и выдвигаться намного раньше остальных. Однако административный ресурс тоже не стоит на месте. В 2014 году в подмосковном Жуковском в десятидневный срок после регистрации списка партии "Яблоко" никто не успел зарегистрироваться, и тогда избирательная комиссия сама подала в суд на свое же решение о регистрации, и суд посчитал это логичным, удовлетворив заявление избиркома. При этом рядовые члены избиркома узнали о подаче заявления в суд только из СМИ, на заседаниях комиссии этот вопрос вообще не обсуждался.

На отдых в Турцию

Бывший мэр Ярославля Евгений Урлашов в суде, 1 декабря 2015

Бывший мэр Ярославля Евгений Урлашов в суде, 1 декабря 2015

На выборах в Ярославскую областную думу в 2013 году партия Михаила Прохорова "Гражданская платформа" сформировала свой список кандидатов, который возглавил мэр Ярославля Евгений Урлашов. После ареста Урлашова список стали "разваливать", требуя от кандидатов отказаться от участия в выборах. Многие решили не рисковать. На конференции ярославского отделения партии все же удалось выдвинуть полноценный список, приняли решение и по финансовому уполномоченному партии, им стала Наталья Семенова. Однако в один прекрасный момент Наталью просто увезли в здание областного ОВД и больше ее никто до выборов не видел. Как потом оказалось, ей предложили простой выбор: или открывают уголовное дело по ее профессиональной деятельности (она была бухгалтером), или отправляют ее на отдых в Турцию до конца предвыборной кампании. Н. Семенова выбрала Турцию, а партия без финансового уполномоченного не смогла открыть избирательный счет в банке, и избирком отказал "Гражданской платформе" в регистрации.

Старый добрый подкуп никто не отменял

Сергей Троицкий сдает петицию в защиту его кандидатуры в избирком Химок, 13 сентября 2012

Сергей Троицкий сдает петицию в защиту его кандидатуры в избирком Химок, 13 сентября 2012

Лотереи на участках и продуктовые наборы ушли в прошлое, на смену пришла достаточно интересная схема, которая масштабно была опробована опять же в подмосковном Жуковском. На выборах главы города свою кандидатуру выставил эпатажный музыкант, лидер группы "Коррозия металла" Сергей "Паук" Троицкий. Зарегистрировавшись, он тут же объявил, что не собирается тратиться на билборды и листовки, а лучше раздаст деньги людям. Открылись агитпункты Троицкого, где все желающие могли оформить договор на агитацию за кандидата, получали 500 рублей и удостоверение агитатора кандидата на пост главы города Жуковского Войтюка Александра Петровича. При этом команда губернатора поддерживала самовыдвиженца Войтюка Андрея Петровича. Разница в имени позволила полиции и избиркому отметать все жалобы и заявления о подкупе. В день выборов избирателям обещали заплатить еще 1000 рублей после голосования по предъявлению удостоверения с отметкой, что человек проголосовал. Во время выборов на участках постоянно возникали скандалы, когда пожилые люди требовали от членов комиссий деньги после того, как опускали бюллетень с галочкой за Войтюка в урну для голосования. Наблюдатели вызывали полицию, однако сотрудники правоохранительных органов изображали из себя слепоглухонемых и бездействовали. Между тем, менее импульсивные участники схемы на выходе из избирательных участков получали на удостоверении отметку о голосовании и спешили в агитпункты за обещанными деньгами. Однако агитпункты к этому моменту по многочисленным заявлениям все-таки прикрыли, и разъяренные "избиратели" еще долго возмущались. По мнению наблюдателей, всего было выдано более 5000 удостоверений, притом что за Войтюка проголосовали 11 365 избирателей. Удачно прокатав схему, ее начали использовать и в других местах в разных вариациях. Например, на выборах в Заксобрание Иркутской области штаб кандидата от "Единой России" по избирательному округу №2 Гайдара Гайдарова, уже не стесняясь, выдавал удостоверения агитаторов в общественных приемных кандидата, которые еще и разместились в пунктах приема оплаты за услуги ЖКХ.

Вбросы-невидимки

Вбросы были всегда, различались масштабы и схемы. Чаще всего избирательная комиссия просто передает бюллетени с печатью в бригады вбросчиков и выделяет одного из членов комиссии на прием таких "избирателей". Нередко наблюдатели ловят вояжеров "за руку" и сдают полиции, однако, как правило, правоохранители их просто отпускают. Иногда почетную миссию вбросов осуществляет сама избирательная комиссия уже перед подсчетом итогов голосования. В 2012 году стали популярными истории, когда в сейфе у председателя находили уже отмеченные бюллетени. Наибольшую известность эта схема получила на выборах в городе Касимове Рязанской области. В 2013 году на досрочных выборах депутатов в городе Узловая Тульской области участвовало много наблюдателей, которые один за другим вскрывали попытки вбросов на участках, полиция по старой доброй традиции отпускала нарушителей, а в ОВД отправляли наблюдателей.

"Карусель" на выборах в Чечне, 2012 г.

Нет наблюдателя – нет проблемы

Квалификация членов избиркомов и наблюдателей сильно различается в пользу последних. И поскольку в аргументированном споре представители избирательных комиссий проигрывают, то их основным аргументом становится удаление наблюдателей, невзирая на статус. На президентских выборах 2012 года в Санкт-Петербурге были удалены 21 член избиркома с правом решающего голоса, которые напоминали своим коллегам о законе. Причины удаления самые фантастические. Так, в подмосковном Жуковском на муниципальных выборах в 2014 году уже после завершения голосования в 21:00 из помещения участковой избирательной комиссии удалили члена вышестоящей комиссии В. Семенова, мотивируя решение п.3, ст.49 закона о выборах, который говорит о запрете на агитацию в день выборов. Так как в отсутствие избирателей Семенов агитировать никого не мог, он подал заявление в суд. 5 месяцев разбирали это дело, наконец судья вынесла решение – частично удовлетворить требования Семенова, а именно: ссылку на закон из решения избиркома убрать, само решение признать законным. Апелляционную инстанцию также не смутило, что в решении избиркома отсутствует причина удаления, решение суда первой инстанции оставили в силе. Перед подсчетом голосов на резонансных выборах пытаются убрать всех наблюдателей. В 2015 году в Балашихе перед подсчетом голосов председатель областного избиркома Ирек Вильданов проехал по участкам и проинструктировал избиркомы, как удалять дотошных наблюдателей.

Дело о нападении возбудили только из-за широкого общественного резонанса, а около трех десятков заявлений в полицию и следственный комитет по фактам вбросов и других нарушений никто даже не собирается расследовать

Стоит отметить, что любые выборы в Балашихе сулят наблюдателям прохождение квеста "лихие девяностые". В 2012 году на президентских выборах прямо из помещения избиркома неизвестные личности в спортивных костюмах вывезли Ильдара Дадина на пустырь, бросили там и уехали. В 2014 году в том же здании избиркома Андрею Скороходу сломали нос, уголовное дело так и не было возбуждено, правоохранители предложили обратиться в суд в порядке частного обвинения. В 2015 году наблюдатели поймали вбросчицу, отобрали бюллетени и решили дождаться полицию около избирательного участка. К ним подошла группа молодых людей, которые попытались отобрать бюллетени и избили Дмитрия Нестерова и Станислава Позднякова. Только через неделю, после того как Позднякову удалили селезенку, было возбуждено уголовное дело, однако запись с камер видеонаблюдения чудесным образом пропала, найти нападавших оказалось пока полиции не под силу. Хотя свидетели опознали в одном из нападавших сотрудника администрации и по совместительству заместителя председателя молодежного избиркома Московской области. Дмитрий Нестеров считает, что основная причина беспредельных выборов в Балашихе – многолетняя безнаказанность фальсификаторов, покрываемых вертикалью власти, и пустившая корни местная власть, больше напоминающая мафиозный клан. "Дело о нападении возбудили только из-за широкого общественного резонанса, а около трех десятков заявлений в полицию и следственный комитет по фактам вбросов и других нарушений никто даже не собирается расследовать", – отмечает Дмитрий.

Неважно, как проголосуют…

Это четко поняли все, поэтому формирование избиркомов всех уровней – приоритетное направление административного ресурса. И если в Москве на волне протестов 2011-2012 годов в избирательные комиссии удалось пройти гражданским активистам, то, например, в Санкт-Петербурге большому количеству наблюдателей отказали по надуманным причинам. Все это привело к тому, что в большинстве случаев избиркомы, составленные из бюджетников и сотрудников подконтрольных компаний, без зазрения совести корректируют волеизъявление под спущенные сверху цифры. А безнаказанность порождает все более и более смелые решения. Если в 2012 году в Санкт-Петербурге горизбирком посчитал логичным увеличение числа избирателей за три месяца на 204 тысячи человек (с думских выборов декабря 2011-го до президентских в марте 2012-го), то к 2014 году ситуация с изменением количества избирателей и нарезкой округов приняла общероссийские масштабы. Конечно, Питер во многом изначально "завысил планку": своеобразный рекорд надомного голосования на президентских выборах 2012 года – более 1000 человек на одном участке – не побит до сих пор (когда комиссии выезжали с наблюдателями, то успевали пройти от 20 до 40 человек, голосовавших на дому). На 17 участках 4 марта 2012 года количество проголосовавших на дому было более 500 человек.

В 2014 году избиркомы уже совсем вольно трактовали закон, порой вообще забывая о его существовании. Избирательные комиссии формировались в нарушение закона, об их составе можно было узнать только в день выборов. Заявления в полицию передавались в избиркомы с формулировкой "мы не специалисты, вот и передали им разобраться". Не устроившие власть результаты просто переписывались, как было в Подмосковье и Санкт-Петербурге. Судя по тому, что опять никто не понес заслуженного наказания, дальнейшая намеренная деградация избирательной системы обеспечена.

И даже если изберут…

Выборы сегодня выполняют несколько задач, ни одна из которых не имеет ничего общего с реальным выбором граждан. С одной стороны, это удобная ширма перед западными странами, позволяющая говорить высокопарные слова о демократическом развитии, с другой – еще один повод освоения бюджета. Как правило, результат выборов известен заранее. Голосуя за любую парламентскую партию, избиратель получает все ту же "Единую Россию": административный список пропускают через четыре партии, создавая видимую конкуренцию, а партийные функционеры получают возможность заработать, торгуя местами в партийном списке.

Мой личный опыт сопровождения избирательных кампаний оппозиционных партий показывает, что только на волне протестов 2011-2012 года в избиркомах прислушивались к требованиям соблюдения закона

Адвокат Ольга Балабанова, сопровождающая избирательные кампании оппозиции более 10 лет, считает, что относиться к выборам нужно соответствующим образом, без завышенных ожиданий и необоснованных надежд. "Политический процесс выборами не ограничен и ими не оканчивается, результат голосования и механизмы его определения – это отражение расстановки сил в обществе. Мой личный опыт сопровождения избирательных кампаний оппозиционных партий показывает, что только на волне протестов 2011-2012 года в избиркомах прислушивались к требованиям соблюдения закона. Если избиратель не готов защищать свой выбор, то даже избранный кандидат не может реализовать свой мандат. И вариантов для этого масса: лишение статуса депутата, как в случае с Г. Гудковым и Л. Шлосбергом, арест в ситуации с Е. Урлашовым, Бориса Немцова убили. Есть и чисто технические решения: отмена прямых выборов мэров городов и даже ликвидация "буйных" через механизм укрепления", – рассказывает Ольга Балабанова.

Политолог Дмитрий Орешкин выражает осторожный и весьма своеобразный оптимизм в отношении сентябрьских выборов в свете их возможных фальсификаций:

Концентрации всего административного ресурса на одной партии, как это было в 2011 году, уже точно не будет, доля "фальсификата" за счет взаимного контроля, несомненно, уменьшится

"Я думаю, что на сентябрьских выборах постараются не выходить за рамки приличия и не использовать грубые методы фальсификаций, чтобы не вызывать протест. Это сразу уменьшит процент голосов за "Единую Россию" и улучшит результат КПРФ. Не сомневаюсь, что в местах с высокой электоральной управляемостью все равно будет много голосов за партию власти, например в Татарстане, Башкортостане и подобных регионах, однако, в сравнении с прошлыми выборами в Госдуму результат будет скромнее". Дело еще и в том, что административный ресурс эффективно может работать только на одну структуру, замечает Дмитрий Орешкин. "У нас же сейчас наблюдается раскол элит, особенно на региональном уровне, поэтому административный ресурс может сработать и на другую партию, как произошло в Новосибирске, когда мэром стал представитель КПРФ Анатолий Локоть. На мой взгляд, такая система противовесов намного лучше, потому что это конкуренция, конечно, не демократическая, но конкуренция элитных групп. Каждая из них, естественно, хочет перетянуть на себя возможности административного ресурса, но им мешают другие элитные группы, таким образом, находится определенный баланс. Концентрации всего административного ресурса на одной партии, как это было в 2011 году, уже точно не будет, доля "фальсификата" за счет взаимного контроля, несомненно, уменьшится", – полагает Орешкин.

Автор – журналист, заместитель главного редактора газеты "Жуковские вести"

Уважаемые посетители форума РС, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG